Вернуться   Форум - Мир Любви и Романтики > О Любви > О Любви в прозе

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 31.01.2018, 14:35   #11
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,071
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,105
Поблагодарили 33,758 раз(а) в 3,270 сообщениях
Репутация: 192861
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...

10. Рю
Целое утро Хана не находила себе места – сегодня в школу должен приехать Рю, бывший выпускник школы и её парень. Почти все старшеклассницы были влюблены в него, но только Хане посчастливилось завоевать его сердце, и незадолго до его выпуска они стали встречаться. С ним были связаны её девичьи мечты и надежды на будущую взрослую жизнь. Два года назад он окончил школу и уехал в Токио. Сейчас Рю учился на втором курсе Токийского университета и работал в гостинице своего отца. Они не виделись целых два года, и Хана опасалась, что за это время его чувства к ней остыли, и она взволнованно ждала его приезда.
Собираясь в школу, она накрасила розовой помадой губы. Долго рассматривала себя в зеркало и решила помаду стереть. Она быстро и неаккуратно растёрла её пальцами и выскочила в коридор, где столкнулась с братом. Он внимательно уставился на её перепачканную мордашку, чем смутил её, и она расстроилась окончательно.
В школе была суматоха, все готовились к приезду бывшего выпускника, отличника учёбы и чемпиона страны по дзюдо, чья спортивная карьера началась ещё в её стенах. Он обещал встретиться со старшеклассниками, чтобы поделиться с ними своими успехами в учёбе в университете и провести несколько тренировочных боёв с лучшими дзюдоистами школьной спортивной секции. Администрация школы планировала организовать достойную встречу своему бывшему воспитаннику.
- Он здеееесь! – что есть мочи заорала пышнотелая староста класса, встав в позу борца сумо. - Рю-семпай! Он здеееесь! – она побежала по коридору, громогласно возвещая о приезде всеобщего любимца.
Девчонки в волнении замерли с подарками в руках.
- Ооооййй, я вся на нервах, - пропищал кто-то.
- Как думаешь, он оценит мои старания? – встревоженно спросила Мика Хану, сжимая в руках пузатую банку доверху набитую бумажными журавликами. Сама она была в таком восхищении от своего приготовленного для Рю подарка, что даже приложилась к банке поцелуем.
- А что ты для него приготовила? – поинтересовалась она у подруги, заглядывая под парту в поиске её подарка.
- Вообще-то, ничего, - тихо ответила Хана.
- А? Правда, что ли?! Ты скрываешь от меня какой-то секрет о Рю-семпае, - наигранно изображая обиду, Мика отвернулась от неё.
- Ничего я не скрываю, - искренне заулыбалась Хана.
- Он здеееесь! Рю-семпай здеееесь! – ворвалась в класс староста и все одноклассники повскакивали со своих мест. - Гдееее?
- Таааам! – указала староста на окно. И все как по команде прилипли к стёклам. Только один Юн Со безразлично отнёсся к ситуации – он остался сидеть за своей партой, уставившись каким-то опустошённым взглядом в пространство.
А в это время из припаркованного в школьном дворе дорогого автомобиля вылезал Рю. Он был высок и строен и в белых узких брюках, заправленных в высокие сапоги, и коротком чёрном жакете выглядел статным красавцем. Ему навстречу бежали учителя, радостно встречая лучшего ученика школы.
Девчонки за окнами прыгали и визжали, пищали от восторга, посылая ему воздушные поцелуи. Встречающая команда, о чём-то оживлённо переговариваясь, сопровождала Рю к школе. Хана замерла у окна, с восхищением глядя на своего парня. Юн Со ревностно наблюдал за радостью своей сестры. Внезапно она перевела свой счастливый взгляд на него, улыбка сползла с её лица, превращая его в виновато извиняющийся.
Все старшеклассники вывалили из классов в коридор, приветствуя своего кумира. Они столпились в дверях в спортивный зал, где Рю в первую очередь встретился с дзюдоистами, и, не скрывая своего восторга, переговаривались:
- Боооже, какой он клёвый!..
- Я слышала, что он собирается заменить в школе кое-какое старое оборудование...
- А ещё он приобрёл для школы форму клуба дзюдо...
- Он будет здесь всего лишь один месяц, - задумчиво пробормотала Мика. – А, может, таким образом он пытается на что-то намекнуть? – мечтательно предположила она. – А если… он любит одну из нас? Может быть, это я?
- Не думаю, что это ты, - строго осадила её Мэй. Думаешь, ты ему подходишь?
- Чтооо? – возмутилась Мика.
Наконец, после встречи со спортсменами Рю вышел к ребятам. Те, расступившись, восторженно приветствовали его. Подлетевшая к нему староста, театрально поклонилась, представившись: - Меня зовут Сакуро! Она платочком вытерла с его лица воображаемый пот и блаженно приложила платок к своему лицу.
- Спасибо, - похлопал её по плечу Рю.
Тут же к нему подскочила Мэй, глядя на него влюблёнными глазами: - Я получила документы из университета. Спасибо, - поклонилась она.
- А, ну, ты же просила, - ответил Рю, и по толпе прокатилось нескрываемое удивление: - Просила?
Мэй смущённо обернулась на одноклассников – она хотела сделать вид, что Рю из личной симпатии прислал ей учебники для подготовки к экзаменам в университет, но сама же и раскрыла себя. Рю, почувствовав неловкость ситуации, наклонился к ней и шёпотом спросил:
- А… Ты всё успела?
- Вы меня не правильно поняли… Спасибо за помощь, возьмите это от меня, - она протянула ему красиво упакованную коробочку.
Рю поблагодарил её и тут же все загалдели и стали совать ему свои подарки.
Вдруг сквозь толпу прорезался звонкий крик и, грубо отпихнув Мэй, к нему вышла Мика со своей пузатой банкой.
- Рю-семпай, это самодельные журавлики. Тысяча штук! – на одном дыхании выпалила она и, зажмурившись, протянула ему банку. - Это клятва в вечной любви.
- Спасибо, - Рю принял подарок, и Мика бросилась на него с объятиями.
- Спасибо! – обратился он ко всем, кто тянул к нему руки с дарами. - Я с удовольствием приму все ваши подарки!
Мика, воспользовавшись ситуацией, поцеловала его в щёку, приведя Рю в недоумение. Сама, застеснявшись, накрыла лицо ладонями, нырнула обратно в толпу и вытолкнула вперёд подругу. Хана, оказавшись в одну секунду в центре внимания, растерянно смотрела на Рю.
- Хана! Как дела? – обрадовался он, наклонившись к ней.
- Хорошо, - смущённо пролепетала она.
- Ты что ли… поправилась? – спросил он озабоченно.
- А? – Хана неуверенно стала оглядывать себя, а Рю рассмеялся. - Уроки ведь уже закончились? Пошли, - предложил он ей.
С этими словами в толпе прокатился вздох сожаления.
- Я на машине. Она припаркована неподалёку, - он обнял за плечи растерянно улыбавшуюся Хану и повёл её к выходу.
Но как только толпа расступилась, все увидели Юн Со, стоящего посередине коридора.
- Братик… - растерянно пробормотала Хана.
- Твоя мама вышла замуж второй раз? Он твой сводный брат? – поинтересовался Рю.
Хана только открыла рот, чтобы спросить, откуда он мог это знать, но Рю тут же уточнил: - До меня дошли слухи.
Они поравнялись с Юн Со и Рю доброжелательно протянул ему руку, представившись: - Рад знакомству. Я - Фудживара Рю.
Юн Со ничего не ответил, с разочарованием оглядывая парочку и главным образом сестру. Рю вопросительно взглянул на Хану.
- Он не знает японский, - извиняющимся тоном произнесла Хана, оправдывая нетактичность брата.
- Ааа. Привет. Я - Фудживара Рю, - повторил он на корейском.
Но Юн Со не отреагировал вновь, сверля глазами сестру. Повисло неловкое молчание.
- Я когда-то пробовал изучать корейский. Это оказалось довольно трудно, - Рю попытался разговорить странного парня, но безрезультатно.
Рю и Хана вышли из школы вдвоём и решили немного прогуляться по аллее.
- Хана, почему ты не написала мне ни одного письма? – спросил Рю.
- Я не знала твоего адреса.
- Ты могла бы отправить его на адрес университета или гостиницы. Я расстроен твоим поведением. Ты не писала мне писем и, сейчас не приготовила никакого подарка…
Всё это время Юн Со с велосипедом шёл поодаль них. Он ничего не понимал в их разговоре, но очень ревностно наблюдал за ними.
- Прости, - виновато ответила Хана, опустив глаза, - я не знала, что ты хочешь получить его от меня.
Рю засмеялся. – Да всё в порядке! Когда закончишь школу, приезжай в Токио.
Он полез во внутренний карман жакета, достал оттуда конверт и протянул его Хане. – Вот, это список вакансий в моей гостинице. Если тебя что-то заинтересует, скажи мне, я тебе помогу.
- А когда закончу школу, я решила, что буду помогать маме.
Рю обречённо вздохнул, сложив руки кренделем. - У меня нет выбора? А хочешь, я покажу тебе самые интересные места в Токио?! Какие у тебя планы на этой неделе?
Хана задумалась.
- Ты же не откажешься от свидания со мной? – спросил Рю, потрепав девушку по щеке, и не обратив внимания с какими глазами тогда Юн Со смотрел на него! Словно он покусился на самое ценное, что было у него…
- Не откажусь! – обрадованно воскликнула Хана.
Почувствовав настроение сестры, Юн Со быстро пошёл вперёд. Проходя мимо них, он "случайно" задел Хану плечом. Но она словно не заметила.
- Братик! – окликнула она его и он остановился.
- Прости, - извинилась Хана перед Рю и побежала к брату.
- А, Хана! – крикнул ей вслед Рю, - я буду ждать тебя в субботу около гостиницы в 14.00. Не забудь про подарок!
- Да! – радостно согласилась она и повернулась, чтобы сесть на багажник, но Юн Со, выхватив из корзины её сумку, швырнул её назад, вскочил в седло и поехал один. Хане пришлось вернуться за сумкой. Ей бы обидеться на грубую выходку брата, но она словно хвостик, следующий за своим хозяином, кинулась за ним вдогонку.
__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
6 пользователя(ей) сказали cпасибо:
ANИА (31.07.2018), EJIEHA (21.02.2018), Roxy (02.02.2018), Злата (27.02.2018), зубами_щелк (03.02.2018), Разная Lubov (31.01.2018)
Старый 04.02.2018, 03:23   #12
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,071
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,105
Поблагодарили 33,758 раз(а) в 3,270 сообщениях
Репутация: 192861
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...

11. Свидание
Тем же вечером Хана занялась рукоделием – ей до субботы нужно успеть сделать рамку для фотографии, чтобы подарить Рю. Она с большой любовью вышивала по ткани цветочки, время от времени открывая тетрадь, где была спрятана их с Рю фотография, чтобы полюбоваться на него.
- Чем ты занималась с Рю-семпаем? – спросила её Мэй, застав за работой после прогулки.
- Ничем, - откровенно ответила Хана, прикрыв тетрадь.
- А Рю-семпай знает твою истинную натуру? – пренебрежительно спросила сестра.
Хана непонимающе посмотрела на неё.
- Снаружи, ты само совершенство, но внутри похожа на тыквенную семечку. Улавливаешь, о чём я говорю? - она подошла к Хане, нарочно выключила над ней свет и улеглась спать.
Хана догадалась, что сестра хотела обидеть её, но из-за своей кротости ничего говорить не стала.
...
Когда вышивка была готова, Хана закрепила на ней фотографию и вставила в рамку. Юн Со застал её за этим занятием в кухне. Она была так увлечена подготовкой подарка, что не услышала, как он вошёл и встал у неё за спиной, недовольно наблюдая за её работой.
Когда она заметила его, вздрогнула от неожиданности, прикрыла фотографию разговорником и спросила: - Ты… ты проголодался?
Он молчком открыл холодильный шкаф, сильно шарахнув Хану по спине дверцей. Демонстративно достал кувшин с соком и уселся на стол прямо рядом с подарком. Приподнял разговорник и неодобрительно уставился на фотографию. Хана забрала со стола рамку и прижала к себе, заботливо протерев стекло рукавом кофты. Юн Со выпил сока из кувшина, поставил его с грохотом на стол и вышел из кухни. Хана проводила его испуганным взглядом. Поведение брата в последние дни настораживало её.

С самого раннего утра субботы Хана готовилась к свиданию с Рю. Она поснимала с улицы заранее подготовленные вещи и побежала в дом одеваться. Но Юн Со, поджидавший её у входа, преградил ей путь. Хана обежала его сбоку, но брат снова опередил её и встал у дверей, испепеляя сестру недобрым взглядом. Хана снова попыталась обежать его, но брат не позволил. Он схватился за нависающую над ними ветку сосны, покрытую снегом, и Хана не на шутку испугалась. Она прижала к себе вешалки с одеждой и зажмурилась, ожидая очередного снежного душа. Но Юн Со, казалось, только дразнил её, насмешливо наблюдая за ней. Хана осторожно подняла голову. Брат снова приклонил ветку. Она опять сжалась. И в итоге, когда Хана приоткрыла глаза, он сильно со злостью дёрнул за ветку, окатив её снегом. Взвизгнув, девушка стряхнула с себя снег и забежала в дом.
Расположившись между коробок с вещами, Хана достала корсет и, желая выглядеть постройнее, стала воодушевлённо примерять его прямо на одежду. Она была так увлечена сборами, что не слышала и не видела, как брат стоял в дверях, недовольно наблюдая за ней. Как же он не хотел, чтобы она ходила на эту встречу! Как сильно волновалось его сердце...
Да, Юн Со полюбил Хану. Полюбил с самого первого дня, с первой встречи, с первых её слов, когда она ещё коряво по слогам произнесла по-корейски «братик, я люблю тебя…» и с радостью приняла сводного брата, не смотря на его замкнутость. И она была готова подарить ему, совсем ещё незнакомому человеку, свою любовь, пусть хотя бы и сестринскую. От этих простых слов на душе у Юн Со стало тепло, и дыхание комком застряло в горле. Она единственная не отвернулась от него и пыталась всячески расшевелить и добиться его расположения. И когда Юн Со, наконец, улыбнулся, радости Ханы не было предела. Они всё время проводили вместе, им было очень комфортно вдвоём, и Хана выглядела такой счастливой. Но сам он понимал, что в чувстве, которое пробудилось в нём, слишком мало братской любви. И всё могло быть хорошо, если бы не Рю, её первая любовь… Всё усложнилось, когда он приехал в их городок. И хотя Хана оставалась такой же внимательной и заботливой, Юн Со понимал, что ей он нравится только как брат. В её сердце был другой и сейчас она собирается к нему на свидание…
Как и свойственно многим девушкам, Хана опаздывала. Она положила подарок для Рю в сумочку и, на ходу надевая пальто, выбежала из дома. Сначала она не обратила внимания на брата, ожидавшего её возле входа и провожая обречённым взглядом. Потом заметила его, совсем раздетого – в одной футболке, спортивных брюках и босиком, сидевшего с покинутым видом, и, испугавшись, что он снова преградит ей путь, что есть духу пустилась бежать вдоль улицы. Конечно, Юн Со, благоразумно обув кеды, бросился за ней следом, но миновав поворот, остановился, провожая удаляющуюся фигурку Ханы молящим взглядом «не уходи»... Вдруг Хана тоже остановилась и обернулась. Увидела брата, стоявшего посреди улицы, и сердце её содрогнулось от жалости к нему. Но ей очень не хотелось, чтобы из-за него сорвалось их с Рю свидание, и она побежала дальше, тоже послав ему молящий взгляд «прости»…

- Семпай, прости! – она подбежала к ожидавшему её парню. - Ты меня долго ждал?
- Нет! Со мной бы ничего не случилось, если бы я ещё дольше ждал тебя, - ответил обрадованный Рю, похлопал Хану по плечу и открыл дверцу машины. - Прошу Вас, мисс, - поклонившись, он услужливо пригласил Хану в салон.
Хана забралась в машину, и Рю захлопнул дверь. Обходя машину, он заметил стоявшего невдалеке Юн Со.
- Хана, ты пришла с братом? – спросил он, забравшись на водительское сиденье.
- Что? – удивилась она и обернулась. С ужасом увидела брата, стоявшего на улице позади них. Он всё-таки пошёл за ней… - Н-н-нет. Поехали, - быстро проговорила она, улыбнувшись Рю, опасаясь, как бы не случилось выяснение отношений до их свидания.
- Поехали, - согласился он, завёл машину, и они тронулись.
Юн Со, переживая неимоверные любовные муки, незамедлительно бросился за ними. Он бежал всё быстрее и быстрее, пока машина набирала скорость. Он бежал, выдыхаясь, поскальзываясь на укатанном снегу, а красавчик Рю увозил Хану всё дальше от него… Увозил его Хану, ту, которую он, сам того не ожидая, так сильно полюбил… хрупкую, больше похожую на незрелую девочку, но такую сильную, ту которая так рьяно защищала его от нападок одноклассников, ту, которая не щадя своих сил и не жалея своих рук, переворачивала массы снега, отыскивая его крестик, ту, которая так крепко обнимала его, вытирала его слёзы и плакала вместе с ним в день его рождения, ту, которая отдала ему свою тарелку супа, ту, которая была так счастлива, когда он улыбнулся… Именно она заставила его улыбаться, именно она создала свет в его тёмной жизни, начавшейся после смерти мамы. И он хотел отдать ей взамен то же - хотел сделать её счастливой, сделать её своей частичкой. Но сейчас она удалялась от него всё дальше и дальше…
Хана видела Юн Со в заднее стекло автомобиля и кусала губы, сожалея, что невольно своим поведением заставила страдать брата. Вдруг, поскользнувшись, Юн Со упал и Хана испугалась, всей душой рванулась к нему, но машина всё быстрее увозила её вперёд, пока брат не скрылся из виду.
Вскоре Рю и Хана добрались до Токио, и Рю повёл девушку в свою гостиницу, чтобы познакомить её с местом, где работал.
- Ты подумала о моём предложении? – спросил её он, когда они сидели за столом в ресторане гостиницы и ели овощной десерт.
Хана подняла на него глаза, не сразу поняв, о чём спрашивает Рю.
- О работе в гостинице, - пояснил он. - У тебя есть какие-то особые требования? Скажи мне.
- Я могу выполнять только одну работу… - скромно ответила Хана.
- Какую же? – участливо поинтересовался Рю.
- Горничной. В этом я уверена, потому что занималась этим с детства.
Рю засмеялся и Хана нахмурилась: - Что такое?
- Ничего. Это ответ достойный Ханы.
Подошедший к ним мажордом учтиво спросил, не хотят ли он ещё чего-нибудь.
- Нет, всё нормально, - ответил Рю, но Хана остановила слугу: - Извините.
- Да, говорите.
- Это очень вкусно! В чём секрет вашего блюда?
- Спасибо, - поклонился он. - Думаю, такой вкус получается благодаря корейскому перцу.
- Ааааа, - протянула Хана, доедая блюдо.

Покидая гостиницу, Хана и Рю спускались на эскалаторе и оживлённо болтали. У выхода Рю перехватил мажордом: - Сэр! Можно Вас на минутку?
Он оставил Хану, а она, прижимая к себе сумочку, мечтательно улыбалась, представляя, как вручит ему свой подарок.
- Извини, Хана, - Рю не заставил себя долго ждать и снова присоединился к ней.
- Вот, я принесла тебе подарок, - протянула она ему сумочку, скромно отведя взгляд.
- Спасибо! Интересно, что же это! – Рю повертел сумочку в руках и на время вернул её Хане. - Я покажу тебе Токийскую Башню. Пошли.
Хана, прижимая к себе подарок, довольно закивала головой. Рю приобнял её за плечи и они пошли к выходу. - Хочу показать тебе ночной Токио…
- Надеемся, с вами всё будет в порядке! – поклонился им вслед мажордом.
Подойдя к автомобилю, ожидавшему их у дверей, они вдруг остановились как вкопанные – у задних колёс прямо на асфальте сидел Юн Со. Он был бледным и продрогшим. Хана от такой неожиданности переменилась в лице: «Зачем он прибежал сюда?» Она была так шокирована его поступком, что выронила сумочку из рук. Та полетела на асфальт, и стекло рамки разбилось вдребезги. Дрожавший как лист на ветру, Юн Со поднял голову, смотря на Хану сожалеющим взглядом. Хана чуть не плакала от досады.
Рю поднял с земли сумочку. - Это... – пробормотал он.
Хана вырвала её из его рук, наклонив голову. – Прости меня! Прости!..
Между троими повисла молчаливая пауза. Только Хана не спускала глаз с брата и было в её взгляде столько боли и обиды, что Юн Со не выдержал его и опустил виноватую голову.
Рю, тоже огорчённый сорванной встречей, поправил на себе пальто и примирительно сказал: - Думаю… на сегодня хватит? Иди с братом.
Спохватившись, он полез во внутренний карман пальто и достал бумажник.
- У тебя же нет денег на обратную дорогу, - протянул он Хане несколько купюр.
Хана, скрывая слёзы, отвернулась.
- Держи, - Рю вложил ей в руку деньги и погладил по голове. – Всё хорошо! А?
Хана покивала, соглашаясь.
Рю поклонился, прощаясь, и сел в машину.
__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
6 пользователя(ей) сказали cпасибо:
ANИА (31.07.2018), EJIEHA (21.02.2018), Roxy (05.02.2018), Злата (27.02.2018), зубами_щелк (04.02.2018), Разная Lubov (07.02.2018)
Старый 07.02.2018, 16:45   #13
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,071
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,105
Поблагодарили 33,758 раз(а) в 3,270 сообщениях
Репутация: 192861
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...

12. Обещание
Свидание было испорчено. Хана, заливаясь слезами, медленно брела по аллее, сжимая в руках сумочку с разбитой рамкой. Юн Со с понурой головой плёлся за ней следом. Временами он пытался остановить сестру, хватал за руку, но она отталкивала его, то и дело всхлипывая, от чего у Юн Со так щемило в груди, что, казалось, было невозможно дышать. Наконец, она приостановилась:
- Что с тобой такое случилось?! Думаешь, мы всё время должны быть вместе? Ты хоть представляешь себе, как важен был для меня этот подарок? – сквозь слёзы закричала она и оттолкнула брата руками. - Ты хоть представляешь, что я чувствую сейчас? Ты знаешь, как сильно я люблю Рю-семпая? – она стукнула его кулачком по плечу, не в силах сдержать поток слёз.
Юн Со, ничего не ответив, пошёл дальше. Хана догнала его, схватила за руку, развернула к себе: - Человек, которого я люблю - Рю-семпай! Это не ты! – крикнула она, оттолкнула брата плечом и пошла от него прочь.
Она села под раскидистым деревом, продолжая горько плакать. Хана была очень расстроена из-за незавершённого свидания, испорченного подарка и рассержена на Юн Со. Как он мог так поступить? Как теперь Рю отнесётся к ней? Захочет ли он после этого ещё встретиться с ней?
Но Юн Со не остался в стороне. Он считал себя полностью виновным в её слезах и должен постараться всеми силами искупить свою вину. Он тихо подошёл к Хане сзади и обхватил её крепко руками, заключив в плотное кольцо. Хана, пыталась высвободиться, отталкивая его руки. Ей сейчас не нужны были ни его нежности, ни утешения, и даже его улыбка не доставила бы ей радости. Все её мысли были заняты одним только Рю. Она старательно вырывалась из рук брата, но его объятия были очень крепкими. Она трепыхалась в его руках пойманной птичкой и затихла лишь тогда, когда увидела, что брат застегнул на её шее цепочку со своим крестиком. В растерянности она смотрела на Юн Со. Он держал крестик в своих пальцах и тихо говорил: - Мама… мама…
Вытаращив глаза, Хана замерла, пытаясь осмыслить происходящее. Ей не послышалось? Юн Со действительно говорил?
Дрожащим голосом она тихо спросила: - Братик,.. ты говоришь? Ты умеешь говорить?
- Я защищу тебя, - продолжал говорить Юн Со, держа в руке крестик, словно заклинал его. - Доверяй мне…
Он сам не понимал, как эти слова могли вырваться из его уст. Ведь он долгое время хранил все свои мысли в голове, никому не высказываясь. Но и смотреть на горькие слёзы Ханы он тоже не смог. В тот момент в нём горело желание обнять её, оградить от всего, что могло бы причинить ей боль. Он продолжал обнимать потрясённую Хану, твёрдо обещая: - Всегда…
Она смотрела на Юн Со не в силах отвести взгляд, видела, как двигаются его губы, произнося очередное слово, но не понимала, ни единого слова что сказал брат с таким серьёзным видом. Всё её существо было поглощено его состоянием и, лишь когда он отошёл от неё, она достала из кармана маркер, задрала рукав и на внутренней стороне руки быстро записала – до-ве-ряй мне все-гда… Чтобы потом найти эти слова в словаре. Задумавшись, Хана потрогала крестик, висевший на её шее поверх шарфа, и поняла, что Юн Со отдал ей самое дорогое, что было у него.
- Мама… - прошептала она, расчувствовавшись, и обернулась. Юн Со стоял поодаль от неё, отвернувшись, и на него падали редкие лёгкие снежинки, как будто действительно мама поддерживала его сейчас…

На следующий день, когда ребята возвращались из школы, Хана пребывала в приподнятом настроении. Несмотря на то, что свидание с Рю было сорвано и ей было неудобно перед ним за выходку брата, это было не главное! Главное - её братик заговорил! Оказывается, он не был немым, и пусть они разговаривали на разных языках и пока ещё мало понимали друг друга, отношения их налаживались, и она не могла нарадоваться этому. А язык она выучит! Хана сидела на багажнике, крепко держалась за брата, обняв его руками в своих белых варежках, и говорила, поддразнивая его: - Братик, скажи что-нибудь. Скажи!
Но Юн Со как обычно был молчалив и сдержан. Тогда Хана дотянулась до его лица и указательными пальцами стала растягивать кончики его губ в разные стороны наподобие улыбки и затараторила: - Скажи. Скажи. Скажи. Скажи! Скажи! Скажи!
Юн Со слегка оттолкнул её руки и Хана, взвизгнув, чуть было не свалилась с багажника. Она снова крепко ухватилась за брата и испуганно покрикивала «Братик! Братик! Братик!» пока велосипед, потерявший равновесие, повиливал из стороны в сторону, грозя завалиться на бок. Побоявшись упасть, Хана крепко сцепила руки на животе Юн Со, но, сидя за его спиной, так и не увидела его довольной улыбки…
Чуть позже, когда напряжение спало, Хана снова развеселилась и радостная улыбка тоже уже не сходила с лица Юн Со. Им было очень хорошо вдвоём…
Подъезжая к дому, Хана вдруг увидела у местной гостиницы автомобиль Рю и захлопала брата по плечу: - Стой! Стой!
Юн Со притормозил, Хана спрыгнула с багажника и подбежала к Рю, возившемуся в машине. Он обернулся.
- Семпай! Извини за вчерашнее, - поклонилась она.
- Я рад, что с тобой всё в порядке, - ответил он, обняв Хану за плечики. Потом увидел Юн Со, который недовольно наблюдал за ними, и подошёл к нему. Он снова протянул ему руку, чтобы поприветствовать, но тот отвернулся.
- Думаю, ты меня неправильно понял, - спокойно ответил Рю и обратился к Хане: - Твой брат любит тебя? А?
- Нет, конечно! – возмутилась она. - Ну... Он всего-навсего… мой брат...
Юн Со было очень неприятно услышать эти слова из уст Ханы, но они ещё раз убедили его, что все её мысли были заняты другим, а его она воспринимала только как брата. И все её нежные и поддерживающие слова оказались для него лишь миражом, который он сам себе представил.
Юн Со нетерпеливо посигналил Хане звонком велосипеда, подгоняя её сворачивать случайную встречу.
- Вот как? Ладно, ещё увидимся! – обнадёживающе пообещал Рю и потрепал Хану за щёки.

В один из школьных дней, во время перемены Хана достала корейско-японский словарь и нашла в нём записанные на руке слова «доверяй», «мне», «всегда», чтобы понимать и запомнить. Она вспомнила, как вдумчиво говорил их Юн Со под деревом в парке: «Я защищу тебя. Доверяй мне. Всегда», и, медленно проговаривая, повторила вслух, проникаясь их смыслом: - Доверяй мне… Всегда…
В задумчивости она вытащила из-за пазухи крестик, внимательно разглядывая его. Амулет братика отдавал рукам приятное тепло… Её взор упал на пустующую парту Юн Со, на которой лежал его один единственный учебник японского языка, она остро почувствовала его отсутствие, и какое-то новое чувство колыхнулось в ней. И оно было совсем не похоже на жалость или простую благодарность – что-то, что робкой тёплой волной наполнило её сердце, заставляя его трепетать словно новорожденная бабочка, расправляющая свои крылышки за миг перед первым полётом…

__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь

Последний раз редактировалось SerjAnd; 07.02.2018 в 17:09.
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
5 пользователя(ей) сказали cпасибо:
ANИА (31.07.2018), EJIEHA (21.02.2018), Roxy (11.02.2018), Злата (27.02.2018), Разная Lubov (07.02.2018)
Старый 14.02.2018, 16:44   #14
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,071
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,105
Поблагодарили 33,758 раз(а) в 3,270 сообщениях
Репутация: 192861
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...

13. Соперники
В спортивном зале было многолюдно – Рю, одетый в синий костюм, проводил тренировочные бои со спортсменами школьной секции дзюдо. Никто из старшеклассников не хотел пропустить это зрелище и все, дружно разместившись на полу, внимательно следили за спаррингами, подбадривая участников громкими криками. Конечно, большинство девчонок болели за своего любимца, визжали от восторга, хлопали в ладоши, громко выкрикивая: - Рю-семпай! Рю-семпай!
Рю проводил спарринги уверенно, действуя быстро и жёстко, легко укладывая своих партнёров на лопатки. Юн Со не присоединился к одноклассникам, а наблюдал за встречей спортсменов из дверей зала. Когда бои были проведены со всеми представленными участниками, тренер школьной секции обратился к присутствующим: - Есть тут ещё достойные противники?
- Это отличная возможность потренироваться с чемпионом страны! – подзадоривал ребят учитель математики, исполняющий роль ведущего состязания. - Даже если вы проиграете, это будет хорошей тренировкой! Для меня это тоже честь, поэтому я буду брать с него пример.
Но желающих бороться с чемпионом больше не нашлось, и зрители стали провозглашать единственного победителя, скандируя: - Рю-семпай! Рю-семпай!
Юн Со изучающее смотрел на Рю, хмуря брови, и громко выкрикнул в зал из дверей: - Пока кто-нибудь из нас не упадёт!
Крики в зале затихли и все обернулись на звук голоса, повернув головы к выходу. Юн Со, лениво оторвавшись от косяка, уверенно вышел в центр зала и, смотря в глаза противнику, повторил: - Пока кто-нибудь не упадёт…
Рю подошёл к нему. Он понимал, что парень совершенно не владел ни техникой, ни приёмами дзюдо, но предлагал ему себя в качестве партнёра. Он знал, что как такового противостояния не получится - слишком неравны изначально были силы соперников и убедительно сказал: - Это против правил дзюдо. Усмехнулся и отвернулся.
- Пока кто-нибудь не упадёт! – упрямо прокричал Юн Со ему в спину.
Рю сочувствующим взглядом посмотрел ему в глаза.

Два человека подошли к красно-зелёному квадрату татами с разных сторон. Два человека, влюблённые в одну девушку. Они буравили друг друга изучающими и в то же время ненавидящими взглядами. Между ними только что молнии не сверкали, а вот как накалилась атмосфера, чувствовал каждый присутствующий в зале. Зрители азартно захлопали, подбадривая обоих. При других обстоятельствах они могли бы подружиться, если бы не любовь. Именно против соперника приходится вести непримиримую борьбу, но что делать, если в первую в жизни любовь вплёлся горьковатый вкус ревности?.. Судьба, как и судья на поединке, не знает жалости…

- Что ты здесь сидишь? – прокричала взбудораженная Мика, ворвавшись в класс, где сидела Хана одна одинёшенька, витая в своих мыслях. - Рю-семпай уже начал тренировку! – она схватила подружку за руку и потащила её в зал.
Девочки прибежали в зал, когда сильный удар противника опрокинул Юн Со на ковёр. Юн Со быстро поднялся и, припадая на ногу, снова бросился на соперника. Рю не дрогнув, умело отразил атаку. Но Юн Со не сдавался. Не зная совсем ни правил, ни техники борьбы, он показывал волю и характер – он просто бросался на Рю, пытаясь сбить его с ног, атакуя матёрого соперника до последнего. В то время как Рю пренебрегал нападениями противника, отвечая на его беспорядочные нападения, не прилагая особых усилий со своей стороны. Юн Со не справлялся с силой и профессионализмом Рю, но каждый раз, болезненно морщась, поднимался и упрямо кидался в бой.
- Братик! Братик! – испуганно закричала Хана, увидев, как Юн Со тяжело рухнул на пол после очередного нападения.
- Давай прекратим это, - предложил Рю, присев около обессиленного Юн Со. Он похлопал по плечу обездвиженного соперника и отошёл. Зрители замерли, наблюдая за неравной схваткой.
Но Юн Со, собравшись с силами, вскочил на ноги и с диким криком с разбегу кинулся на Рю сзади. Тот, применив бросок через спину, со всей силой отбросил соперника на пол. Юн Со, со всего маху ударившись спиной, стал кататься по полу, корчась от боли.
- Братик! Братик! Братик! – бросилась к нему Хана. – Семпай! Пожалуйста, остановись! - взмолилась она, не в состоянии наблюдать за избиением брата.
Но упрямый Юн Со стал медленно подниматься, не желая быть поверженным.
- Нет, братик! Нет! Нет! – Хана хватала его руками, пытаясь удержать. - Не делай этого! Не надо! - рыдая, она умоляла брата прекратить драку, пока тот еле-еле поднимался на ноги и, наконец, вырвался из её рук. Из последних сил он ринулся на Рю, но тот уже просто оттолкнул его. И всё же, с трудом поднимаясь и тут же падая, Юн Со опять пытался нападать на противника. Силы уже совсем покидали его, но отвага бурлила в его крови и он, упорный и бесстрашный, не сдавался и, еле дыша, сумел уже только дотянуться и ухватиться за его ногу. Рю не стал добивать соперника, а просто выдернул из его рук свою ногу. Измождённый жёсткими падениями, Юн Со затих. Хана с ужасом смотрела на замершего брата и что есть мочи закричала: - Я доверяю тебе! Братик, я тебе доверяю!
С этим словами Юн Со шевельнулся, поднял голову и первое, что он увидел это мамин крестик на шее Ханы.
- Я доверяю! Я доверяю тебе! Всегда! – кричала она сквозь слёзы, сжимая в пальцах крестик, и Юн Со через боль, пронзающую всё его тело, улыбнулся, пытаясь подняться. Но вконец выбившийся из сил, он снова упал, еле дыша. По залу пронёсся вздох испуга, и зрители затихли в ожидании. Хана в молящем жесте сложила руки. Тогда Мика вскочила с места и призывно выкрикнула: - Юн Со, вставай! Вста-вай! Вста-вай!
Её подхватили остальные – стали хлопать в ладоши и дружно скандировать, болея за Юн Со: - Вста-вай! Вста-вай! Вста-вай!..
За него трясли кулаками и кричали все – и учитель, и спортсмены, и тренер, и даже его обидчики кричали, не жалея своих сил. Поддерживаемый ободряющими возгласами, Юн Со стал медленно подниматься. Рю, исполненный уважения к этому странному парню, помог ему встать на ноги.
- Давай, остановимся, предложил он в последний раз и, придерживая Юн Со, вытянул его руку вверх со словами: - Ничья!
Присутствующие восторженно зааплодировали. Хана беззвучно плакала, с состраданием всматриваясь в еле живого Юн Со.

Она везла его домой, кое-как пристроив обессиленного на багажнике велосипеда. Юн Со в бессознательном состоянии лежал на спине Ханы, его руки охватывающие её, совсем не держались и падали, свободно свисая, что грозило ему непременным падением. Но Хана каждый раз останавливалась и упрямо пыталась сцепить их у себя на животе, сложив кисти друг на друга. Но руки не слушались и снова падали. Тогда она крепко переплела его пальцы между собой и прижала к себе. Уже знакомое ей чувство переживания наполнило её сердце, сжимая его от страха потери очень близкого человека…

Вечером Хана нашла Юн Со в ванной комнате – брат в полуобморочном состоянии, в одежде лежал в наполненной ванне. Видимо он забрался в воду с целью снять боль с избитого тела, но был настолько слаб, что у него не хватило сил, чтобы раздеться. И как же вовремя она обнаружила его! Ещё секунда и брат ушёл с головой под воду.
- Братик! – кинулась она к нему, подхватывая под мышки и пытаясь удержать над водой обмякшее тело. Кое-как она стянула с него водолазку и подтянула его повыше, пристроив в сидячем положении. Но Юн Со снова ушёл под воду. Тогда Хана, не долго думая, в чём была, прыгнула в ванну, поднимая брата на поверхность. Его обездвиженное тело было тяжёлым и то и дело норовило опять скользнуть под воду. Хана забросила его руку на своё плечо и, поддерживая его, села с ним рядом. Но своим весом Юн Со стал тянуть сестру в воду. Она снова попыталась приподнять брата, его голова упала ей на плечо и она, чтобы удержать, обняла его за шею.
Хана впервые видела брата полуобнажённым. Он был так близко - её мокрые волосы сплелись с его волосами, его губы были так близко к её лицу, что она чувствовала их тепло. Эта нечаянная близость была так страшно-волнующа и так притягательна, что Хана устыдилась собственных ощущений. Такое не должно происходить между братом и сестрой! Испугавшись прикосновения к его обнажённому торсу, она отдёрнула руку от его шеи и попыталась аккуратно оттолкнуть от себя его голову. Но брат, отклонившись, тут же снова ушёл под воду. Ей ничего не оставалось, как снова притянуть к себе и обнять его.
Она, обнимая, держала своего полуобморочного брата в и сквозь слёзы шептала: - Братик, не умирай... Она сжала в пальцах крестик и с болью в сердце вспомнила, как десять лет назад в больнице кричала вслед каталке, увозившей в реанимацию её отца: - Не умирай, папа!..
Вдруг Хана почувствовала лёгкое движение и услышала: - Я защищу тебя… - еле двигая губами, прошептал Юн Со. - Всегда…
Её папа не смог выполнить своё обещание, что он останется с ней навсегда. Юн Со пообещал ей выполнить его вместо папы…
__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь

Последний раз редактировалось SerjAnd; 14.02.2018 в 23:16.
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
6 пользователя(ей) сказали cпасибо:
ANИА (31.07.2018), EJIEHA (21.02.2018), Roxy (16.02.2018), Злата (27.02.2018), зубами_щелк (23.02.2018), Разная Lubov (20.02.2018)
Старый 19.02.2018, 17:05   #15
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,071
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,105
Поблагодарили 33,758 раз(а) в 3,270 сообщениях
Репутация: 192861
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...

14. Неожиданный визит
Hа следующий день, увидев, что Хана приехала в школу одна, одноклассники обступили её и засыпали вопросами: - Расскажи нам! Расскажи, что с Юн Со?
- Он болеет, - грустно ответила Хана, усаживаясь за свою парту.
- Какая жа-а-алость! – заахали девочки.
- Можешь передать ему это?
- И от меня тоже можешь передать ему это? – затараторили они наперебой, предлагая ей свои приготовленные для Юн Со подарочки.
- Замолчите уже! – прикрикнула Мика на растрещавшихся, как сороки, девчонок. – Всё это ерунда! Вот, - она поставила свой пакет на парту перед Ханой. – Стоит одеть это только один раз, и все раны сразу заживут. Передашь ему это? – спросила она подругу, сложив ладошки вместе, и загадочно заулыбалась.
- Спасибо! – кивнула головой Хана.
- Что за чушь? Совсем что-ли дурочка? – закричали на неё одноклассники. Но Мика не обратила на них внимания.
- Так! Цыц! – крикнула она, пресекая вопли, схватила Хану за руку и куда-то потащила из класса.
- Эй, подождите! – закричали им вслед те, кто не успел отдать Хане свои дары для Юн Со. – Эй, вы куда?
Но Мика уже тащила ничего непонимающую подругу по коридору.
- Разойтись! Всем разойтись! – расталкивала она учеников, попадавшихся им на пути.
Она притащила Хану в женский туалет и, влетев с ней в освободившуюся кабинку, защёлкнула дверь на щеколду.
- Хана, прошу, помоги мне! – она сложила руки в молитвенном жесте над склонённой головой.
- А? - Хана ничего не понимала, о чём её просит подруга, и смотрела на неё, округлив глаза.
- Мне… нравится Юн Со, - призналась ей Мика. – Он мой идеал! Его тело… такое сексуальное… - она мечтательно возвела глаза к потолку. – Очень! Очень сексуальное! Хана, ты же сама видела! – она в порыве экстаза затрясла, вылупившую от удивления глаза, подругу как грушу.
- Я должна поцеловать его! До выпускного, не смотря ни на что! – твёрдо пообещала она себе, сжав кулаки.
Такое неожиданное откровение ошеломило Хану, и она недовольно спросила подругу: - Ты о чём это?
Но Мика, пребывая уже в радужных мечтах, вместо ответа чмокнула подругу в щёку.
….
- Хана, подожди! - после уроков несколько девочек устремились на своих велосипедах за Ханой, чтобы поехать вместе с ней к Юн Со.
Мика не могла допустить, чтобы кто-нибудь ещё кроме неё оказывал ему внимание, и она всеми силами пыталась остановить одноклассниц. Но напористость подруг заставила её смириться с мыслью, что время визита придётся разделить между всеми, и они галдящей толпой добрались до дома Ханы.
- Давайте по порядку! – скомандовала Мика, подъезжая к дверям дома.
Увешанная сумками всех размеров с дарами, Хана бежала по коридору впереди, пытаясь собой сдержать напор следующих за ней визитёрш. Она указала на дверь комнаты брата и девочки выстроились в очередь.
- Каждому по пять минут, - посмотрев на наручные часы, сказала Мика. – Кто первый?
Все подняли вверх руки.
Мика поводила указательным пальцем и ткнула в сторону Сакуро: - Ты!
- Спасибо! – ответила та и, собираясь с духом, встала у двери. Потом резко её сдвинула в сторону, вошла внутрь и так же резко задвинула назад, едва не прищемив сунувшим туда носы. Мика засекла время.
Хана, навьюченная презентами, грустно наблюдала со стороны за одноклассницами, разгалдевшимися перед комнатой брата, споря о том, кто из них пойдёт к Юн Со следующей. Вдруг из двери позади неё вышла тётя с корзиной грязных вещей и, увидев племянницу с сумками, поинтересовалась: - Это твои подружки? Что они здесь делают?
С этими словами, оглядев сумки, висевшие на племяннице, она всучила ей в руки тяжёлую корзину. Хана еле удержала её занятыми руками.
- Чем это вы тут занимаетесь? В доме и так полно народу! Пусть уходят! – злобно приказала тётка.
Хана молчала от растерянности, не зная, что ответить – очень неудобно было выгонять подружек, приехавших навестить брата.
- Пусть остаются, - вдруг донёсся голос Мэй. Она только что вернулась из школы и шла по коридору в свою комнату. – Одним разом они не ограничатся и захотят ещё прийти. Мило, правда? - усмехнулась она, отпихнула сестру плечом и прошла мимо неё.
Хана испуганно смотрела на тётку.
- И что ты будешь тогда делать? – спросила та визгливым тоном. – Немедленно иди и скажи им, чтобы уходили! Живо!
Хана поставила корзину на пол и положила сумки, но тётка отбросила сумки в сторону, впихнула корзину ей обратно в руки и подтолкнула: - Быстрее! Давай же быстрее!
Хана с виноватым видом, с тяжёлой корзиной в руках подошла к комнате брата и позвала подругу, привалившуюся ухом к двери: - Мика… Прости… - она глазами показала в сторону тётки.
- Подождите! Минутку! Как же так? – возмутились одноклассницы, сидевшие под дверью. Никому не хотелось уйти, не повидав Юн Со. – Как же так, Мика-семпай? – загалдели они, обращаясь к Мике, как будто она здесь была хозяйкой положения.
- Тс-с-с-с! – Мика приложила палец к губам, заставив девочек замолчать. – Идём вместе, - в полголоса сказала она решительно.
Она быстро отодвинула дверь комнаты как раз в тот момент, когда Сакуро, вытянув губы трубочкой и закрыв глаза, склонилась над Юн Со, пытаясь его поцеловать. Мика оттолкнула её, и молчком показала на наручные часы. Вошедшие расселись возле неподвижного Юн Со, всё ещё пребывающем в бессознательном состоянии.
- Давай, ты первая. Только быстрее! – шёпотом сказала Мика первой девочке и отошла в конец очереди.
Первая взяла руку Юн Со и, крепко сжав её, пожелала скорейшего выздоровления.
- Стань великим борцом дзюдо! Выздоравливай! - пожелала вторая.
- Он очень красивый! Какой же он красивый! Это мой идеал! – восторгалась следующая, не в силах отвести от него своих глаз.
– Я приду к тебе завтра! – пообещала последняя, оставляя возле него свой презент.
Наконец, выставив всех одноклассниц из комнаты, Мика осталась одна. Она поставила свой подарок возле Юн Со, открыла записную книжку и стала читать по слогам: - Я на-по-ло-ви-ну ко-ре-янка. Юн Со… я те-бя лю-блю…
Потом она достала тёмно-красную помаду, накрасила ею губы и в тот самый момент, когда она склонилась над Юн Со и поцеловала его в щёку, дверь комнаты отодвинулась. Любопытные одноклассницы замерли от неожиданности. Застигнутая врасплох, Мика застеснялась и, завизжав, вылетела в коридор, крикнув Юн Со напоследок «до свидания». Остальные тоже попрощались с ним и быстро покинули дом.
Хана подошла к двери. Она видела Юн Со, лежащего без чувств в расстёгнутой на груди рубашке и со следом губной помады на щеке. Ей не понравилось такое чрезмерное внимание одноклассниц к её брату. Неведомое ей пока чувство шевельнулось в душе. Она с грустью задвинула дверь и пошла в ванную стирать вещи.
Вытащив из корзины рубашку брата, она задумчиво сжала в пальцах ткань и поднесла к лицу, пытаясь разобраться в своих чувствах.
- Не расслабляйся, - вдруг услышала она, вздрогнув от неожиданности, когда в ванную вошла Мэй и кинула в неё ещё кучу белья. Хана беспрекословно принялась тереть намоченные вещи, не переставая думать о Юн Со…
Вечером, решив накормить обессиленного брата, Хана сварила рис и только она собиралась добавить в него немного моллюсков, как влетевшая в кухню тётка, как фурия набросилась на неё.
- О, Боже! Боже! Что же ты делаешь! – она отняла у племянницы тарелочку с сырыми моллюсками и ударила её ладонью по плечу. – Что ты делаешь? – визжала она. – Ты знаешь сколько здесь? Ты что с ума сошла? – она шлёпнула Хану ладонью по голове. – Что хорошего в том, что он дрался и проиграл, а? – она опять ударила её по плечу. – Хочешь скормить ему самые дорогие продукты? – тётка уже беспорядочно лупасила её то по голове, то по плечу. – Отойди, - приказала она, оттолкнув её от плиты. – Это для Мэй! Боже! – рычала она.
- Братик… он болеет,.. - сжавшись в комок, еле слышно пролепетала Хана, ещё полагаясь на тёткино сострадание.
- И что с того? – заорала Йоко. – Это должен есть, кто усердно учится, а не такой паршивец как он! На него и так уходит много риса! Чтобы я тебя больше не видела возле холодильника! – она снова треснула Хану по голове. - Мэй должна побыстрее закончить школу, чтобы мы могли съехать из этого дома, – с ненавистью сказала она напоследок, забрав кастрюлю с рисом с собой, опять оставив племянницу и Юн Со без еды.
__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
6 пользователя(ей) сказали cпасибо:
ANИА (31.07.2018), EJIEHA (21.02.2018), Roxy (28.02.2018), Злата (27.02.2018), зубами_щелк (23.02.2018), Разная Lubov (20.02.2018)
Старый 26.02.2018, 16:50   #16
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,071
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,105
Поблагодарили 33,758 раз(а) в 3,270 сообщениях
Репутация: 192861
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...

15. Чувства
Хана понимала, что брату требуется помощь, но просить об этом тётку ей не хотелось ни в коем случае – та, наверное, была бы только рада, если бы Юн Со избили до смерти. Только представив, что она могла потерять брата, Хане сделалось нехорошо. Она снова вспомнила о маме, понимая, как им сейчас не хватает родителей. Но делать нечего - нужно было как-то справляться самой. Хана отыскала баночку бальзамической мази и решила хотя бы смазать ею синяки на теле Юн Со. Она тихонько вошла в его комнату и замерла, разглядывая неподвижное тело. Умиротворённое, красивое лицо с правильными чертами – она вспомнила, как с интересом рассматривала его в день их первой встречи, и позже, когда его озарила настоящая живая улыбка, ей казалось, что ничего более прекрасного она в жизни не видела. Длинные волосы, скрывающие маленькую серёжку в левом ухе, делали его милым и трогательным. А крепкая грудная клетка придавала брату мужественный вид.
Очень осторожно, сгорая от стеснения, Хана отвернула борта полочек рубашки, обнажив его грудь – она вся была покрыта малиновыми кровоподтёками. Аккуратно, еле касаясь, она стала смазывать подушечками пальцев воспалённые места. Она медленно втирала мазь в кожу. Снова прикасаясь к телу брата и испытывая при этом невероятную неловкость, она закрыла глаза и отвернула голову. Движения её были нерешительными и скованными, и она не сразу почувствовала, как стала возить пальцами по ткани рубашки. Потом открыла глаза, спохватившись, и, преодолевая смущение, стала увереннее втирать мазь в кожу, тем самым причинив болезненные ощущения Юн Со. Он шевельнулся и сморщился. Хана, испугавшись, остановилась, оглядывая брата. Взгляд её упал на его босые ноги – они тоже были в синяках. Исполненная самых искренних чувств, она очень бережно смазывала каждую ранку на его ногах, когда Юн Со снова пошевелился, заморгал и попытался приподняться. Хана, обняв его обеими руками, придерживала, помогая сесть. Чтобы удержать тяжёлое тело, она крепко прижала брата к себе так, что их лица соприкоснулись щеками. Она не знала, куда деваться от такой близости, но брата не отпустила. Юн Со повернул голову, скользя губами по щеке Ханы, и разглядывая её испуганное лицо из-под полуприкрытых век, тихо пробормотал: - Если ногам тепло, на сердце становится холодно… - и без сил упал на подушку, увлекая сестру за собой так, что она приложилась щекой к его груди. Чтобы лишний раз не причинить ему боль, Хана аккуратно вытянула свою руку из-под него.
Вечером, перед сном, она нашла слово «холод» в словаре и, осмысливая фразу, сказанную братом, вспомнила, как он в первый день их встречи шёл босиком по снегу. «Если ногам тепло, на сердце становится холодно…» Хана придвинулась поближе к окну, отодвинула в сторону переднюю раму с матовыми стёклами и увидела, что на улице шёл снег. Пушистые лёгкие хлопья, словно белые бабочки, в беспорядочном кружении тихо опускались на землю. Ветерок бросал их на стекло, и они разбивались, стекая капельками вниз. Она открыла окно и протянула руку, ловя невесомые хлопья, которые тут же таяли на её тёплой ладони. Заворожённая метанием мохнатых бабочек, она тихо задумчиво прошептала: - Братик… - почувствовав, как её заполняет любовь к нему…
Хана высунулась немного из окна и посмотрела в одну сторону, потом в другую и, увидев Юн Со тихо стоявшего у стены, испугалась и быстро задвинула раму обратно. Что он делает здесь? Она, затаив дыхание, наблюдала за ним, как он оторвался от стены и встал напротив окна. Сейчас он не мог связно думать, двигаться и говорить – только смотреть на неё, стоя босиком на морозе и чувствуя, как в груди становится тепло. Смотреть на её милое, по-детски наивное, немного испуганное лицо, боясь отвести от него взгляд, разувериться, что всё происходящее сейчас – чистая правда… Он медленно наклонился и прикоснулся пальцами к её щеке, нежно поглаживая её через стекло. Его ладонь заскользила по стеклу и накрыла ладошку Ханы, прижатую к окну с её стороны. Она почувствовала её тепло. Он склонился ещё ниже - его лицо стало совсем близко, и он коснулся губами её лба. От ещё вчерашнего грубого и резкого Юн Со не осталось и следа – все его движения были пропитаны любовью и нежностью. Хана словно почувствовала на коже его поцелуй, лёгкий как снежинка, и от проявления этих чувств ей стало так тепло и грустно… Их глаза встретились. Хана рассматривала его лицо, такое нежное, честное и сильное и, смотря ему прямо в глаза, никак не могла понять своё учащённое сердцебиение…
На следующее утро Йоко собирала свою дочь в Токийский Университет на экзамен.
- Доченька, ты ведь сможешь? – тревожно спрашивала она Мэй, провожая её к машине.
- Мама, это всего-навсего тест! Не делай из мухи слона!.. Я сегодня плохо спала из-за постоянного шума в комнате, - недовольно пожаловалась она матери и та гневно оглянулась на Хану, следующую за ними.
- Прости, - извиняющимся тоном обратилась она к Мэй. Сестра снисходительно вздохнула и отвела от сестры глаза.
- Доченька, удачи тебе! – Йоко с улыбкой погладила дочь по голове и обернулась к племяннице: - Ты ничего не хочешь пожелать ей перед тестом?
- Желаю удачи, - искренне пожелала Хана сестре. Та словно не обратила на неё никакого внимания.
- Мама, если у меня получится, мы, правда, поедем в Токио? – с надеждой спросила Мэй мать, усевшись на заднее сиденье. - Пообещай!
- Конечно, обещаю! Разве ты не доверяешь своей маме? Знаешь, я даже себе не доверяю. Бедня-я-яжка, жить в таких условиях...
Она на прощание потрепала дочку за щёки: - Удачи на экзаменах!
Когда машина отъехала от дома, Хана, посматривая на часы, побежала к сараю, где стояли велосипеды. Увидев там Юн Со, она растерялась, не зная, как вести себя с братом после ночного случая. Она молчком положила свою сумку в корзину и стала усаживаться на велосипед. Юн Со приостановил её, тронув за руку. Так же молча, он снял варежку с её руки и взял её в свою руку, сжав покрепче, тем самым давая Хане понять - «Я с тобой».
Он так и привёл её в школу, держа за руку.
- Юн Со, тебе уже лучше? – налетели на него одноклассницы как только увидели его с Ханой, идущими вместе по коридору. Стараясь его обнять, схватить под руку, они оттеснили Хану в сторону, наперебой предлагая ему: - Давай пообедаем вместе!
- Нееет! Давайте лучше сходим в кино!
Хана с растерянным видом наблюдала, как девчонки, повиснув на Юн Со, потащили его в класс. Она с грустным видом вошла следом за ними и села рядом с Микой, то и дело поглядывая на брата.
- Я почти не сплю, чтобы выучить корейский. Но… это всё из-за Юн Со! – откровенно призналась ей подружка. - Очаровательно, да?
Она вдруг сорвалась с места и подбежала к Юн Со. Хана ревностно наблюдала за ней.
- Юн Со! – Мика раскрыла словарь и, пролистав его, сказала по слогам на корейском, - Я те-бя лю-блю. Да-вай встре-чаться? - Она взяла его руку, поднесла к губам и поцеловала под ликующие возгласы одноклассников.
Хана, ахнула, не скрывая своего недоумения. Но когда Юн Со, сам смущённый ситуацией, обернулся к ней, она скромно заулыбалась, пряча за улыбкой жгучую досаду.

Приняв участие в неравном бою и потерпев при этом поражение, Юн Со, однако, снискал расположение своих одноклассников. Парни зауважали его за отвагу и решительность, девчонки увидели в нём мужественного и бесстрашного молодого человека. К тому же красивого и сексуального. Они создали себе нового кумира, способного на честный и смелый поступок, который тут же потеснил своего предшественника Рю.
На переменах Юн Со не знал, куда деваться от навязчивого внимания одноклассниц. Они не давали ему прохода. Мика каждый раз пыталась остаться с ним, не обращая внимания даже на подружку. Улучив момент, когда Юн Со оказался незамеченным на лестнице, он схватил Хану за руку и потащил её в хозяйственный шкаф, где хранился уборочный инвентарь. Ему очень хотелось побыть наедине с ней, скрытым от глаз одноклассников.
- Тс-с, - Юн со приложил указательный палец к своим губам, сделав Хане знак молчать, чтобы их не обнаружили. В шкафу было очень тесно, и они стояли вплотную друг к другу. Они были настолько близко друг к другу, что их лица почти соприкасались, и каждый ощущал горячее дыхание другого. Юн Со отчётливо видел проницательные глаза сестры, распахнутые от неожиданности и удивления, а она - чувственные губы брата. Хана почувствовала себя неловко из-за такой близости, да ещё после ночных откровений Юн Со. Эта близость с братом и пугала её и в то же время пьянила, как прошлым вечером в ванной. В животе закручивался узелок каких то ещё неведомых чувств, воздушных и быстрокрылых, словно небольшой рой бабочек, готовый вот-вот разлететься по всему телу, превращаясь в опасный вихрь...

__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь

Последний раз редактировалось SerjAnd; 27.02.2018 в 13:54.
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
6 пользователя(ей) сказали cпасибо:
ANИА (31.07.2018), EJIEHA (27.02.2018), Roxy (28.02.2018), Злата (27.02.2018), зубами_щелк (28.02.2018), Разная Lubov (09.03.2018)
Старый 03.03.2018, 02:33   #17
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,071
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,105
Поблагодарили 33,758 раз(а) в 3,270 сообщениях
Репутация: 192861
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...

16. Признание
Боясь пошевелиться, Хана и Юн Со несколько минут стояли неловкие и неподвижные, прислушиваясь к происходящему за пределами их укрытия. В образовавшуюся щель приоткрытой двери они наблюдали за Микой, как та с разочарованным видом бегала по этажу, безуспешно разыскивая Юн Со. Хана, не отрываясь, с улыбкой следила за тем, что произойдёт дальше. Юн Со, затаив дыхание, разглядывал улыбающуюся Хану и упивался сладостью мгновения, находясь в мучительной близости с ней. Было невозможно находиться с ней в одном помещении и не испытывать желания сжать её в объятиях и поцеловать. Усилием воли он пытался справиться с неодолимым, накрывающим с головой желанием, потому что очень боялся всё испортить. Поймав его пристальный взгляд, Хана почувствовала себя беспокойно и напряжённо – их взгляды встретились, и воздух вокруг них сразу же наэлектризовался, и казалось, что сейчас произойдёт нечто очень важное. Сердце Юн Со боролось с разумом, но он так и не смог преодолеть желания поцеловать её и, собравшись с духом, склонился к лицу Ханы. Понимая, что это совершенно недопустимо, Хана оттолкнула его и Юн Со, на секунду потеряв равновесие, вывалился из шкафа в коридор прямо под ноги Мике, которая, наверное, уже в сотый раз пробегала по коридору в поисках исчезнувшего парня.
- Юн Со! – заверещала она от радости. - Я совсем вымоталась, пока искала тебя! – накинулась она на него и потащила по лестнице вверх.
Юн Со обернулся на оставшуюся в стенном шкафу Хану в надежде, что сестра спасёт его от приставучих девиц, но она, испытывая невероятную смесь переживаемых чувств, находилась в таком замешательстве, что была готова провалиться сквозь землю.
- Пошли, пошли! – стали подталкивать его сзади сбежавшиеся к ним одноклассницы.
Пребывая в противоречивых чувствах, Хана тяжело перевела дыхание.
Мика никак не хотела отпускать от себя Юн Со, ни на минутку. И после уроков потащила его на велосипедную стоянку.
- Сюда. Сюда. Сюда. Сюда, - подтолкнула она его к своему велосипеду и сунула в руки ящичек с инструментами.
Подбежала к Хане и попросила: - Хана, иди домой одна. Пожалуйста. Давай, пока!
Потом вернулась к Юн Со, с непонимающим видом стоявшему возле её велосипеда, открыла свою записную книжку и стала читать: - Вот здесь сломалось. Можешь починить? – спрашивала она, игриво заглядывая ему в лицо. – Здесь. Здесь. Вот здесь, - тыкала она пальцем в разные места на велосипеде. Увидев, что Хана осталась на стоянке, она снова подбежала к ней.
- Почему ты ещё здесь? Пожалуйста, уходи быстрее. Ладно? – умоляла она подругу, сложив ладошки в молитвенном жесте. – Да? Да? Да? – подмигнула она ей, подталкивая к выходу. – Давай, иди, - помахала она ей рукой.
Хана недовольно проводила подружку взглядом, ревностно наблюдая, как она снова вернулась к Юн Со и повторила: - Вот здесь сломалось. Здесь. Здесь. И здесь.
Юн Со сел на корточки, раскрыл ящик и Мика пристроилась возле него, положив голову ему на плечо. Расстроенная и с испортившимся настроением Хана отправилась домой одна. Когда Юн Со поднял голову, сестры на стоянке уже не было. Он поднялся и стал беспокойно оглядываться по сторонам. В надежде ещё догнать Хану, он было устремился к выходу, но Мика тут же схватила его, останавливая.
- Про-во-дишь ме-ня до до-ма? – спросила она, крепко удерживая его за руку.
Юн Со продолжал озираться по сторонам.
- Проводи меня! Пожалуйста, проводи! – запрыгала Мика возле Юн Со, просительно заглядывая ему в глаза.
Они обогнали Хану на аллее, когда она с потерянным видом медленно шла пешком, везя велосипед рядом с собой. Радостная Мика, восседающая на багажнике, весело помахала ей рукой, крепко держась второй рукой за Юн Со. Не желая показать подруге своего настроения, Хана тоже с улыбкой помахала ей на прощание, но потом, когда они удалились от неё, ею снова овладела грусть. Хана сама не понимала, почему у неё вдруг испортилось настроение. Она ещё не очень хорошо разбиралась в том, что с ней происходило, но чувствовала, что это напрямую связано с Юн Со, с их отношением друг к другу…
С момента приезда Юн Со, нелюдимого и молчаливого, Хана не оставляла его без внимания, каждый раз показывая ему, что понимает его и поддерживает. И как бы ни сложно было ей первое время, получая от него в ответ грубость, она всячески пыталась сократить расстояние между ними и даже, благодаря брату, начала изучать корейский язык. Им очень тяжело приходилось без родителей – тётя и сестра постоянно издевались над ними, и Хана с каждым днём чувствовала себя всё более несчастной. И только Юн Со не давал ей упасть духом. Постепенно они становились ближе и ближе друг к другу. Хана всем сердцем полюбила Юн Со как старшего брата, и она искренне верила в это пока… пока он не пересёк черту. Это случилось в тот день, когда свидание с Рю-семпаем, на которое она возлагала столько надежд, было испорчено из-за Юн Со. Этой ночью братик впервые за всё время заговорил и поклялся всегда её защищать, подарив ей крестик своей покойной матери. Вместе с этим к ней пришло осознание, что Юн Со начинает нравится ей не только как брат…
Но так не должно быть! Они хоть и сводные, но всё же являются братом и сестрой и между ними не может быть никаких отношений кроме родственных. Нет! Нет и нет!.. Хана тряхнула головой, словно отгоняя от себя навязчивые мысли, и побежала вперёд по направлению к дому.
Рю увидел Хану на улице, когда подъезжал к гостинице. Он заулыбался, вылез из машины и побежал за ней.
- Хана, - тронул он её за плечо.
- Добрый вечер, - она обернулась и грустно поклонилась ему.
- Что случилось? Ты выглядишь потерянной, - заботливо поинтересовался Рю, склонившись к ней.
- Что? – переспросила его Хана.
- Я рад, если это не так.
- А… Нет, это не так, - заверила его девушка, пытаясь улыбнуться. - Я… иду домой...
- Ясно. Можно с тобой поговорить? – попросил её Рю, оглядываясь на гостиницу.
Они расположились в деревянных креслах на открытой террасе над парящим источником, чтобы немного побыть вдвоём.
- Ты сегодня без брата. Прости… Я не перестарался в тот раз? Слышал, что твой брат даже не ходил в школу какое-то время после "боя"? – озабоченно спросил Рю.
- Сейчас ему уже хорошо, совсем не больно. У него сегодня свидание, - ответила Хана, пряча от Рю грустный взгляд.
- Точно? Это хорошо, - засмеялся Рю. - Тогда почему ты такая грустная? – спросил он, чувствуя её настроение.
- Я уже опаздываю. Я пойду первая, - опустив голову, ответила Хана, поднимаясь.
- В этот раз я собираюсь уехать вместе с выпускниками, – сказал Рю. - С тобой ведь всё будет хорошо? Это может стать нашим последним воспоминанием…
Они прощались возле гостиницы. Хана положила свою сумку в корзину велосипеда. Вдруг Рю взял её за руку и вложил ей в ладонь мобильный телефон. Хана замерла от неожиданности – это был очень дорогой подарок для неё.
- Здесь записан мой номер. Звони, если будет что сказать. Когда захочешь поиграть на пианино. Или просто увидеть меня… - попросил он Хану.
Потеряв дар речи от душевной щедрости Рю, она с улыбкой кивнула в знак согласия. Рю заботливо поправил на ней шарф и дружески похлопал по плечу: - Мне пора идти…
Она поклонилась ему и проводила взглядом, пока Рю не скрылся в дверях гостиницы.
Задумчиво разглядывая телефон, Хана взяла велосипед за руль и медленно покатила его от гостиницы. Когда она подняла глаза, то увидела Юн Со, стоявшего на противоположной стороне улицы и пристально наблюдавшего за ней.
«Неужели он видел их с Рю? Конечно, видел! Один его взгляд говорит об этом…» - подумала Хана.
- Братик, - испуганно пробормотала она, подъезжая к нему, затаив дыхание.
Юн Со подошёл к ней решительным шагом и, не произнеся ни слова, резко вырвал из руки телефон и со злостью бросил его под ноги. Телефон разлетелся на половинки. Хана нагнулась, чтобы поднять его, но брат наступил на него ногой, вдавливая в снег. Хана подняла развалившиеся части и стала отряхивать их. Но брат снова вырвал их из её рук и пошёл вперёд. Она догнала его, попыталась отнять телефон, но он опять со всей силой бросил его на обледенелый снег. Рассерженная выходкой брата, Хана снова бросилась поднимать телефон, но Юн Со опередил её, поднял его и…, уже замахнувшись, чтобы вновь бросить, вдруг грубо пихнул его сестре. Снедаемый ревностью, озлобленный на сестру, он пошёл по дороге к дому. Но как бы ни была рассержена Хана, она снисходительно вздохнула, понимая чувства брата, и побежала за ним следом.
- Братик. Братик! – догнала она его за поворотом.
- Чтобы я тебя больше рядом с ним не видел, - сердито проговорил Юн Со, остановился и снова вырвал из руки сестры телефон. Но, не решившись выбросить на этот раз, отдал его Хане и повторил: - Чтобы я тебя больше с ним не видел...
Хана, испуганная и парализованная яростным поведением брата, таращилась на него не в состоянии даже дышать.
- Чтобы я тебя больше с ним не видел! – закричал он, не сдерживаясь от негодования.
- Почему? Почему? Почему? – закричала Хана, пристально всматриваясь в лицо брата. Все мышцы его были напряжены до предела.
- Я люблю тебя, - уже более спокойно произнёс он. Но эти слова прозвучали для Ханы, как гром среди ясного неба. - Я сказал, что я люблю тебя, - твёрдо повторил он, и она была уверена в том, что их эхо ещё долго будет слышаться в её сердце.
- Я тоже тебя люблю, - дрожащим голосом ответила Хана. – Тоже люблю…
- Но не так, как я… Скажи это - ты ведь любишь меня? – спрашивал Юн Со с надеждой услышать и от Ханы признание.
Сердце её было не на месте – оно металось от ещё неугасших чувств к Рю до новых чувств к Юн Со. Но Рю её парень, а Юн Со – брат. Она знала, что это неправильно, но постепенно начала влюбляться в братика и, как оказалось, ревнует его к своим подругам. Но так же не должно быть!..
__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
5 пользователя(ей) сказали cпасибо:
ANИА (31.07.2018), EJIEHA (05.03.2018), Roxy (06.03.2018), зубами_щелк (03.03.2018), Разная Lubov (09.03.2018)
Старый 03.03.2018, 02:39   #18
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,071
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,105
Поблагодарили 33,758 раз(а) в 3,270 сообщениях
Репутация: 192861
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...

- Братик и Хана не могут… Мы не можем... Братик - это братик. А Хана… - твоя сестра, - еле сдерживая слёзы, пыталась донести она до брата смысл невозможности их отношений.
- Ты, правда, видишь во мне только своего брата? – Юн Со с силой тряхнул Хану, не желая слышать её отказ. - Это так?! – закричал он.
Хана молчала, не зная как разговаривать сейчас с братом - находившемуся в таком состоянии, ему не возможно было ничего объяснить, и она только с большим сожалением разглядывала его лицо, искажённое болью разочарования.
- Так или нет? Ты ведь тоже любишь меня? Ты тоже любишь меня? Ты тоже любишь меня, да? Ты тоже меня любишь? – тряс он её, повторяя как заведённый, добиваясь от неё признания.
Она немного колебалась с ответом, боясь ошибиться в том, что на самом деле чувствует к Юн Со. Но слова сами слетели с её языка.
- Да! – крикнула Хана в ответ. - Я люблю тебя... – наконец, призналась она. - Поэтому я ненавижу… Я ненавижу себя,.. и ненавижу тебя… Ненавижу тебя! – закричала она, всхлипывая. И убежала, оставив Юн Со, раздавленного горькой правдой, одного. Он, не желая верить услышанному, остолбенело стоял с тоскливым взглядом, долго провожая её глазами, полными слёз.
__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
5 пользователя(ей) сказали cпасибо:
ANИА (31.07.2018), EJIEHA (16.03.2018), Roxy (06.03.2018), зубами_щелк (03.03.2018), Разная Lubov (09.03.2018)
Старый 14.03.2018, 16:05   #19
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,071
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,105
Поблагодарили 33,758 раз(а) в 3,270 сообщениях
Репутация: 192861
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...

17. Душевные терзания
Вернувшись домой, Хана первым делом прибежала в комнату Юн Со и принялась искать его альбом с рисунками. Она опустилась на коленки и заглянула под лавку, на которой спал брат. Вытащила из-под неё альбом и раскрыла его. На первом листе она увидела свой портрет, выполненный карандашом. Она перевернула лист, и на втором листе тоже был нарисован её портрет. Она стала быстро перелистывать альбом – на всех листах были изображения её портретов. Юн Со рисовал Хану как когда-то рисовал свою мать. Хана поняла, что пока она пыталась найти общий язык с ним, принимая его как брата, Юн Со начал испытывать к ней совсем не братские чувства. И теперь признался ей в любви. Это испугало Хану, особенно потому, что и сама она поняла, что питает не только родственные чувства к Юн Со. Конечно, она ещё мало его знала, но знала, что влюблена в него - возможно, с того момента, когда впервые его увидела. Их чувства оказались взаимны. Ей достаточно не просто принять решение, как быть дальше, ведь проявление подобных чувств может быть неоднозначно воспринято окружающими, поскольку Юн Со всё-таки является её братом, хоть и не кровным. И Хана очень боялась начинать свою взрослую жизнь с этого.
Переживая поистине бурю эмоций, Хана, заливаясь слезами, стала по одному вырывать листы из альбома и комкать их.
За этим занятием и застал её Юн Со, вошедший в свою каморку. В неистовстве он попытался выдернуть альбом из рук Ханы, но она не давала, желая уничтожить все его рисунки, напоминающие о ней. Так они боролись, тащили альбом каждый в свою сторону, не выпуская его из своих рук. Наконец, когда Юн Со схватил Хану, она бросила альбом на полку и поспешила убежать, но он не пустил. Обхватил её обеими руками, и как бы Хана ни пыталась вырваться, у неё не получилось. Он прижал её к стопкам вещей и прокричал, еле справляясь со своими эмоциями, испепеляя взглядом: - Разве не ты первая сказала, что любишь меня?
Она всем сердцем любила Юн Со, но запретная любовь была осуждаема обществом и она должна была сделать всё, что угодно, чтобы брат не питал никаких надежд на дальнейшее развитие их отношений – для всех они брат и сестра, члены одной семьи и между ними не может быть любви*.
- Рю-семпай, - пробормотала Хана, дрожащим голосом. - Я люблю его…
Она знала, что причиняет брату неимоверную боль, но против своей воли настаивала на своём. - Рю-семпай… Я хочу любить его... - повторила она неуверенно, глотая слёзы.
Не желая слышать и верить её словам, Юн Со замотал головой. Он был сломлен её отказом. - Ты врёшь! Ты врёшь! Ты врёшь! – закричал он, схватившись за голову, обезумевший от горя. Он не мог заставить кого-то расплатиться за своё отчаяние, но мог выместить свою злобу на неодушевлённых предметах, и с истошным криком стал крушить всё подряд в маленькой комнатушке, чем напугал Хану и она, накрыв голову руками, съёжилась в комок. Под его ударами всё летело на пол – и коробки, и вещи, и посуда.
- Хватит врать и скажи, что ты чувствуешь на самом деле! – яростно затряс он испуганную, растрёпанную, зарёванную сестру. - Ты любишь меня? Ты любишь меня? - слёзы непроизвольно потекли из его глаз. Она видела на лице Юн Со невыносимое страдание, но твёрдо стояла на своём.
- Братик… ты мне нравишься, - всхлипнула Хана. - И это меня очень пугает.
Она умышленно не называла его по имени, твердя постоянно «братик, братик», тем самым проводя между ними черту, напоминая себе и ему: мы – брат и сестра, между нами не может быть любовных отношений.
- Братик… Я не люблю тебя… - проговорила она и, не в силах смотреть на его залитое слезами лицо, вышла из комнаты. В дверях столкнулась с сестрой и, оттолкнув её от себя, пошла по коридору, утираясь от слёз. Юн Со под любопытные взгляды Мэй бросился за Ханой. Он схватил её за плечи, остановил и развернул к себе лицом.
- Ты врёшь! Врёшь! - он прижался к её груди головой, не сдерживая своих рыданий. Но Хана, не в состоянии совладать со своими чувствами, оттолкнула его и выбежала из дома. Убитый своим горем, Юн Со упал на колени.
Побродив по ближайшим окрестностям, чтобы привести свои мысли и чувства в порядок, Хана неохотно возвращалась домой. У дома она увидела брата, сидящего у входа, как уже повелось - раздетого и босого. Сердце её сжалось в комок от жалости и сострадания к нему. Как бы ей хотелось сейчас реже пересекаться с ним, чтобы не травить ни его, ни свою душу, но они жили под одной крышей, и это было невозможно. Тогда Хана решила попробовать не обращать на брата внимания.
А Юн Со, наоборот, всеми силами старался обратить внимание Ханы на себя. Так вечером, сидя на кухне за ужином, он сверлил глазами сестру, которая с отрешённым лицом ковырялась в своей тарелке и его как будто совсем не замечала. Чтобы привлечь к себе внимание, он всё время мешал ей взять то или иное блюдо, и когда их палочки коснулись одного куска рыбы, тётя забрала тарелку и передала её своей дочери.
- Кушай побольше, тогда у тебя всё получиться на экзамене, - ласково приговаривала она, подкладывая Мэй самые лучшие кусочки.
- Ты же отправишь меня в Университет, если я сдам экзамены? – с надеждой спрашивала она мать в который раз, желая как можно скорее покинуть это место.
- Конечно-конечно. Я же тебе обещала! – с радостью пообещала ей Йоко.
- Я не знаю, что с тобой сделаю, если ты не сдержишь обещание, - насупилась Мэй.
- Я же обещала! Не беспокойся об этом, - заверила она дочь. - Устрою тебя в Университет любой ценой, даже если мне придётся продать себя в рабство, договорились? – они обе по-заговорщически хитренько скосили глаза на Хану и Юн Со и засмеялись.
В это время Юн Со ногой пнул под столом Хану по ноге, та не проронив ни звука, поджала ногу ближе к себе. Тогда он пнул сильнее и Хана, не удержавшись, ударилась о плечо ничего не понимающей сестры, но снова промолчала. Но Юн Со этого было мало, ведь Хана даже не взглянула на него, и он приготовился пнуть по её ноге ещё раз. Но в этот момент тётя вытянула свои ноги под столом и очередной пинок Юн Со пришёлся прямо по ним. Плошка вывалилась из её рук, и тётка повалилась на пол.
- Что это такое!? – завопила она, заглядывая под стол.
Но Хана так и не подняла на брата своих глаз.
После ужина Юн Со ждал Хану в коридоре, и как только она вышла из двери, он схватил её за плечи и придавил к стене.
- Ты не любишь меня? – снова спросил он, изучая её лицо. - Неужели не любишь? Отвечай!
Хана старательно отводила от брата свой взгляд и упорно молчала, дав себе слово игнорировать его.
- Или мне послышалось, что ты любишь меня? Тогда скажи, что любишь, - упорствовал Юн Со.
Не желая больше слушать его настойчивые вопросы, Хана вырвалась из рук брата и быстро скрылась в комнате, задвинув дверь прямо перед его носом. Она прислонилась к двери, переводя дыхание. Мэй лежала в постели и с любопытством смотрела на ворвавшуюся в комнату вне себя сестру.
Подойдя к своему месту, Хана с ужасом увидела Юн Со, подбежавшего к окну с улицы, и остолбенела. Он жестом поманил её во двор. Хана, как заворожённая, смотрела на него, не в состоянии реагировать. «Ну, сколько можно преследовать меня! Неужели он не понимает, что мы не сможем, никогда не сможем быть вместе!» - думала она. Он поманил её ещё и ещё раз. Придя в себя, Хана резко задвинула внутреннюю раму с непрозрачными стёклами. Юн Со стал настойчиво стучать в окно.
- Эй, что между вами произошло? Любовная ссора? – ехидно улыбаясь, спросила сестру Мэй. Она подошла к окну и протянула руку, чтобы отодвинуть раму. Но Хана не позволила, перехватив её руку. Между сёстрами завязалась небольшая борьба. И в то время, когда Мэй, оттолкнув сестру, вырвалась из её рук и всё-таки отодвинула раму, Юн Со бросил в окно камень. Пробив наружное стекло, камень влетел в комнату и девушки, испуганные от неожиданности, громко вскрикнули, отскочили назад и упали на пол.
Обеспокоенная вознёй и шумом, в комнату девочек ворвалась Йоко: - Что это? Что здесь происходит?
Увидев разбитое окно, она сразу бросилась к дочери: - Ты не ранена? Не ранена?
- Нет, со мной всё в порядке, - успокоила её Мэй, поглядывая исподлобья на Хану.
- Что здесь случилось? Что это? – ужаснулась тётя, подобрав со стола камень. - Неужели, вор, а? – она с опасением заглянула в дыру в стекле.
- Разве вор будет стучаться перед тем как грабить? – усмехнулась Мэй. Хана испуганно сжалась в комок.
- Что? Стучаться? Беспредел какой-то! – возмутилась Йоко.
В это время при входе зазвонил телефон, и она вышла из комнаты.
- Алло. А! Мама Ханы! - радостно поприветствовала она Мичико. - Вы возвращаетесь? Когда? Конечно! Вы должны вернуться к выпускному Ханы. Да! Не беспокойтесь о гостинице. Не торопитесь и возвращайтесь к выпускному Ханы. Да. Да-да, - доброжелательно ответила она и положила трубку.
Поговорив с матерью Ханы, Йоко сразу переменилась в лице, забеспокоилась и тут же стала набирать какой-то номер.
- Алло. Это "Весенняя гостиница", - нервозно представилась она. - Покупатели всё ещё не нашлись? Скажите им, чтобы приходили немедленно, я продам гостиницу дешевле! Потому что очень тороплюсь! Да! – прокричала она в трубку, еле сдерживая эмоции.
___________________________
* В Японии и Корее запрещается бракосочетание между близкими родственниками.
__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь

Последний раз редактировалось SerjAnd; 14.03.2018 в 17:21.
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
5 пользователя(ей) сказали cпасибо:
ANИА (31.07.2018), EJIEHA (16.03.2018), Roxy (15.03.2018), зубами_щелк (15.03.2018), Разная Lubov (11.04.2018)
Старый 16.03.2018, 16:27   #20
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,071
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,105
Поблагодарили 33,758 раз(а) в 3,270 сообщениях
Репутация: 192861
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...


На следующее утро Хана, улучив момент, уехала в школу одна, стараясь быть незамеченной братом. Но Юн Со сразу обнаружил её отсутствие и тут же бросился за ней.
- Хана! Хана! – кричал он, догоняя её по улицам. Но Хана, стараясь не оборачиваться, крутила педали велосипеда, что было силы, и мчалась вперёд, не притормаживая. Юн Со почти догнал её у местных магазинчиков. Он был всего в каком-то полуметре от неё, только протяни руку, когда Хана, вильнув от него в сторону, не удержалась в седле и упала на мокрый асфальт. Велосипед с грохотом рухнул на дорогу. Она, сморщившись от боли, схватилась за коленку – на ней алела большая кровавая ссадина. Юн Со, испугавшись за сестру, подбежал к ней.
- Хана! Ты поранилась? – заботливо спросил он, помогая ей приподняться. - Смотри, ты же поранилась! - потрогал он её разбитую коленку – из ссадины сочилась кровь. Чуть не плача от досады, Хана оттолкнула его руку и, поднявшись на ноги, медленно захромала по улице, припадая на ушибленную ногу.
Юн Со поднял велосипед и подкатил его к сестре. Она, насупившись, отвернулась от него.
- Мы опоздаем, - произнёс Юн Со, с лукавой улыбкой глядя на Хану, обиженно надувшую губы. Его развеселил её внешний вид - растрёпанная, обиженная, как маленький ребёнок, право слово, но в тоже время это казалось до странности милым и очаровательным.
- Мы опоздаем! – повторил он, похлопывая по багажнику и приглашая сестру садиться. Хана упрямилась и никак не хотела подчиняться брату. Тогда Юн Со, схватил её за руку, силком усадил на багажник и соединил её руки в кольцо на своём животе. Упрямая Хана руки тут же убрала. Юн Со снова соединил их и шутливым тоном скомандовал: - Пристегните ремни!
Чтобы успеть к началу занятий, Юн Со быстро крутил педали, а Хана, всё-таки, убрав руки, еле держалась за багажник, мотаясь из стороны в строну, опять рискуя свалиться. Уже подъезжая к школе, Юн Со всё же остановился и ещё раз обхватил себя руками сестры. Но сестра снова их убрала. Тогда он так резко дёрнул велосипед с места, что Хана повалилась с багажника назад, прямо на песчаную дорожку аллеи. Отставив велосипед, Юн Со подошёл к ней, резко поднял с дорожки, удерживая под руку и, глядя в глаза, спросил:
- Ты, правда, не любишь меня? Как же так? Больше ничего не хочешь сказать? – затряс он её.
Хана упрямо молчала, избегая его взгляда.
- Мне показалось, что ты меня любишь? – настаивал Юн Со, добиваясь от неё признания. Но Хана не поддавалась и, когда брат отвернулся, поднимая выпавшую из корзины сумку и велосипед, она бросилась бегом по дорожке к школе.

Весь урок Юн Со не сводил глаз с Ханы, поглощая её взглядом, в надежде, что она всё-таки обратит на него внимание. Мика, сидевшая между ними, поймав взгляд Юн Со, расценила его по-своему и стала строить ему глазки.
- Я лю-блю те-бя. Я лю-блю те-бя. Люблю тебя, - повторяла она беззвучно, медленно произнося по слогам, чтобы он смог прочитать по губам её признание. Потом она прикрылась тетрадью и послала ему поцелуй.
Но Юн Со не реагировал на неё и неотрывно продолжал смотреть на профиль Ханы, пока не прозвенел звонок.
- Хорошо, можете быть свободны! – возвестил учитель окончание урока.
Ребята засобирались обедать. Юн Со, достал свой узелок* и подсел к Хане, чтобы пообедать вместе. К ним сбежалась почти вся женская составляющая класса. Они расселись кружком вокруг Ханы и Юн Со и каждая стала выкладывать свой узелок перед своим кумиром, желая накормить его вкусненьким. Но Юн Со ни на что и ни на кого не обращал внимания, кроме Ханы. Он, не отрываясь, наблюдал, как она раскрыла свой контейнер, даже не удостоив его вниманием. Мика тоже раскрыла свой ланчбокс и поставила его перед Юн Со, явно любуясь своей выдумкой – на отварном рисе, плотно уложенном в своём отделении, были изображены ярко-розовые губы. Она развернула заранее подготовленный лист бумаги и стала читать: - Зав-тра вы-пуск-ной. Юн Со при-дёт?
Юн Со ничего не слышал и не видел, уставившись только на Хану. Тогда Мика попросила подругу, толкнув её локтём:
- Быстрее, спроси у него. Скажи ему, что он обязательно должен прийти! Давай! - трясла она подругу. Хана медленно подняла глаза и, не выдержав пристального взгляда брата, поднялась с места и вышла из класса.
- Зав-тра вы-пуск-ной. Юн Со при-дёт? Зав-тра… - как заведённая повторяла по слогам Мика, стараясь переключить внимание на себя. Но Юн Со, даже не слушая её, тоже поднялся с места и последовал за сестрой, прихватив с собой свой узелок с едой. Любопытная Мэй выскочила из класса следом за ним и, усмехаясь, наблюдала, как он догнал Хану и прижал её к стене.
- Давай есть. Я проголодался, - спокойно попросил он, но сестра оттолкнула его руку и пошла дальше по коридору. Он догнал её снова и уже требовательно прикрикнул: - Давай есть! Я проголодался! Но Хана снова его оттолкнула и убежала вперёд. Юн Со бросился за ней следом.
Мика тоже выбежала из класса следом за Юн Со и, пытаясь понять, что происходит, кричала ему на бегу: - Юн Со, почему ты злишься?
Шум и беготня в коридоре привлекли внимание учеников, и вокруг них собрались любопытствующие.
Возле женского туалета Юн Со удалось поймать Хану за плечи и между ними завязалась борьба. Хане удалось вырваться, и она быстро скрылась в дамской комнате. Недолго думая, брат влетел следом за ней, за ним - Мика. Из туалета послышались девичьи визгливые крики. Хана попыталась скрыться от Юн Со в кабинке, но он выволок её оттуда и снова прижал к стенке, пристально вглядываясь в её лицо. Не желая встречаться с ним взглядом, Хана опустила голову. Заинтригованные ситуацией, присутствующие враз смолкли, обратившись в слух. Отдышавшись, не обращая внимания на набившихся в туалет девушек, он сказал дрожащими губами, еле сдерживая слёзы:
- Я понимаю... Я понимаю, что ты чувствуешь… просто… перестань меня избегать, пожалуйста… Давай есть. Я голодный.
Хана молчала, уставившись в пол.
- Юн Со, ты злишься? Почему? – не унималась Мика, прыгая вокруг него. – Что случилось? Что?
Так и не получив от Ханы ответа, Юн Со оставил ей свой узелок и вышел из туалета, провожаемый заинтересованными взглядами учениц.
Наконец, Хана подняла голову. По её щеке скатилась одинокая слеза. Девушка переживала взрывоопасную смесь эмоций, ей до боли было жаль его и всей душой и сердцем она была готова броситься за Юн Со, но… Она проводила его долгим взглядом, полным сочувствия и сожаления, так и не подчинившись истинным чувствам.
Юн Со прождал Хану на велосипедной стоянке до темноты, но она так и не пришла. Он сидел напротив её одиноко стоявшего велосипеда, и все его мысли были заполнены лишь ею и её словами о любви к нему. Да, он воспринимал их до конца, как самые настоящие чувства…
_______________________________
* в Японии контейнеры для завтраков/обедов у школьников заворачиваются в кусок ткани или платок.
__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь

Последний раз редактировалось SerjAnd; 16.03.2018 в 19:17.
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
5 пользователя(ей) сказали cпасибо:
ANИА (31.07.2018), EJIEHA (14.05.2018), Roxy (31.05.2018), зубами_щелк (17.03.2018), Разная Lubov (11.04.2018)
Ответ

Метки
драма, любовь, отношения, трагедия, чувства

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 10:19.


Работает на vBulletin® версия 3.7.4.
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.
Перевод: zCarot

Обратная связь