Вернуться   Форум - Мир Любви и Романтики > О Любви > О Любви в прозе

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 13.06.2018, 16:58   #41
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,062
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,097
Поблагодарили 33,728 раз(а) в 3,262 сообщениях
Репутация: 192831
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...

27. Напрасные надежды

Дрожа от холода и волнения, Хана упорно дожидалась, когда брат появится на улице. И через некоторое время он в сопровождении своей свиты вышел из дверей клуба и направился к автомобилю. Хана тут же бросилась к нему и, схватив за руки, остановила его.
- Братик... Юн Со... Братик! – произнесла она, заглядывая ему в лицо и пытаясь обратить на себя внимание. Но Юн Со, не промолвив ни слова, поднял на неё полный недоумения взгляд, резко оторвал от себя её руки и в полном равнодушии прошёл мимо неё к машине. Хана бросилась за ним, но преданные телохранители дружно оттеснили её от своего главаря, позволив ему спокойно сесть в салон.
- Юн Со! Братик! – кинулась она к дверце, захлопнувшейся перед её лицом, и стукнула ладошками по стеклу. Но Юн Со никак не отреагировал на неё, сохраняя безразличный вид. И, когда машина тронулась, она, не отставая, побежала рядом.
Пока автомобиль набирал скорость, она так и бежала, пока хватало сил, молотя ладошками по стеклу.
- Братик! Юн Со! – кричала она, обливаясь слезами, но он даже не повернулся к ней. И лишь, когда Хана отстала, продолжая всё медленнее и медленнее бежать по дороге за отдаляющейся машиной, он слегка повернул голову, наблюдая за ней боковым зрением в заднее стекло. И отвернулся, когда машина набрала скорость, оставив Хану далеко позади.
- Босс, Вы в порядке? – спросил Ивао, обеспокоенный его настроением.
- Я больше не хочу заставлять Хану страдать, - задумчиво произнёс Юн Со, уставясь отсутствующим взглядом в одну точку.
- Босс, Вы единственный, кто страдает в этой ситуации.
- Я страдаю из-за того, что не могу отпустить Хану! – вдруг закричал Юн Со, сорвавшись. - Если мы с ней сейчас увидимся, я не думаю, что смогу это пережить. Я могу сойти с ума. Мне кажется, что я уже схожу с ума! Я даже самому себе не могу верить...
- Вы не должны прятаться от человека, которого любите, - сказал Ивао, искренне разделяя его переживания, и, обернувшись к нему, предложил: - Я остановлю здесь.
- Нет. Это приказ, - твёрдо ответил Юн Со.

- Юн Со-о-о! Бра-а-атик! Бра-а-атик, где ты? Юн Со-о-о! - Хана ещё долго бежала по улицам, вдоль светящихся витрин, мимо любопытных прохожих, крича и зовя своего братика, пока ноги не принесли её в парк, к тому самому дереву, под ветвями которого он поклялся ей быть всегда рядом.
- Юн Со! Братик! Это правда, ты? Почему ты никогда не искал меня? Ты забыл меня? Ты не хочешь меня больше видеть? Бра-а-атик! – она плакала навзрыд и кричала в темноту аллеи, срываясь на визг.
Ей казалось, что её жизнь рушится на глазах. Ещё вчера она была уверена, что братик, верный своему обещанию, где-то рядом и всегда будет защищать её. А сегодня её хрупкий мир развалился на части «до» и «после» - тот «до», где с ней был Юн Со, и пусть только в воспоминаниях, но она была счастлива, ожидая с ним встречи, и этот «после», где они больше никогда не будут вместе. Он не простил её, не простил её побега от любви и теперь ему не нужны её признания, не нужна её любовь, не нужна и она сама. Но он остаётся её братиком, и она будет продолжать любить его, несмотря ни на что...
- Братик! Неужели, ты умер? Неужели, ты умер? Бра-а-атик! Юн Со-о-о! – кричала она, изнемогая от непрекращающихся слёз. И, когда она была уже готова поверить в то, что Юки это совершенно другой человек, но как две капли похожий на её братика, она услышала знакомый свист. Он доносился из-за дерева, и Хана замерла, плохо соображая, слышит ли она его наяву или это опять ей чудится. Она обернулась на звук, вглядываясь в темноту, и заметила, как из-за ствола вышел человек в длинном тёмном пальто и, насвистывая, медленно направился к ней. Она остолбенела, не смея пошевелиться – перед ней остановился живой Юн Со. Его тёмные глаза изучали её лицо, видя на нём гораздо больше эмоций, чем сейчас переживала она сама. Она была похожа на маленькую девочку, такой потерянной и одинокой казалась она наедине со своим горем.
Пару минут они стояли друг напротив друга в полном молчании. Она смотрела на него, часто моргая, потому что в глазах всё расплывалось от слёз и боли старых воспоминаний, и не могла поверить, что всё это не галлюцинации. Но Юн Со протянул навстречу ей руки, раскрыв свои объятия: - Хана…
Еле передвигая одеревеневшие ноги, она неуверенно зашагала к нему. Пытаясь убедить себя, что всё это не игра её воображения, и братик действительно стоит напротив неё, она, протянула руку и коснулась ладонью его щеки, ощущая тепло её кожи.
- Б-б-братик... Это на самом деле ты, братик? – дрожащим голосом пробормотала Хана, не отрывая глаз от его лица.
Юн Со притянул Хану к себе и обнял, крепко прижав её. - Да, это я... твой братик...
Хана сначала напряглась, внутри всё сжалось, но потом, испытывая непередаваемые чувства, уткнулась лицом в его плечо и заплакала. Она навсегда запомнит, как билось его сердце. Она так отчётливо чувствовала его своим, когда он, крепко сжимая её в своих объятиях, просто молчал. Нет, не просто молчал, точнее не мог ничего сказать, словно что-то мешало, какой-то комок подступил к горлу. Они долго стояли так, не размыкая объятий и не произнося ни слова, и вокруг оглушительная тишина ожидания. Потом он отвёл её в ресторан, но даже там, в уютной обстановке, за барной стойкой, под тихое звучание музыки, разговор долго не мог установиться, как это всегда бывает при свидании после долгой разлуки.
- Из-за того, что ты так хорошо говорил по-японски, я подумала, что это не ты, братик, - первая нарушила молчание Хана, пристально разглядывая своего изменившегося брата.
- Ты тоже очень хорошо говоришь по-корейски, - сделал ей комплимент Юн Со.
- Я ждала кое-кого... – с милой улыбкой ответила Хана. - Когда я, наконец, встречу его, то скажу всё, что так давно хотела сказать. Поэтому я совершенствовала свой корейский. Я очень много хотела сказать... И, если я не смогу ему это сказать... это будет грустно, и я сильно расстроюсь... – её голос дрогнул и глаза увлажнились.
Сглотнув тугой комок, Юн Со, растроганный её признанием, потянулся за бокалом.
- Где мама? – спросил он, разглядывая рубиновый напиток.
- От них нет никаких вестей, - грустно ответила Хана.
- До сих пор?
- До сих пор… - кивнула она головой.
- Тебе, наверное, тяжело пришлось одной? – поинтересовался Юн Со.
Сдерживая то и дело набегающие на глаза слёзы, Хана отрицательно замотала головой.
- Братик... Братику было во много раз тяжелее, чем мне, - проговорила она запинающимся голосом. - Как ты жил? Чем занимался?
Твёрдый подбородок дрогнул и Юн Со часто заморгал глазами от подступивших слёз. Отвёл взгляд и пригубил вина.
- Как ты существовал? Как выжил? – спрашивала она брата, но он не ответил, а она, двадцатилетняя девушка, не могла понять, что кроется за его молчанием. Вместо ответа она увидела, как его пальцы так сильно сжали тонкую ножку бокала, что, казалось, она вот-вот переломится.
Они спрашивали и отвечали коротко о таких вещах, о которых они сами знали, что надо было говорить долго.
- Хочешь, я нарисую твой портрет? – вдруг спросил он, резко сменив тему.
- Ты всё ещё рисуешь? – улыбка тронула губы Ханы.
Юн Со щёлкнул пальцами и что-то шепнул подошедшему официанту.
- Ты уже не тот братик, которого я знала, - робко произнесла Хана, открывая в нём новые, не знакомые ей черты характера и поведения.
- Тебе не нравится? – спросил Юн Со, ухмыльнувшись. Он пристроил на себе папку с чистыми листами бумаги, которые принёс официант, и занёс над ними карандаш, готовый сделать первые штрихи портрета. Но так и не смог начать рисовать. Сдвинув бумаги чуть ниже и приоткрыв для себя обзор, он стал рассматривать Хану, наблюдая за её глазами поверх папки. Взволнованная их встречей и растревоженная воспоминаниями о родителях, она была очень неспокойна. Он видел, как её глаза стали медленно наполняться слезами и, проникшийся её настроением, сам не смог сдержать слёз и первые капли закапали на чистую поверхность бумаги.
- Я так много хотела тебе сказать, - всхлипнула Хана. - Но теперь, когда мы, наконец, встретились, я не знаю с чего начать. Я хотела задать тебе много вопросов. Хотела сказать тебе много-много слов... – заплакала она, опустив голову.
- Ничего не говори... Не двигайся... Просто посмотри на меня, - попросил он и Хана села поровнее и подняла мокрое от слёз лицо. Но не в состоянии успокоиться, она продолжала всхлипывать и снова опустила голову. Юн Со отложил папку на барную стойку.
- Ты уже нарисовал меня? – спросила она брата, пытаясь улыбнуться сквозь слёзы.
- Да, - коротко ответил Юн Со и Хана потянулась к бумагам. Но то, что она увидела, заставило её ещё сильнее разразиться плачем – вместо карандашного портрета на бумаге расплывались мокрые пятна. Едва касаясь пальцами рисунка, сделанного слезами братика, она уже не могла остановить своих рыданий.
- Не плачь... – тихо проговорил Юн Со, с трудом выдерживая её горькие слёзы. Хана согласно покивала головой, но плач не унимался.
- Не плачь... – повторил он, и она снова кивнула.
- Не плачь!.. – закричал он и, ничего не объяснив, резко встал со стула. Он схватил своё пальто и направился к выходу из ресторана.
Его окрик подействовал на Хану отрезвляюще. Она прекратила всхлипывать, положила папку с бумагами обратно на стойку и бросилась за братом следом.
__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь

Последний раз редактировалось SerjAnd; 13.06.2018 в 21:21.
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Roxy (17.06.2018), зубами_щелк (28.08.2018)
Старый 15.06.2018, 16:25   #42
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,062
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,097
Поблагодарили 33,728 раз(а) в 3,262 сообщениях
Репутация: 192831
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...


- Нашу гостиницу продали. Возможно, у мамы и папы какие-то проблемы. Они не хотят возвращаться, потому что боятся, что расстроят нас. Это я... нет, это Рю-семпай устроил меня на работу. Теперь я живу в Токио… - она почти бежала, едва поспевая за широким шагом Юн Со, пытаясь рассказать ему всё, что произошло с ней во время его отсутствия. Она так надеялась, что они смогут поговорить с ним по душам, но он, пребывая в каких-то своих думах, был молчаливым и казался безразличным. Но Хана не сдавалась. Она словно хвостик следовала за ним, пристраиваясь то с одной его стороны, то с другой, но он не обращал на неё никакого внимания, словно и не слушал её вовсе, продолжая двигаться вперёд к ожидавшей его машине.
- А, что если мама ищет нас? Все говорят, что Токио огромный город, но я всё ещё надеюсь, что мы все встретимся однажды. Когда мама и папа вернутся, мы все будем жить вместе, да? Мы будем играть в снежки и вместе лепить снеговиков, так ведь? – загадывая наперёд, она хотела расшевелить его, настраивая на позитивный лад. Она искренне улыбнулась ему, когда он вдруг остановился.
- Мне нужно идти. Береги себя… - с непроницаемым видом, сказал Юн Со и пошёл дальше.
Но Хана не отставала. Она схватила его за плечи и развернула к себе.
- Братик, почему ты так себя ведёшь? Ты ведёшь себя очень странно... Ты забыл меня? Я ждала! Я ждала твоего возвращения! Ты забыл меня? – заглядывая в его лицо, лишённое какого-либо выражения, она пыталась достучаться до его сердца, но он, уставясь отсутствующим взглядом в пространство, оставался холодным и неприступным как скала.
Он равнодушно оторвал от себя её руки и ответил, посмотрев ей в глаза: - Да, я забыл тебя... И ни один мускул не дрогнул на его лице.
- Где ты живёшь? Чем занимаешься? Где мне тебя найти? – не унималась Хана, пытаясь задержать брата, снова хватая его за руки.
- Холодно. Я пошёл, - ответил он, не реагируя на её вопросы.
- Братик... – всхлипнула Хана, не отпуская его руку. Но он резко отбросил её.
- Хватит преследовать меня, - настойчиво попросил он, сурово глядя в её полное безутешности лицо. Засунул руки в карманы брюк и, сохраняя выдержку, пошёл к машине.
- Братик... – прошептала Хана, провожая его удаляющуюся фигуру глазами полными слёз. Она не понимала, почему он снова оттолкнул её. Она не могла поверить в его равнодушие, ведь она чувствовала, как билось его сердце, когда он крепко обнимал её. Её сознание отказывалось принять мысль, что эта встреча после двухлетней разлуки с ним была первой и, увы, последней. Опустошённая, она осела на асфальт, продолжая всхлипывать. Сколько раз за последнее время она взлетала к небесам, окрылённая радужными мечтами, и столько же раз падала. Но как бы больно ей сейчас не было, она знала, что всегда всем сердцем будет любить брата, сохраняя в памяти самые нежные воспоминания о том времени, когда он был рядом.
- Братик... Братик! – закричала она ему вслед, изнемогая от душевных терзаний, всё ещё надеясь вернуть его, но лишь тишина ночного города была ей ответом.
Сев в машину, Юн Со долго не мог успокоиться, что оставил Хану в таком плачевном состоянии. В памяти ещё стоял её молящий взгляд и в ушах звенели слова: «Братик, где ты живёшь? Братик!..» Его глаза наполнились слезами и, чтобы не разрыдаться в присутствии Ивао, он закусил кулак.
- Я только сделал её ещё несчастней... – пробормотал он. Губы его задрожали и слёзы, не удержавшись, пролились из глаз, стекая по щекам. - Прости, Хана…
Никому было неведомо, какие чувства бушевали в нём…
Два года назад, оказавшись на улице, Юн Со быстро связался с дурной компанией и начал свою карьеру как обычная уличная шпана на побегушках у мафии. Поднявшись с самых низов, он, обездоленный сирота, обладая отвагой и бесстрашием, заслужил уважение у босса, стал его любимцем, и тот даже нарёк его своим сыном. Так клан стал его настоящей семьёй. Та среда, в которой он стал вращаться, изменила его и внешне и внутренне, сделав жёстче. Но он всем сердцем любил Хану и больше всего на свете хотел быть с ней, только теперь он был связан с криминалом и не имел права подвергать её жизнь опасности. Поэтому она должна находиться как можно дальше от него и не искать с ним встреч. Если бы он только знал, что Хана любила его и ждала все эти два года, он бы никогда не ступил на этот путь. Если бы он только знал…

__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь

Последний раз редактировалось SerjAnd; 15.06.2018 в 21:08.
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Roxy (17.06.2018), зубами_щелк (28.08.2018)
Старый 19.06.2018, 17:53   #43
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,062
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,097
Поблагодарили 33,728 раз(а) в 3,262 сообщениях
Репутация: 192831
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...

28. Юки

- Ты очень уважаешь Юки, - сделала вывод Мэй, разминая уставшие плечи и руки босса, когда они остались вдвоём после визита гостей.
- Да-а-а, он хороший парень, - протянул босс, довольный прошедшей встречей. - У него особые глаза. Глаза, которые видели настоящую кровь… Он заменит меня в будущем. Я должен быть благодарен ему. В награду, я передам ему своё место…
- Из-за случая два года назад? – уточнила Мэй, насторожившись.
- Ммм? Да,.. для объединения группировки и для меня лично он убил Шимаду. Он тоже кореец, так что вы должны хорошо поладить, - захихикал босс, разомлев под руками своей женщины.

Вечером Мэй рассказала матери о встрече с Юн Со, о его новом имени и об их отношениях с боссом.
- Юки? Этот придурок? – возмутилась Йоко. - При одной мысли о нём у меня мурашки по коже, - поёжилась она. – Однажды, взглянув в его глаза, можно сказать, что он приносит несчастья. Ужас! Кошмар какой!
- Юн Со… Босс сделал его своим преемником, - поделилась с ней Мэй.
- Преемником? – удивилась мать.
- Мама, если ты увидишь Юн Со, будь с ним поласковей, - попросила её дочь. - Если ты приложишь руки к этому делу, то всё испортишь. Я никогда не прощу тебя, если это случится.
- Ты что-то задумала? И даже мне не сказала! Что? – настойчиво поинтересовалась у неё Йоко.
- Думаешь, я буду жить с этим стариком до самой смерти? – хитро усмехнулась Мэй.
- Ты с ума сошла? Только не Юн Со! – закричала на неё мать.
- Почему нет? Почему? – Мэй не понимала, почему она до сих пор настроена против Юн Со.
- Он… он... Ах, да! Он любит Хану! – напомнила она дочери. - Смотря на всё это, ты до сих пор не понимаешь? Как бы там ни было...
- Они же официально дети одних родителей! – прервала её Мэй. - Поэтому, независимо от обстоятельств, они не могут быть вместе.
- Родители Ханы уже умерли! – вдруг открылась дочери Йоко.
Поражённая услышанным, Мэй присела возле матери и, нахмурившись, спросила: - Что-что?
- Так что выброси это из головы. Оставь их в покое и пусть они вместе счастливо живут там, где их никто не знает.
- Ты не шутишь? Это правда? – Мэй дёрнула мать за руку, требуя у неё объяснений.
- Они… они погибли 2 года назад в автокатастрофе, - нехотя призналась она дочери. - Ради всего святого не говори им! Если Юн Со узнает правду, думаешь, он оставит нас в покое? – умоляла она её. - Я знала правду, но скрывала это от них. Я продала гостиницу и сбежала, думаешь, он простит меня?
Мэй с ужасом смотрела на мать, переваривая ошеломляющую информацию.

На следующий день в гостинице с самого утра готовились к званому обеду в честь каких-то важных гостей, и некоторые горничные помогали официанткам доставлять из кухни заказные блюда в ресторан.
- Простите за доставленные неудобства, - Мика передала свой сервировочный столик официантке и пристроилась рядом с управляющим, вытянувшимся по струнке у стены. Вытянув шею, она вертела головой в разные стороны, стараясь высмотреть, что происходило в зале, но управляющий, шикнув на любопытную горничную, подтолкнул её к двери на выход. Пятясь назад, она натолкнулась спиной на огромного бугая из охраны и, принося ему свои извинения, поклонилась.
- Простите… - съёжилась она, ожидая замечания, но охраннику было не до неё - в двери гостиницы, в сопровождении телохранителя вошёл ожидавшийся гость, и весь встречающий его персонал, включая личную охрану, склонились в низком поклоне.
- Добрый день, сэр! – хором приветствовали они вошедшего гостя.
Наблюдая за происходящим поверх плеча бугая, Мика с удивлением узнала в важном госте Юн Со. От неожиданности потеряв дар речи, она остолбенела, когда он прошёл мимо неё в зал. Но тут же очухавшись, бросилась следом за ним.
- Что ты делаешь?! – управляющий поймал её у дверей в ресторан, но девушка стала брыкаться, стараясь вырваться из его рук.
- Юн Со! Стой! Стой! Юн Со!.. – закричала она, сопротивляясь управляющему и пытаясь заглянуть в зал сквозь тесные ряды охраны.
Она видела, как Юн Со, поприветствовав собравшихся, скрылся в глубине зала, не обратив на её крики никакого внимания.
Мика, наконец, высвободилась из рук управляющего и побежала на этаж, разыскивая Хану.
- Хана! Хана! Хана! – кричала она, ворвавшись в служебное помещение. Она схватила подругу за плечо и никак не могла успокоиться, раскрасневшись от перевозбуждения.
- Что? Что такое? – отшатнулась от неё Хана, напуганная её состоянием.
- Только что... Юн Со... видела... Я видела Юн Со! - интенсивно жестикулируя руками и заикаясь на каждом слове, наконец, выговорила Мика, и Хана, не вдаваясь в подробности, тут же бросилась вниз, в ресторан. Мика, не отставая, последовала за ней. Но в дверях девушки наткнулись на охранников, выстроившихся в ряд, плечом к плечу, загораживая проход в зал.
- Пожалуйста, пустите меня! – взмолилась Хана, стараясь просочиться сквозь плотный строй, но попытки её были тщетны.
- Что вы здесь вытворяете? – услышали они громкий голос вездесущего управляющего, и Хана кинулась к нему: - Пожалуйста, можно я пройду туда! Мне нужно пройти! – умоляла она его, но он отпихнул её как назойливую муху и схватил за руку Мику.
- Мика, только из-за того, что нам не хватает работников, иди быстрее! – потащил он её за собой.
- А как же я? – закричала Хана, сдерживаемая охраной.
- А тебе нельзя! – выкрикнул управляющий.
- Управляющий! - продолжала звать его девушка, отчаянно работая локтями, всё ещё надеясь прорвать заслон, но вдруг сзади кто-то схватил её за руку. Она резко обернулась и замерла от неожиданности. Юн Со рывком оттащил её от охраны и, заведя за угол коридора, бросил к стене.
- Братик... – дрожащими губами пробормотала Хана, вцепившись в его пальто обеими руками.
- Что? Возвращайся к работе, - невозмутимо ответил он.
- Подожди!.. Давай встретимся. Там... был ты?.. Мне нужно с тобой поговорить, - срывающимся на плач голосом умоляла она его, вглядываясь в безразличное лицо. Но Юн Со не проронил больше ни слова и, только нервно сглотнув, собрался уйти. Но Хана остановила его и залезла в карман пальто. Она достала оттуда его мобильный телефон и крепко зажала в своих ладонях.
- Я возьму его себе... Я буду ждать твоего звонка... – пролепетала она.
Юн Со поднял руку, чтобы забрать мобильник, но на секунду задержал её навесу от нерешительности. Потом всё-таки накрыл ею руки Ханы и крепко сжал её пальцы, безмолвно требуя вернуть аппарат.
- Пожалуйста, братик... - всматриваясь в его глаза молящим взглядом, она покачала головой, отказываясь вернуть телефон. В её распахнутых глазах было столько боли, отчаяния и мольбы, что, не в силах бороться со своими чувствами, Юн Со отпустил её руки. Но, так и не сказав больше ни слова, покинул Хану.
«Я доставляю братику только боль...» - подумала Хана и бессильно опустилась на пол, не выпуская телефон из рук. Она была так поглощена своими переживаниями, что не заметила Рю, внимательно наблюдавшего за ними из-за стеклянного ограждения эскалатора. Он тоже узнал Юн Со и, заинтересованный его внезапным появлением, прошёл в зал. Наблюдая из-за спин многочисленных охранников, он видел, как мужчина почтенного возраста представил Юн Со собравшимся гостям:
- Юки! – босс, подняв вверх его руку, представил своего преемника.
Переждав, пока не затихли аплодисменты и восторженные крики собравшихся, Рю прошёл мимо накрытых столиков, отыскивая Юн Со глазами. Тот стоял напротив окна, уперевшись в стекло широко расставленными руками, словно пытался объять вверенный ему квартал. Неслышно ступая по ковру, Рю подошёл сзади и обратился к нему: - Юн Со…
Но тот даже не шелохнулся, никак не отреагировав на обращение.
- Юн Со! – окликнул его Рю громче.
- Юки… - поправил его Юн Со, не оборачиваясь.
- Неважно как ты себя теперь называешь, - строго ответил ему Рю. - Почему ты опять появился рядом с Ханой?
Юн Со медленно повернулся к Рю и смерил его долгим взглядом. Рю заметил, как за два года он изменился внешне, став взрослее, сдержаннее и мужественнее. Больше всего на свете Рю желал, чтобы этот парень никогда не встречался на их с Ханой пути и вот теперь он снова между ними и внутри него опять вспыхнул потухший уголёк ревности.
Проигнорировав его вопрос Юн Со прошёл мимо, но Рю остановил его, ухватив за руку.
- Что?.. Давно это было... Хочешь опять подраться? - ухмыльнулся Юн Со, приподняв бровь.
- Я принимаю твой вызов, - хмыкнув, ответил Рю, не задумываясь, и двое соперников посмотрели друг другу в глаза.
Через несколько минут в спортивном зале они снова сошлись в поединке, как пару лет назад. С криком Юн Со первый кинулся на Рю, но тот броском через голову бросил его на ковёр. Юн Со упал на спину и замер.
- Покажи мне свой коронный удар! – поддразнивал его Рю, готовясь к очередному нападению.
Юн Со рывком вскочил на ноги и, издав громкий вопль, снова бросился на Рю, но тот выставил защиту, сдерживая его, но Юн Со резко остановился перед выставленным кулаком. Внезапно его лицо приобрело миролюбивое выражение и это смутило Рю. Он держал кулак перед его улыбающимся лицом и не понимал, что происходит.
- О чём ты думаешь? Давай, защищайся, - сказал Рю, опуская руку. Но Юн Со только улыбался в ответ.
- Давай же, защищайся! – встряхнул его Рю, схватив за грудки.
- Я проиграл, - спокойно ответил Юн Со.
- Убегаешь? Ничтожество... – смерил его пренебрежительным взглядом Рю .
- Разве не по правилам дзюдо проигравшим считается тот, кто первым упал? – напомнил ему Юн Со. Он спокойно оторвал его руки от своей рубашки и, глядя в нахмуренное лицо соперника, добавил: -- Я больше тебе не враг.
Он отпустил руки Рю и направился к выходу.
- Если бы весь мир жил по правилам дзюдо... – загадочно произнёс он и обернулся. - Разве это не так?
- Если что-нибудь случится с Ханой… Спокойно ты из этого мира не уйдёшь, - пригрозил ему Рю и Юн Со, усмехнувшись, на прощание поднял руку, соединив большой и указательный палец в кольцо.
__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Roxy (19.06.2018)
Старый 21.06.2018, 21:50   #44
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,062
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,097
Поблагодарили 33,728 раз(а) в 3,262 сообщениях
Репутация: 192831
Получено наград:
По умолчанию

29. Юн Со и Мэй

Поздним вечером, после насыщенного событиями дня, Юн Со с Ивао поднялись на свой этаж. Приближаясь к номеру, они заметили, что возле него крутился какой-то человек, пытаясь попасть внутрь. Почувствовав движение в коридоре, он тут же бросился бежать. Переглянувшись, Юн Со и Ивао, не сговариваясь, разбежались в разные стороны, чтобы перехватить незнакомца у лестницы или у лифта. Ивао завернул за угол к лифтам, но на площадке было пусто, лишь навстречу ему спокойно двигался невысокий мужчина. Он подошёл к лифтам и нажал кнопку вызова. Пробежав на автомате мимо него, Ивао вдруг притормозил и обернулся. Мужчина обернулся тоже и, приветствуя, склонил голову, слегка улыбнувшись. Ивао узнал его… Подоспевший Юн Со, обежавший этаж по кругу, тоже узнал мужчину и они оба, остолбенев от неожиданности, проследили взглядом, как он зашёл в кабину.
На следующее утро Юн Со в срочном порядке был доставлен к боссу домой. Телохранитель проводил его в зал, где босс вместе с Мэй сидели за низким столом. Босс бережными движениями протирал клинок узкого меча. Юн Со и Ивао опустились на колени и поклонились хозяевам дома до земли.
- Даже теперь есть такие люди как мы… - произнёс босс, всегда держа оружие наготове. Ему было уже известно о появлении врага, и он ждал от Юки объяснений.
- Я думаю, это Шимада, - задумчиво произнёс Юн Со.
- Ты же сам убил его два года назад, - напомнил ему босс.
- Я избил его до потери пульса. Но мы точно не можем сказать, умер он или нет. Вообще-то, он исчез с лица Земли, - ответил Юн Со, с трудом веря, что Шимада мог выжить.
- Давай ещё подождём, - предложил босс, убирая меч в ножны.

Вечером Юн Со посетил клуб, чтобы встретиться и поговорить с Мэй наедине. Он зашёл в уборную комнату, скинул своё пальто на руки охранникам и те помогли ему надеть пиджак. Приводя себя в порядок перед зеркалом, в отражении он увидел Мэй, подошедшую к нему сзади. Юн Со щёлкнул пальцами и охранники, поклонившись, оставили его. Мэй подошла к нему вплотную и смело обняла за талию, положив голову ему на плечо.
- Юки... Хоть ты меня сначала и обманул, но кто бы мог подумать, что Юн Со появится передо мной в таком виде, - произнесла она обольстительным тоном, скосив на него глаза.
- С завтрашнего дня Хана не должна работать в таком месте как это, - без предисловий, не дрогнув, твёрдым голосом сказал Юн Со.
- Чего это ты раскомандовался? Можешь сказать поласковей? Попроси меня... - продолжала она очаровывать Юн Со томным голосом, разглядывая его отражение.
Он развернулся к Мэй лицом. Обнял её за талию и резко притянул к себе. Отвёл со лба чёлку, провёл пальцами по щеке и, с улыбкой глядя в её глаза, попросил: - Отпусти Хану.
- А ещё нежнее можешь? – она заманчиво улыбалась ему в ответ и строила глазки.
Юн Со промолчал.
Вдруг улыбка сползла с её милого личика и она, задрав нос, произнесла повелительным тоном: - Нет. Я не хочу...
Юн Со привычно щёлкнул пальцами и тут же охранники передали ему небольшой металлический чемоданчик.
- Теперь долг Ханы полностью отработан, - он открыл кейс перед лицом Мэй, явив на свет плотно упакованные в него пачки купюр. Захлопнул крышку и сунул кейс ей в руки.
- Деньги? Мне не нужны деньги, - безразличным тоном сказала она. - Разве ты не знаешь, чья я девушка? Когда мне нужны деньги, я их получаю без проблем, - она вернула чемоданчик обратно.
Юн Со оставил кейс на умывальнике и, пристально глядя в глаза девушке, сказал тоном, не допускающим возражений: – Давай поставим на этом точку.
Он обошёл Мэй сбоку и направился к выходу.
- Чего ты пытаешься этим добиться? – остановила она Юн Со, наблюдая за ним в зеркало. Мэй подошла к умывальнику и включила воду. - Я хочу, чтобы Хана лично отдала мне эти деньги…
Она вымыла руки и присела на край раковины. Юн Со повернулся к ней.
- Я её брат… Хана - моя сестра, - напомнил он ей, чтобы было понятно – его деньги, это и деньги Ханы тоже.
- Если так, то я тоже твоя сестра, - уточнила Мэй и попросила: - И меня забери отсюда. Думаешь, страдает только Хана? А как же я?.. Мне всего 20 лет, а я стала любовницей старикашки и хозяйкой клуба. Думаешь, мне не больно?
Её устремлённые на него глаза потемнели, взгляд наполнился страданием, и она продолжила повышенным тоном, не в силах уже сдерживать в себе накопленные обиды:
- Рю-семпай, Юн Со... Почему всегда только Хана? Из-за того, что ко мне так относятся, я ненавижу её…
- Что мне сделать, чтобы ты отпустила Хану? – спросил Юн Со, готовый принять любое её предложение.
Мэй подошла к нему, провела ладонями по лацканам пиджака вверх к плечам и соединила их на его шее. Глядя в его глаза, сказала:
- Полюби меня... Так же сильно, как ты любишь Хану, - она провела пальцами по его щеке, коснулась губ. - Убийца и хозяйка клуба... Тебе не кажется, что мы отличная парочка? – усмехнулась она. Обнимая его одной рукой за шею, Мэй запустила вторую под пиджак и ласкающим движением обвила талию. - В тот день, когда ты полюбишь меня всем сердцем, я... отпущу Хану.
Её томный голос и тягучий взгляд из-под сонно опущенных век, плавные телодвижения выражали странную смесь эмоций, которые несложно было распознать – Мэй соблазняла Юн Со. Внимательно наблюдая за ней, он убрал от себя её руки и сдержанно произнёс: - С этого момента Хану больше ничего не связывает с этим клубом. Я… люблю тебя. Это правда... – он намеренно лгал ей и готов был выполнить любое её желание только ради того, чтобы она освободила Хану от выплаты долга.
Мэй повернулась к умывальнику, забрала кейс и протянула его Юн Со.
- Не беспокойся... Твои родители умерли. Мать Ханы и твой отец... Они оба умерли, - сказала она, и лёгкая улыбка тронула её губы. Она заметила как переменился его взгляд, превратившись из независимого и твёрдого в ранимый и незащищённый. Поражённый неожиданным известием, Юн Со не удержал чемоданчик, и тот с грохотом полетел на пол.
- Получается, мы теперь не родственники? – насмешливо добавила она.
Схватив Мэй за плечи, он припёр её к умывальнику. - Когда? Где? – пробормотал он, содрогаясь от потрясения. - Как это произошло? – закричал он, горя желанием придушить эту интриганку.
- Разве это так важно? – не теряя самообладания, ответила она, продолжая ухмыляться. Смотря на него снизу вверх, она сняла его руки со своих плеч. - Я не знаю подробностей. Проверь сам, если не веришь мне. Давай я тебе объясню - дальнейшая судьба Ханы зависит от тебя… - она взяла его за руку и многозначительно переплела свои пальцы с его. - Если ты не перейдёшь на мою сторону,.. я уничтожу Хану.
Юн Со обвёл её ненавистным взглядом и резким движением отбросил от себя её руку. Шокированный происходящими событиями, он, пошатываясь, вышел из уборной, потирая затылок. Верные стражи ждали его у входа. Подняв глаза, он вдруг увидел Хану, проходившую по коридору. Заметив друг друга, они замерли на мгновение, обмениваясь взглядами. В это же время Мэй вышла из уборной и встала за спиной Юн Со.
- Братик! Братик! - ошеломлённая увиденным, Хана бросилась к нему, но охранники тут же преградили ей путь, не подпуская близко к своему боссу.
Не выдержав её страдальческого взгляда и продолжая играть свою роль, он повернулся к Мэй и прижал её к стене, изображая страстные чувства на глазах у Ханы. Приблизился к её лицу и, источая соблазнительную улыбку, тихо проговорил: - Не говори Хане о том, что случилось с родителями.
- Почему нет? – с игривой улыбкой спросила Мэй.
- Поклянись, что никогда не расскажешь ей, - потребовал Юн Со.
- Сначала ты пообещай мне,.. что не будешь видеться с Ханой без моего разрешения, - выдвинула Мэй ультимативное требование, скосив на сестру глаза.
- Хорошо, - пообещал Юн Со.
- Хорошо, - повторила Мэй, склонилась к его лицу и поцеловала в щёку.
Огорчённая до слёз, Хана не могла поверить, что между её сестрой и Юн Со существует любовная связь и поэтому он так отдалился от неё. Застыв на месте, она с ужасом в глазах наблюдала, как он, склонившись к лицу Мэй, ответил на её поцелуй, нежным движением руки отвёл от лица волосы и слегка похлопал ладонью по щеке на прощанье. Потом прошёл мимо Ханы, словно не замечая её, направляясь к выходу. Придя в себя, спустя пару минут, она снова бросилась за ним, отказываясь смириться с происходящим. Но этих минут хватило, чтобы Юн Со успел сесть в салон автомобиля, и Хана подбежала к нему, когда машина уже тронулась с места. Совершенно не думая о последствиях, она обежала её и преградила путь, бросившись на капот. Профессиональный водитель резко притормозил и Хана подскочила к дверце, молотя в стекло ладонями и кулаками.
- Братик! Братик! Братик! Юн Со! Братик! – отчаянно кричала она на глазах удивлённых охранников, взывая к его сердечности. Но Юн Со не откликался.
- Братик! Юн Со! – доносился до него глухой сквозь стекло голос Ханы и непрекращающаяся дробь кулачков. Наконец, дрогнув, он нажал на кнопку и открыл окно.
- Братик… Братик, ты больше не хочешь меня видеть? Ты больше не скучаешь по мне? – плачущим голосом спрашивала его Хана, облокотившись на край опущенного стекла и протянув к нему руку. Но Юн Со сидел, не шелохнувшись, уставившись в одну точку перед собой. - Пожалуйста, не бросай меня! Не оставляй меня одну, прошу тебя! – умоляла она, но он грубо вытолкнул её руку наружу, так и не повернувшись. - Давай встретимся в твой день рождения? – попросила она. - Ведь у тебя день рождения через несколько дней. Только один день... Давай поедим лапшу вместе? Ты не помнишь, как мы ели лапшу на твой день рождения? В тот день ты впервые улыбнулся. Помнишь? Ты не помнишь?.. – продолжала упрашивать она брата, заметив, как потеплел его взгляд, стала чаще вздыматься грудная клетка, и он шевельнулся, явно теряя выдержку. - Я помню. Неужели, ты забыл меня? – всхлипнула она и увидела, как дрогнули его губы, но… он сбросил её руки с дверцы и, сохраняя хладнокровие, поднял стекло, так и не удостоив её даже взглядом.
__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Roxy (22.06.2018)
Старый 22.06.2018, 13:07   #45
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,062
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,097
Поблагодарили 33,728 раз(а) в 3,262 сообщениях
Репутация: 192831
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...

- Я буду ждать тебя! Я многое хочу тебе рассказать! Многим поделиться с тобой! – она снова замолотила ладошками по окошку. Потом достала из сумки его телефон и прижала к стеклу. - Братик, я буду ждать твоего звонка! Братик! Братик! – она в отчаянии стукнула по стеклу кулаком, но так и не дождалась от него внимания. Машина тронулась и Хана, пробежав за ней несколько метров, остановилась, заливаясь слезами: - Братик... Я буду ждать тебя… - прошептала она, стоя посреди дороги под любопытным взглядом сестры. Мэй вышла за Ханой из дверей клуба и, привлечённая криками разыгравшейся на улице драмы, она с нескрываемым удовлетворением наблюдала за её мучениями. Злорадно ухмыльнувшись, она вернулась назад.

Не в состоянии вернуться в клуб и весь вечер развлекать посетителей игрой на рояле, Хана отправилась в одно единственное в этом городе место, которое связывало её с Юн Со, с воспоминаниями о нём и о том времени, когда он так нуждался в ней… как и она в нём сейчас..
Она помнила, как он умолял её ответить на его чувства, быть с ним вместе, но она оттолкнула его, испугавшись своей любви к брату. Теперь, сыграв с ними злую шутку, судьба поменяла их местами, и Хана очень остро прочувствовала на себе всю боль братика после того, как она отвергла его.
Уже который час она в оцепенении сидела в парке под деревом, сжимая озябшими пальцами его телефон. Дрожа от пронизывающего её холода и окутавшего страха, она ждала от Юн Со звонка, упрямо отгоняя от себя навязчивые нерадостные мысли.
Наблюдая из окна автомобиля за её съёжившейся фигуркой, казавшейся такой маленькой и жалкой под кроной массивного дерева, в ушах Юн Со всё ещё звучал голос Мэй, сообщившей ему о гибели их родителей… «Мать Ханы и твой отец… Они оба умерли…» Как же ему хотелось сейчас побежать к ней, объять её всем своим любящим сердцем, согреть своим теплом, защитить от жестокой реальности и стать ей опорой до конца своей жизни…
- Уже прошло три часа, - нарушил его размышления голос Ивао, преданно находившегося рядом с ним всё это время. Ему очень понравилась эта простая и откровенная девушка, милая и ещё по-детски наивная. Её чистая любовь к Юн Со не подвергалась сомнению, и он всем сердцем желал, чтобы эти двое были вместе. Хотя умом понимал, что, к сожалению, для девушки это слишком опасно…
- Поехали, - дрогнувшим голосом произнёс Юн Со.
Машина медленно тронулась с места и отъехала от парка. В эту же минуту телефон в руках Ханы ожил, оповестив о поступившем сообщении. От внезапно раздавшегося сигнала Хана вздрогнула и трясущимися от волнения руками сдвинула верхнюю панель вверх.
«Давай отпразднуем мой день рождения вместе» - вспыхнул экран предложением Юн Со. Хана так обрадовалась весточке от брата, что думала сердце выскочит наружу. Оглядываясь по сторонам в надежде увидеть Юн Со где-то поблизости, она с благодарностью прижала телефон к губам.
__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Roxy (22.06.2018)
Старый 01.07.2018, 13:48   #46
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,062
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,097
Поблагодарили 33,728 раз(а) в 3,262 сообщениях
Репутация: 192831
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег....

30. День рождения Юки
Есть мужчины и женщины на любовь обречённые - небесами повенчаны, на земле разлучённые.
И живут они порознь, друг без друга измаявшись, чёрно-белые полосы жизни-зебры сливаются
В сплошь унылую серую дней пустых, одинаковых, с неизбывною верою и с надеждой заплаканной
В то, что выпадет встретиться двум сердцам неприкаянным, в то, что всё перемелется, и не даст впасть в отчаянье…
Им любовь - как спасение, благодатная сила их, даст обоим терпения, и сольёт воедино их…*

- Сколько раз мне ещё нужно повторять, чтобы вы запомнили? Относитесь к работе серьёзней! – как всегда, выходя из себя, топая ногами, распинал работников управляющий у входа в гостиницу. Те покорно кланялись на каждое его замечание.
Внезапно ворвавшаяся в двери, группа мужчин в чёрных одеждах с кейсами и чемоданами в руках сбила управляющего с ног и он, повалившись на пол, сжался в комок, прикрывая руками голову, чтобы его не затоптали.
- Товарищи! Господа! Уважаемые! – закричал он им вслед, приподнявшись на колени и пытаясь остановить их, но они слишком быстро пересекли холл и свернули к лифтам. Последний, самый крупный из охраны Юки, подхватил управляющего за шиворот, приподнял над полом и вежливо объяснил: - Мы сейчас немного заняты, - и снова бросил его на пол.
- Что будете заказывать, господа? – едва поднявшись на ноги, управляющий бросился к очередной группе мужчин, появившейся у входа, и принялся им раскланиваться. У каждого в руках тоже были небольшие дипломаты и чемоданы на колёсиках.
- Это мега-важная вещица, - предъявил ему серебристый кейс один их них.
- Мега-важная! Важная! – согласно закивал ему управляющий, по-идиотски хихикая. - Важная. Важная. Да! Важная. Мега-важная вещица. Мега-важная вещица… - заискивающим голосом лебезил он, оглядывая каждого прошедшего мимо него гостя.

В дверь номера постучали, и из него высунулась голова Ивао. Группа помощников громко приветствовала его.
- Тшшш! - шикнул он на них и впустил внутрь. Сохраняя секретность, он решил в отсутствии Юки украсить его номер, чтобы сделать сюрприз к его возвращению.
Освободив гостиную от лишней мебели, команда раскрыла дипломаты, под завязку набитые принадлежностями для праздничного украшения помещений, и по команде «Раз, два три!» принялась дружно надувать воздушные шары. Через несколько минут десятки радужных шаров взмыли к потолку и столько же - разноцветным ковром покрыли в гостиной пол.
- Внимание! – скомандовал Ивао и группа выстроилась в шеренгу, держа над головами крупные буквы, сложенные в фразу «С днём рождения!» Оглядывая первые приготовления критическим взглядом, он удовлетворённо покивал головой. В этот момент в номер позвонили.
- Боевая тревога! – крикнул помощникам Ивао и сделал знак скрыться в примыкающих к гостиной помещениях.
- Да! – дружно ответила команда и, прихватив с собой все принадлежности, дюжина крепких мужчин набилась в спальню. Кто-то, комплекцией помельче, свернувшись калачиком, попытался залезть в стенной шкаф под мойкой.
Выждав под дверью пару минут, Хана достала карточку и вставила её в щель замка. Дверь открылась, и из неё сразу вышел Ивао, чуть не налетев на горничную, резко перегородив ей путь.
- Я... я думала, что в номере никого нет, - смутившись от неожиданно наскочившего на неё постояльца, поклонилась Хана. – Извините меня...
- Всё нормально, - улыбнулся Ивао, надев очки и облокотившись на косяк.
- Тогда я начну уборку. Я начну с комнаты? – сказала она и решительно двинулась в номер, оттолкнув хозяина.
- Нет… нет… Не нужно. Я… сам всё сделаю, - остановил её постоялец.
- Ну,.. ладно… тогда… до свидания, - растерявшись, согласилась Хана и всё-таки попыталась на последок заглянуть в номер.
- А,.. - похлопал её по плечу Ивао, переключив внимание на себя, - можете купить мне пиджак? – он достал из бумажника кредитную карточку и протянул ей.
- А какой размер и цвет Вы хотите? – уточнила Хана. Из номера послышались звуки, и она снова попыталась заглянуть внутрь. Но Ивао, принимая странные позы, перекрывал ей обзор.
- Кхе-кхе, - покашлял он, снова обращая её внимание на себя. - Хана... цветок, - блеснул он своим знанием значения её имени.
- Да, - улыбнулась она, кивнув головой.
- Какие цветы вам нравятся? – поинтересовался он.
- А… зачем Вам это? – удивилась она, но тут же ответила, - Розы. Мини-розы.
- А-а-а! Мини-розы! Мини-розы… - несколько раз повторил Ивао и скрылся в номере, захлопнув перед Ханой дверь. Он заглянул в спальню и отдал приказ притихшим молодчикам: - Мини-розы!
- Да! – в один голос ответила команда.
Ивао открыл дверцу шкафчика под мойкой, освобождая самого щуплого и тот, вывалившись на пол, сразу спросил: - К-к-какие цветы?
Ивао приподнял его за шиворот и, улыбаясь, повторил: - Мини-розы.

К середине дня во всех цветочных палатках района были раскуплены все мини-розы.
- В соседней палатке тоже сказали, что всё распродано! - возмутился недовольный покупатель.
- Все мини-розы, какие были в киосках, скупили эти господа, - объяснил продавец, указывая на группу мужчин, заполняющих багажники и салоны машин огромными букетами мелких роз.
Через несколько минут эти же господа внесли в охапках и ввезли на багажных тележках необъятные букеты роз в двери гостиницы и на глазах у восхищённых горничных, выстроившихся в ряд поперёк холла, прошествовали к лифтам.
- Ах, - театрально заломила руки и мечтательно возвела к потолку глаза Мика, - хотелось бы мне знать, кто она? Счастливая девчонка...
Хана в знак согласия покивала головой.

После смены, когда Хана расстегнула рабочую блузку, чтобы переодеться, в раздевалку влетела Мика и выставила перед её лицом вешалку с тёмно-синим платьем.
- Надень это, - предложила она подруге, держа вешалку на вытянутой руке. - У Юн Со теперь появился свой вкус в одежде и чтобы ты ни надела, всё равно не будешь соответствовать ему. Это платье принадлежит гостье, будь поосторожней, хорошо? – предупредила её Мика. - Но... не слишком оно старомодное? – принюхалась она к платью. - Даже если и так, оно всё равно симпатичнее твоего.
- Спасибо, - скромно поблагодарила подружку Хана и приняла платье из её руки.
- Та-дам! – провозгласила Мика, вытащив из-за спины вторую руку. В ней она держала торт в праздничной коробке. - Из-за того, что у тебя нет денег, ты же не смогла купить подарок, верно? Вот тебе торт. Подари его Юн Со вместе со стрелой Купидона и своим сердцем, - предложила ей подруга.
Хана, смущённо опустила голову и потупила взгляд, стеснительно улыбаясь.
- Я ещё написала маленькую любовную записочку, - Мика указала пальцем внутрь коробки, - по пути прочитай.
- Ох, Мика… - пробормотала Хана, расчувствовавшись от внимания и доброты своей подруги.
- Вы вместе должны попробовать этот тортик, - напутствовала её Мика. – Но… в следующий раз ты должны предоставить Юн Со мне. Обещай, - протянула она ей мизинец.
- Спасибо тебе, Мика, - поблагодарила её Хана, и девушки в знак уговора сцепились мизинцами.
Через несколько минут, они неслышно открыли дверь раздевалки и крадучись вышли в коридор. Проходивший мимо управляющий заметил двух заговорщиц и притаился у стены позади них.
- Будь осторожней, не попадайся на глаза управляющему, - прошептала Мика и похлопала Хану по плечу.
- Что вы здесь делаете? – налетел на них сзади управляющий и девушки вскрикнули в один голос от неожиданности. - И почему вы всё время говорите по-корейски? – негодовал он.
Он заметил нарядившуюся Хану, схватил её за плечи и оглядел с головы до ног.
- Разве это платье не принадлежит даме из 807 номера? – строго спросил он.
- Послушайте, как же это может быть? – воскликнула Мика, придя на помощь подруге. Она подхватила управляющего под руку и увлекла его по коридору, убеждая, что он ошибается.
Воспользовавшись ситуацией, Хана благополучно покинула отель и бросилась бегом на встречу с Юн Со. Сгорая от нетерпения поскорее увидеться с братиком и сияя от радости, она прибежала в парк к условленному месту, но брата ещё не было.
Юн Со находился поблизости и ожидал своего помощника с известиями об их родителях. Он наблюдал, как Хана нетерпеливо огляделась по сторонам и села под деревом, прижимая к себе коробку. Такая трогательная… Он смотрел на неё, не отводя взгляда, когда к нему подошёл Ивао и протянул конверт. Резким движением руки Юн Со извлёк из него сложенный бумажный лист, развернул и пробежал глазами по строчкам, отыскивая важные факты.
- Автокатастрофа… 2 года назад, - пояснил Ивао, заметив его волнение.
- Кто опознавал тела? – спросил его Юн Со.
- Ваша тётя, - ответил помощник, и они оба перевели свои взгляды на одинокую фигурку девушки, сидящей под деревом. - У Ханы больше никого не осталось, - задумчиво произнёс он.
- А как же я? – возразил ему Юн Со, окинув девушку сочувственным взглядом. - Я буду защищать Хану…
Стоявший за его спиной, Ивао довольно улыбнулся, отступил назад и ушёл, оставив Юн Со одного. Спрятав конверт в карман пальто, Юн Со постарался взять себя в руки, сдерживая в себе невероятную смесь эмоций, вызванных сложившейся ситуацией, отчего непрошенные слёзы подступили к глазам. Он быстрым шагом подошёл к Хане и тихо встал у неё за спиной.
- Хана, - хлопнул он её по плечу, улыбаясь.
- Братик! – она обернулась и, уловив его взгляд, открыто улыбнулась в ответ. Её широко распахнутые глаза вспыхнули радостью.
Юн Со присел возле сестры на корточки и обнял её, как тогда, два года назад.
- Куда пойдём? Куда ты хочешь? – спросил он, ещё испытывая некоторое напряжение.
- Пока я с тобой, мне всё равно куда идти, - искренне ответила Хана, любуясь его улыбкой. Они рассмеялись, и напряжённость между ними вдруг растаяла без следа.
- Пошли, - сказал Юн Со и помог ей подняться. Он протянул Хане руку, и она доверчиво вложила свою ладошку в его тёплую ладонь. Крепко держась за руки, они побежали по «Аллее влюблённых» навстречу своим мечтам и желаниям.
___________________
* - © Copyright: Арина Забавина
__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
persefona (01.07.2018), Roxy (02.07.2018)
Старый 12.07.2018, 02:15   #47
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,062
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,097
Поблагодарили 33,728 раз(а) в 3,262 сообщениях
Репутация: 192831
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...


Юн Со посадил Хану в машину и решил отвезти её в дорогие магазины, чтобы сделать любимой сестрёнке подарки. Всю дорогу они ехали молча – Юн Со не столько был сосредоточен на дороге, сколько все его мысли были заняты известием о гибели родителей и, хотя он очень ждал и был рад свиданию с Ханой, у него не получалось беззаботно наслаждаться их встречей. Ещё и этот договор с Мэй… Хана чувствовала сдержанность Юн Со, но расценила это по-своему. Она была очень довольна, что, наконец-то, встретилась с братиком. Наконец, она увидела настоящего Юн Со. Руки его были такими тёплыми... Все её переживания и душевный лёд были растоплены этим теплом. С этого момента она больше не чувствовала ни холода, ни боли, потому что братик был с ней. Такой братик, каким он был раньше, нравился ей. Но её очень беспокоило, было ли достаточно того, что она рядом, чтобы растопить лёд в его сердце?
Словно почувствовав её беспокойство, Юн Со накрыл своей ладонью её руку и сжал пальцы. Но она не могла понять, зачем он взял её за руку? Ей казалось, что сердце, которое он открыл для неё, всё ещё не оттаяло...
Но, как бы то ни было, не задумываясь, что будет дальше, они радовались этому мгновению жизни, подарившему им встречу, и были счастливы, прогуливаясь вместе по центральной улице города, где их и увидела Мэй. Она, в окружении своих телохранителей, нагруженных всевозможными бумажными сумками, в этот момент выходила из очередного магазина.
- Теперь мы едем за рождественским комплектом нижнего белья, - задумчиво произнёс один из охранников, сверяясь с записями в своём ежедневнике.
Мэй открыла рот, чтобы ответить ему, да так и застыла столбом, заметив весёлую парочку, беспечно прогуливающуюся вдоль витрин. Недовольным взглядом она наблюдала, как её сестра двумя руками держалась за Юн Со, словно боялась снова потерять его, и не сводила с него своих преданных глаз. Их глаза светились такой радостью, что сами они словно сияли. Казалось, оба пребывали на седьмом небе от счастья, никого не замечая вокруг себя...
- Подарок, - Юн Со вдруг остановился и щёлкнул пальцами.
- Какой подарок ты хочешь? – спросила Хана, крепко обнимая его руку.
Юн Со покачал головой. - Я хочу купить подарок для тебя, - он нежно коснулся пальцем её щеки, обнял за плечи и увлёк за собой в ближайший магазин.
Оказавшись свидетельницей их свидания, Мэй неистовствовала - как он мог нарушить своё обещание и встречаться с Ханой без её разрешения?

Юн Со долго выбирал, прикладывая к Хане каждую вешалку то с пиджаком, то с жакетом, и оглядывал её оценивающим взглядом: - Как думаешь?
Хана упрямо мотала головой.
- А это? Это? – примеривал он к ней блузку за блузкой, но Хана упорно отказывалась от любой предлагаемой ей вещи.
- Тебе нравится носить старомодные вещи? – ехидно улыбаясь, спросил он, с брезгливым видом ощупывая ткань её платья. – Что же ты теперь одеваешься как старушка?
– Как тебе это? – он выбрал яркого цвета кофточку и снова приложил к Хане. Юн Со явно развлекался, шутливо поддразнивая её, и Хана вспомнила, как после выпускного он так же выбирал для неё туфли, надевая на ногу пару за парой, и понимала, что тот мальчишка, который когда-то был готов на смелые поступки, всё ещё живёт в нём.
- Мне не нужен подарок. Я здесь не для подарка, - серьёзно ответила она, опять отказавшись.
Но Юн Со был настойчив: - Ладно, так как сегодня мой день рождения, я плачу.
Он самостоятельно, полагаясь на свой вкус, набрал кучу вешалок с разнообразной одеждой, добавил туда серебристый клатч, вечернее платье, синее полупальто и, взвалив всю эту кучу вещей на Хану, со словами «Хана, вот, примерь» втолкнул её в примерочную кабинку и застегнул створки на молнию.
Через несколько минут, сгорая от нетерпения, он всё-таки вошёл к ней в кабинку, застав её в белоснежной блузке, застёгнутой на все пуговицы до горла. От неожиданности, Хана смутилась.
- Ты… такая красивая, - восторженно проговорил Юн Со, оглядывая с восхищением сестру, и она стеснительно опустила голову. - Будет лучше выглядеть, если расстегнуть верхнюю пуговицу, - он старательно справился с мелкой застёжкой и, слегка отвернув воротник, замер от удивления – на шее Ханы он увидел свой крест. Он аккуратно вытащил его и, держа в пальцах, внимательно разглядывал.
- В последний раз, когда я ездила домой, я нашла его на нашем дереве, - объяснила она. - Поэтому, как бы трудно мне не было, я верю, что ты всегда защитишь меня…
Юн Со задумчиво улыбнулся, согласно кивнул головой и вернул крест обратно, после чего они перебрались в обувной отдел. Выбрав несколько пар разнообразных туфель, он, сидя перед Ханой на корточках, надел на её ногу элегантную туфельку под цвет вечернего платья, в котором она осталась после примерки.
- Ну, как тебе? По-моему, очень даже ничего, - оглядев туфельку с разных сторон, он остался доволен тем, как она выглядела на её ноге.
- У меня есть туфли, - возразила Хана. Она подобрала с пола розовую лодочку и прижала к себе. - Туфли, которые братик подарил мне на выпускной.
- Ты уже выросла из них, - усмехнулся Юн Со и забрал из её рук розовую лакированную туфельку.
- Я не люблю носить новую обувь. В новой обуви у меня болят ноги, - снова заупрямилась Хана, снимая новую туфлю с ноги.
- Если ты боишься, что испортишь их, то я позабочусь об этом, - сказал Юн Со и поспешно стащил с её ноги вторую туфельку. Сложив вместе пару розовых лодочек, он собрался упаковать их и поднялся на ноги. - Я позабочусь об этом…
Вдруг, бросив взгляд на его ноги, она остановила его, схватив за лодыжку. Юн Со обернулся, удивленно взметнув брови. Хана медленно задрала брючину, обнаружив под ней голую ногу – братик как обычно был без носков.
- Почему ты до сих пор так ходишь? – тихо спросила она и подняла на него глаза. - На сердце у тебя всё ещё холодно?
- Нет, - улыбнулся Юн Со. - Я просто… привык. Но,.. раз уж выпала такая возможность, купи мне пару носков, хорошо?
Расположившись в кресле, он позволил Хане надеть носки на его босые ноги - теперь она сидела перед ним на коленках, а он не сводил с неё глаз, наблюдая, с какой заботой и упоением она одну за другой сняла с него туфли и натянула носки. Он любовался её склонённой головой, её неторопливыми движениями рук и не мог даже мечтать, что наступит день, когда они смогут быть вместе, и ни расстояние, ни обстоятельства уже никогда не будут разделять их...
Держа его за ступни, словно согревая их теплом своих рук, Хана подняла голову и кротко улыбнулась брату.
- С этого момента твои ноги больше не будут холодными. И твоё сердце никогда больше не замёрзнет. Потому что я буду рядом, - тихо сказала она, глядя на него преданным взглядом.
Растроганный её словами, Юн Со кивнул головой, сжав губы в подобие улыбки.

Навьюченная кучей одинаковых сумок, Хана неуклюже семенила в новых туфлях, еле поспевая за братом. Он широко и твёрдо шагал по улице на шаг впереди неё, засунув руки в карманы брюк, и выглядел очень довольным.
- Стой, стой! – она забежала вперёд и остановила его. Она поставила сумки возле себя и, раскрыв новенький клатч, вытащила оттуда кредитку. - Братик, один постоялец попросил меня купить ему пиджак, - сказала Хана, бросив взгляд на витрину ближайшего магазина. Проследив за её взглядом, Юн Со согласно кивнул ей в ответ.
- Как тебе этот? – спросила она, сняв со стойки вешалку с пиджаком густого красного цвета.
- А он не слишком яркий? – засомневался брат, придирчиво разглядывая пиджак. Он выхватил вешалку из её рук, размышляя, правильный ли выбор сделала сестра.
- Так как он носит всё время чёрное, в этот раз я куплю ему красное, - потянула она вешалку на себя, но он не отпустил, не решаясь согласиться с её выбором. - Если я куплю ему этот, то он не будет всегда таким мрачным, - она посильнее дёрнула вешалку на себя, и Юн Со отпустил её.
- Тогда бери, - уступил он, - точно, бери.
- Надеюсь, он не разозлится. Как думаешь, не разозлится? – уточнила у него Хана. - В последний раз я подумала, что это был ты, и перевернула его номер вверх дном. А он ни капельки не разозлился.
- Значит, он хороший человек, - ответил Юн Со, еле сдерживая улыбку.
- Да, очень хороший, - подтвердила она.
- Ладно, покупай этот, - согласился Юн Со, окончательно одобрив её выбор.
После шопинга, Хана привела Юн Со в гостиницу. Она остановила его возле дверей и, придвинув спиной к стене, попросила: - Оставайся здесь и никуда не уходи. Стой здесь и не двигайся.
Она забрала у него коробку с тортом и погрозила пальцем: - Обещай. Обещай, что никуда не уйдёшь.
Брат послушно кивнул, улыбаясь.
Хана отвернулась от него и тут увидела японца, пересекавшего вестибюль.
- Простите, что заставила Вас ждать, - поклонилась она Ивао и подбежала к нему, протягивая бумажную сумку с пиджаком. - Я не знаю, понравится ли Вам…
- О, спасибо, - поблагодарил постоялец, принимая от неё сумку, и Хана помахала рукой Юн Со, подзывая его к себе.
- Братик!
Юн Со подошёл к ним, сделав вид, что не знаком с японцем.
- Это постоялец нашей гостиницы. Это мой брат, - представила их друг другу Хана.
- А-а-а, братик, - покивал головой японец, и мужчины, обменявшись понимающими взглядами и улыбками, пожали друг другу руки.
- Ну,.. ладно, - поклонился ему Юн Со и снова отошёл к стене.
Ивао склонился к Хане и прошептал: - Мини-розы.
- Что? – не поняла она.
Он указал на сумку с пиджаком и так же тихо сказал: - Секрет.
- А-а-а, ясно, - застенчиво заулыбалась она, ровным счётом ничего не понимая в загадочных словах постояльца.
Он развернулся к лестнице, собравшись вернуться в свой номер, но обратил внимание на нарядную упаковку торта в руках девушки. Он притормозил и, вернувшись к ней, резко схватился за коробку, чтобы забрать, но Хана не отпустила.
- Нет-нет-нет! Только не это! – запротестовала она, крепко держась за ручку коробки. Это же был её подарок для братика, и она не могла отдать его даже очень хорошему человеку.
__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Roxy (06.08.2018)
Старый 24.07.2018, 13:10   #48
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,062
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,097
Поблагодарили 33,728 раз(а) в 3,262 сообщениях
Репутация: 192831
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...

- Нет-нет-нет! Только не это! – запротестовала она, крепко держась за ручку коробки. Это же был её подарок для братика, и она не могла отдать его даже очень хорошему человеку.
Но японец и не думал отступать. Он потянул коробку на себя, смотря на Хану таким просящим взглядом, что она не выдержала и сдалась, выпустив ручку из своих рук.
- Спасибо, - поблагодарил её японец, забрав коробку, и отправился к лестнице.
- Но, сэр! Сэр! - воскликнула Хана ему вслед.
Японец обернулся и, хитро подмигнув ей, снова произнёс: - Секрет.
- Сэр… - безысходно пробормотала она, ругая себя за своё малодушие.
Огорчившись, что не смогла уберечь подарок для брата, она повернулась к дверям, но на том месте, где оставила Юн Со, увидела двух женщин – брата поблизости не было.
- Братик... братик, - спохватилась она и бегло оглядела весь холл, но так и не нашла его. Испугавшись не на шутку, что снова потеряла его, Хана побежала в номер иностранца, чтобы узнать у него, возможно, он заметил, куда делся её брат, пока они разговаривали, ведь он всё время стоял лицом к входу.
Она добежала до двери номера и, взволнованно сжимая в руках клатч, замерла возле неё, не решаясь лишний раз беспокоить постояльца.
- Хана, - вдруг услышала она голос за своей спиной и обернулась. Японец стоял у противоположной стены, напротив номера, и выглядел очень серьёзным. Девушка забеспокоилась, что он остался недоволен её покупкой, и виноватым голосом спросила:
- Вам не понравилось то, что я купила? Может, мне сбегать и поменять?
Но Ивао ничего не ответил. Он молча оторвался от стены, подошёл к двери и вставил карточку в замок.
- Пожалуйста, входи, - пригласил он девушку в номер, открыв дверь и пропуская её вперёд.
Хана остолбенела, испугавшись его приглашения. Ранее, такой улыбчивый постоялец сейчас был очень сдержанным и даже строгим, и она, неверно расценив его намерения, робко пробормотала:
- Я... Я кое-кого жду… Мне уже пора идти, - она вежливо поклонилась, принося свои извинения за отказ.
Но японец только шире открыл дверь и устремил на девушку прямой и твёрдый взгляд, не терпящий возражений.
В номере было темно и Хана, вспомнив свой первый диалог с иностранным гостем «Ты должна приходить сразу, как тебя вызвали… Даже если будет 12 часов ночи…», зажмурила глаза и, покорно склонив голову, отчаянно шагнула в неизвестность. Ивао закрыл за ней дверь с обратной стороны.
Хана вздрогнула от неожиданного щелчка замка и насторожилась, оказавшись одна в полутьме прихожей. Не понимая странного поведения постояльца, за которого она ошибочно приняла Ивао, она несмело сделала несколько шагов вперёд и ошеломлённая замерла на пороге гостиной – повсюду, куда достигал её взгляд, лежали цветы, воздушные шары и горели свечи. Цветы стояли в вазах прямо на полу, лежали на рояле, на столах и подоконниках, даже ковёр был полностью выложен головками цветов. Сотни или даже тысячи её любимых роз! Сотни свечей мерцали в темноте, создавая праздничную, волшебную и очень интимную атмосферу, а главное – посреди столика на двух персон в окружении трепещущих огней и двух фужеров с шампанским красовался её торт! Ничего не понимая, что происходит, - какие секреты скрывались за чудным поведением и загадочными словами иностранца, к чему это праздничное убранство, - Хана меньше всего хотела оказаться вовлечённой в какие-либо отношения с этим постояльцем. Озадаченная сложившейся ситуацией, она отвернулась и уже собиралась покинуть номер, как вдруг услышала знакомый свист. Она не поверила своим ушам, но кто-то, как и братик, тихо насвистывал его мелодию. На первый взгляд номер ей показался пустым, но свист явно доносился из глубины гостиной, и она отчётливо слышала его. Она осторожно вошла в комнату, неслышно ступая по ковру между цветов и свечей, обошла рояль и её взору открылись сначала светлые брюки, потом красный пиджак, а потом и лицо Юн Со. Он сидел прямо на полу, одетый в купленный ею пиджак, и задумчиво насвистывал колыбельный мотив. Хана была так сильно удивлена и приятно поражена, что братик нашёлся и чудеснейшим образом оказался в номере иностранного гостя, что от переизбытка чувств и мешанины мыслей в голове проглотила язык. Юн Со медленно поднялся на ноги и встал напротив неё, не сводя глаз с её изумлённого лица. Её ресницы затрепетали, глаза наводнились слезами от радости, и она еле слышно прошептала: - Б-б-братик...
Он мягко улыбнулся ей и, чтобы разрядить атмосферу, разведя руки в стороны, задорно спросил: - Как я выгляжу? Мне идёт?
Высокому и широкоплечему, с коротко стрижеными волосами, тёмными проницательными глазами и притягательной улыбкой, от которой подгибались колени, ему незачем было стараться быть очаровательным. Он им просто был, и Хана откровенно залюбовалась им. Её влажные от слёз, широко раскрытые глаза сверкали, отражая блики горящих фитильков свечей, и выражали невероятную смесь эмоций. Осмысливая всё происшедшее с ней за последнее время, сморгнув слёзы, Хана дрожавшим голосом пробормотала: - Это был ты, братик? Ты всё время был рядом? Как же так?.. - и бросилась в его объятия.
Юн Со обнял её, сцепив свои руки на её спине плотным кольцом, и крепко прижал к себе, позволив спрятать лицо на его широком плече. Ещё не веря своему счастью, что, наконец, по-настоящему снова обрела братика, и он не оттолкнул её, Хана, обессилевшая от переживаемых эмоций, расплакалась.
- Ты счастлива? – сам, еле сдерживая слёзы, прошептал Юн Со, поглаживая её вздрагивающие оголённые плечи. Хана была так растрогана, что не смогла ответить, тихо всхлипнув в ответ. - Я хочу сделать тебя счастливой. Не плачь...
От этих слов она только сильнее расплакалась, крепко вжавшись губами в его плечо.
Юн Со аккуратно отстранился от Ханы и чувственно обнял её лицо ладонями, не переставая наслаждаться очарованием женственности своей сводной сестры, и понимал, как сильно соскучился по ней.
- Ты такая красивая. Я счастлив… просто глядя на тебя… - шептал он, бережно стирая большими пальцами солёную влагу с её щёк.
- Братик… Я… тоже очень счастлива, - пробормотала она, лаская заплаканными глазами любимое лицо.
Юн Со медленно склонился к её лицу и очень нежно поцеловал мокрый след от сбежавшей вниз по щеке слезинки. В ответ Хана тоже прижалась к его щеке, поймав губами скатившуюся слезинку.
Они ещё долго стояли у окна его номера, обмениваясь нежными прикосновениями взглядов и рук и наслаждаясь своей долгожданной встречей, потом перешли за стол, где в центре стоял торт, выбранный Микой. Он был украшен свечами и надписью «Братик! Будь счастлив! Хана».
Они подняли бокалы, наполненные искрящимся шампанским, и соединили их, огласив гостиную мелодичным хрустальным звуком. Хана понемногу приходила в себя и, пригубив вина, произнесла: - Братик, с днём рождения…
Расчувствовавшийся от трогательной ситуации, Юн Со склонил голову, улыбнулся и протянул ей веточку с мелкими соцветиями роз. Хана приняла её, вложив свою ладошку в его тёплые пальцы...
Потом Юн Со повёл её в парк развлечений.
- Я же говорила, что тут закрыто, - огорчилась Хана, принимая во внимание слишком позднее для гулянки время.
- Давай-давай, не отставай! – подбодрил её Юн Со, взбегая по ступенькам к входу. Но подбежав к тёмному коридору, принял расстроенный вид: - О, и, правда, уже закрыто. Неужели он опоздал?..
- Кто? – поинтересовалась Хана.
- Мой друг. Он работает здесь. Он сказал, что откроет нам парк на мой день рождения, - опечаленно произнёс он.
- Да ну его! – толкнула его плечом Хана. - Пошли.
- Но он всегда держал своё слово, - отказался Юн Со, хитро скосив на неё глаза. Он незаметно щёлкнул пальцами и свет в длинном стеклянном переходе, ведущем в парк, начал включаться. Хана охнула от удивления.
- Видишь? Я же говорил, что он сдержит своё обещание! – воскликнул обрадованный Юн Со.
- Это не сон? – не переставала удивляться волшебству этой ночи Хана.
- Пошли! – они сцепили руки и побежали по освещённому коридору.
Пробежав через огромный аквариум, они направились к Луна-парку и полдюжины охранников Юн Со поспешили за ними следом. Стараясь оставаться для девушки незамеченными, они передвигались всюду в полусогнутом положении, скрываясь за невысокими ограждениями. Они наблюдали за счастливой парочкой, пока они дурачились, катались на всевозможных каруселях, и сами наслаждались этим фееричным романтическим свиданием своего босса.
- У меня телефон звонит! – вдруг остановилась Хана, раскрыла клатч и Юн Со достал из него свою трубку. Увидев отобразившийся на экране номер, он переменился в лице, заколебавшись ответить на звонок или сбросить, но Хана забрала из его рук телефон и вернула его обратно в сумочку.
- Куда дальше? Куда ты хочешь поехать? – спросил он сестру, переключившись на весёлый лад.
- Я хочу есть! - призналась она и оба задумались на мгновение.
- Может лапши? – воскликнули они в унисон и задорно рассмеялись.
Они добрались до ближайшего открытого кафе, и охранники неотступно последовали за ними.

Вытащив из подставки палочки, Юн Со и Хана обменялись ими и принялись размешивать густой суп. Положив в рот порцию лапши, Хана внимательно посмотрела на брата. Он почувствовал её взгляд и поднял на неё глаза.
- Ты помнишь? В твой день рождения мы так проголодались, что сразу съели лапшу за завтрак, обед и ужин… - задумчиво произнесла она, слегка улыбнувшись. - Мы сложили все деньги, которые у нас были, и ели лапшу вместе...
От сентиментальных воспоминаний к горлу Юн Со подступил комок и защипали глаза.
- Да, - коротко ответил он, сглотнув, и уставился в тарелку, продолжая набивать рот лапшой, чтобы не расплакаться.
- А ещё мы ели лапшу на мой выпускной, - продолжала мечтательно вспоминать Хана. - Знаешь, я очень часто ела лапшу, когда ты исчез…
Она снова перевела на него взгляд, наблюдая, с каким пылом уплетал Юн Со, и заметила как задрожал его подбородок. Она поняла, что своими воспоминаниями растрогала его, задев болезненные струнки его ранимой души, и на её глаза навернулись слёзы.
__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Roxy (08.08.2018)
Старый 25.07.2018, 16:13   #49
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,062
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,097
Поблагодарили 33,728 раз(а) в 3,262 сообщениях
Репутация: 192831
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...

Она поняла, что своими воспоминаниями растрогала его, задев болезненные струнки его ранимой души, и на её глаза навернулись слёзы.
- Братик… Братик… - пробормотала она, разглядывая его набитые лапшой щёки. Не удержавшись, слезинка скатилась по его щеке и упала в тарелку.
- Бра-а-атик, - всхлипнула Хана, сама же поддавшись сентиментальному настроению.
- Ух-ты, она такая острая! – выдохнул Юн Со, сделав вид, что его слёзы вызваны раздражением от приправы. – Ох, о-о-очень остро! – пробормотал он, хватая ртом воздух и смешно улыбнулся, насколько ему позволял полный рот.
- Вот сейчас ты действительно похож на себя, - проговорила Хана и рассмеялась сквозь слёзы, любуясь им. - Теперь нам осталось найти папу с мамой. Правильно? – с надеждой спросила она и не обратила внимания на то, как замер Юн Со, поджав губы.
Ей стало немного грустно от нахлынувших воспоминаний, но она была рада, что могла разделить их с Юн Со. Хана положила в рот лапшу и тоже замахала перед лицом ладошкой.
- Она, и правда, очень острая! – засмеялась она, дав волю счастливым слезам.

В гостиницу они возвращались, медленно прогуливаясь вдоль реки. Хана сняла туфли и пошла босиком по вымощенной брусчаткой набережной.
- Иногда я не могла заснуть, потому что думала о тебе и маме, - рассказывала она брату. - Я ходила босиком… Как ты и говорил, когда ногам холодно, на сердце становится тепло. Из-за постоянного одиночества твоё сердце замёрзло. Теперь я могу понять, почему ты так себя вёл. Я… неправильно поступила... - всхлипнула она, поймав его внимательный взгляд. - Я не знала... Я врала и тебе, и себе... Это я во всём виновата, – призналась она в том, что не давало ей покоя два года. - Почему я раньше не могла понять, что ты чувствуешь? Я ведь говорила, что хочу тебе что-то сказать? Я хотела сказать это сразу после того, как мы снова встретились… Прости, братик. Прости меня...
Хана была очень довольна проведённым с Юн Со вечером. Таким нежным и заботливым он не был ещё никогда, однако её не оставляла мысль, что до сих пор считает себя полностью виноватой в том, что с ним произошло и пыталась всеми силами искупить свою вину. В какой-то мере так оно и было, но Юн Со запротестовал, не желая винить Хану ни в чём.
- Это я должен просить прощения, потому что я бросил тебя одну, - серьёзно ответил он, но Хана упрямо замотала головой, не признавая его вины.
- Теперь у нас всё будет хорошо, до тех пор пока ты рядом…
- Хорошо, - согласно кивнул он головой и улыбнулся.
Хана шутливо стукнула его по плечам, оттолкнув от себя, и побежала по мостовой. Потом обернулась и взволнованно спросила: - Ты же больше не бросишь меня? Ты ведь останешься со мной навсегда?
- Да. Останусь, - твёрдо пообещал он.
- Что бы ни случилось? – уточнила она.
- Что бы ни случилось, - подтвердил Юн Со.
- Что бы ни случилось? – жалобно переспросила она.
- Что бы ни случилось! – твёрдо повторил он, весело рассмеявшись. И Хана, обратив свой благодарный взгляд к небесам, закружилась на месте. Потом, не скрывая своей радости, побежала вдоль набережной, размахивая руками.
Юн Со наслаждался временем, проводимым рядом с ней, и неудержимо желал, чтобы в дальнейшем ничего не омрачало их отношения. Ему было так приятно находиться возле неё и всей душой вместе с ней отдаваться беззаботным мгновениям. Заряжаясь её настроением, он быстро разулся, стянул носки и, подхватив туфли, бросился босиком за ней следом. И снова они радовались и дурачились как дети, бегая друг за другом между фонарных столбов. Потом бросились навстречу и заключили друг друга в крепкие объятия, заходясь от смеха и тяжёлого дыхания. В это время телефон Юн Со снова подал голос.
- Теперь я могу вернуть тебе телефон, - с придыханием проговорила Хана, раскрыла клатч и передала ему трубку.
Увидев тот же знакомый номер, он замялся, не решаясь ответить при сестре. Но телефон продолжал посылать настойчивые сигналы.
Юн Со сдвинул верхнюю панель вверх и поднёс аппарат к уху.
- Юки, ты с кем сейчас? – услышал он голос Мэй.
Ничего не ответив, он сложил телефон, прервав разговор, и, стараясь сохранить весёлое настроение, обратился к Хане: - Можешь подождать меня в номере? Всего полчасика.
Оставив Хану, он сел в машину и отправился в клуб к Мэй. Поднявшись в её квартиру, он застал девушку в откровенном платье-комбинации, разливающей по стаканам виски.
- Заходи, Юки, - манящим голосом пригласила она, поднявшись ему навстречу. Взяв себе стакан, она обняла его за шею и, глядя ему в глаза, предложила: - Расслабься.
- Ты обещал мне, что не будешь встречаться с Ханой без моего разрешения. Если ты сдержишь своё обещание, я тоже сдержу своё, - она медленно приблизилась к нему, пытаясь поцеловать в губы, но Юн Со отвернулся.
- Я пришёл просить у тебя разрешения видеться с Ханой, - сказал он недрогнувшим голосом.
- Что ты сказал? – Мэй слегка отстранилась, чтобы снова взглянуть ему в глаза.
- Сегодня. Завтра. Послезавтра и так далее. Каждый день, - сдержанно ответил Юн Со, не отводя глаз.
- Как ты смеешь играть со мной? – возмутилась Мэй.
- Нет. Уговор дороже денег, - успокоил её Юн Со и погладил по голове. Провёл ладонью по щеке и, коснувшись подбородка, резко поднял её голову вверх. - С головой у тебя всё в порядке, так что, думаю, понимаешь, о чём я?
- Думаешь, я соглашусь на это? – спросила Мэй, прищурив глаза.
Юн Со молча отвёл от её лица волосы, сжал ладонями щеки и впился в её губы дерзким продолжительным поцелуем. Не ожидавшая от него подобного напора, Мэй попыталась оторваться от него, стукнув по плечу кулаком, но его руки крепко держали её голову и она, потеряв на мгновение равновесие, лишь пролила из стакана виски. Когда он, наконец, отпустил её губы, Мэй была так потрясена, что ничего не могла ответить, только растерянно хлопала глазами.
- Приму это как согласие, - нахально глядя ей в лицо, проговорил Юн Со, кивнув головой. Он допил остатки виски и демонстративно с ожесточением вытер рукавом пиджака губы, словно сдирая с них кожу, замаранную нежеланным прикосновением. Бросил опустошённый стакан на кровать и с пренебрежительной ухмылкой отвернулся от Мэй, чтобы уйти. Она резко схватила его за руку и, развернув к себе, со всего маху влепила ему звонкую пощёчину. Напоследок, взглянув на неё уничижительным взглядом, Юн Со с невозмутимым видом покинул комнату и спустился по лестнице вниз. Сгорая от боли, обиды и ревности Мэй проследила за ним глазами полными печали и одиночества. Подбородок её вздрогнул, ресницы обиженно задрожали, из широко раскрытых глаз беззвучно брызнули слёзы и покатились по щекам.
Вернувшись в гостиницу, Юн Со оставил машину у входа и бегом поднялся в свой номер, но застал Хану уснувшей в центре гостиной комнаты на ковре среди цветов и воздушных шаров. В пальцах она крепко сжимала их семейную фотографию и его крестик. Он тихо прошёл к роялю и опустился рядом с ней на ковёр, продолжая любоваться её ангельским личиком и стройным телом, угадывавшемся под бледно-розовой тканью платья на тонких бретельках. Он осторожно погладил её по волосам, коснулся пальцами нежной кожи лица и губ. Переживая глубочайшее сожаление об упущенных возможностях, он тихо проговорил: - Я люблю тебя…
Юн Со аккуратно вытащил из её руки фотографию и с грустью рассматривал всю их семью, в первый и последний раз запечатлённую в полном составе. Кто мог предположить, что совсем скоро он и Хана останутся совершенно одни на свете, совсем чужие друг другу, но невероятно родные. Он накрыл изображения родителей большими пальцами и, не отрывая взгляда от их пары, мысленно обратился к Хане: - Тебе было очень тяжело, да?..
__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Roxy (08.08.2018)
Старый 30.07.2018, 15:21   #50
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,062
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,097
Поблагодарили 33,728 раз(а) в 3,262 сообщениях
Репутация: 192831
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...

31. Тайное становится явным
Терять нечего, если ты в угол загнан,
Главное помни: «Всё тайное становится явным»…*
Хана проснулась утром в спальне Юн Со. На постели рядом с ней лежала яркая коробка с красным бантом. В коробке лежал новенький мобильный телефон-раскладушка красивого малинового цвета. Удивлённая нежданному подарку, она вытащила аппарат, и тут же на него поступило сообщение. Она раскрыла телефон и прочла предложение от брата «Давай вместе пообедаем. Юн Со.» Хана захлопнула крышку и мечтательно заулыбалась. Вдруг, спохватившись, вскочила с кровати и тут же наткнулась на столик, сервированный к завтраку. Оглядев себя со стороны, она довольно покружилась вокруг себя и плюхнулась в кресло.
Через несколько минут, переодевшись в свою одежду и надев новое пальто, она в спешке покинула номер и спустилась в холл, где тут же столкнулась с Рю.
- Ой, Рю-семпай! – от неожиданности воскликнула она.
- Давай попозже пообедаем, - сразу предложил он.
- А-а-а-а… Ну-у-у-у… - заколебалась Хана, пряча свой взгляд.
- Или у тебя другие планы? – заметил он её растерянный вид.
- Да, - выпалила Хана.
- Вот как! А вечером? – настойчиво спросил он.
- Вечером?.. Я пойду в клуб, - напомнила она семпаю.
- Поня-я-ятно… - удручённо протянул Рю. – Жалко. Тогда я подожду, когда ты освободишься.
- Нет-нет! – запротестовала Хана. - Всё хорошо. Я позвоню тебе, - поклонилась она и собралась бежать на рабочее место.
- Хорошо, - согласился Рю и тронул её за руку. - Тебя опять вызывали в номер?
- Да, - согласно кивнула она головой.
- Так рано? Тебе не тяжело? - искренне обеспокоился Рю.
- Нет, - снова поклонилась она, торопясь уйти от него.
- Не забудь позвонить! Я буду ждать! – крикнул он ей вслед, и она кивнула головой, слегка прикусив губу.
...
В обеденный перерыв Хана ждала Юн Со на улице. Он неслышно подъехал к ней сзади на велосипеде и задорно окликнул: - Хана!
Она обернулась, и он поднял руку в приветственном жесте, счастливо улыбаясь ей.
Всё обеденное время они катались по улицам на велосипеде, вспоминая их совместные поездки в школу. Хана сидела на багажнике и крепко обнимала Юн Со, сцепив руки на его животе. Время от времени она прижималась к его спине, уютно устроив свою голову между его лопаток, и обмирала от непередаваемого удовольствия, ощущая его тепло. Он блаженно улыбался, чувствуя себя на седьмом небе от счастья быть вместе с ней. Они наслаждались каждой минутой их встречи, упиваясь своими чувствами. Согретая солнцем и теплом спины Юн Со, Хана скинула пальто и, зажав воротник в пальцах, весело размахивала им. Они были так увлечены друг другом, что даже не придали значения группе рокеров, выскочившей навстречу им. Проезжая мимо романтичной парочки один из них в чёрном шлеме с опущенным визором выхватил пальто из руки девушки. Юн Со остановился. Рокеры остановились тоже. Под рёв моторов парень стал вращать пальто над своей головой всё быстрее и быстрее. Сначала Юн Со подумал, что он заигрывает с Ханой и, благодушно улыбаясь, протянул к нему руку, прося вернуть пальто. Хана переводила испуганные взгляды с Юн Со на рокеров и обратно. Парень медленно подбросил пальто в руке, словно дразня Юн Со, и протянул ему, предлагая, чтобы он сам подошёл и забрал. Только тогда он обратил внимание на этот знакомый колючий взгляд чёрных раскосых глаз, который буквально сверлил его сквозь стекло визора. Улыбка сползла с лица Юн Со, он быстро перевёл глаза на второго, третьего, четвёртого мотоциклистов и чётко понял, кто находится перед ним. Готовый к любому исходу, Юн Со приподнялся с седла, но Хана схватила его за плечи, останавливая. Парень кинул в него пальто и рокеры, заревев моторами, объехали их. Юн Со проводил их тревожным взглядом и вдруг первый остановился и обернулся. Он протянул в его направлении руку, указывая на него пальцем, и потом сделал жест словно перерезающий горло. Это было предупреждение.
Юн Со снял со своего плеча пальто и набросил его на дрожавшую от вдруг охватившего холодом Хану. Она смотрела на него такими испуганными глазами, что сердце его защемило, как только он представил, во что она может быть втянута. Не показывая той боли, которую доставляли ему эти мысли, он не подал вида, что сам был застигнут врасплох неожиданным появлением заклятого врага соперничающего клана. Юн Со широко улыбнулся Хане и они вернулись в гостиницу.

Проходя через вращающиеся двери, Мэй вошла в холл гостиницы. Возле уха она держала мобильный телефон, ожидая ответа на звонок.
- Рю-семпай? Это я. Я сейчас иду к тебе в номер, нам нужно поговорить. Знаешь о чём?.. - предупредила она парня, который когда-то очень ей нравился. За два года они так ни разу и не встретились, но сейчас, когда она имела виды на Юн Со, она вдруг вспомнила о нём и очень рассчитывала обратить его в своего союзника, ожидая от него поддержки в осуществлении своих планов.
А в это время Хана находилась с Юн Со в его номере. Готовясь к совместному ужину, Юн Со собирался принять ванну и Хана вызвалась помочь ему вымыть голову. Стоя в одних джинсах, с голым торсом Юн Со склонился над раковиной и, бросая коротки взгляды в зеркало, наблюдал за её сосредоточенными движениями. Она тщательно взбивала пену на его коротких волосах, но не упустила возможности пошалить, вдруг намылив ему лицо.
- Прекрати! Прекрати! – закричал Юн Со, почувствовав щипание в глазах. Он закрыл лицо руками, отшатнулся от Ханы и, потеряв равновесие, рухнул на пол. Хана, веселясь, снова налетела на него, дотягиваясь до его лица мыльными руками.
- Перестань! Хватит! Стой! – заходясь от смеха кричал Юн Со, хватая её за руки. Он заметался по ванной, спасаясь от Ханы, вспрыгнул на бортик и прямо в джинсах плюхнулся в наполненную ванну. Но Хана и не думала прекращать. Она следом за ним взобралась на бортик и, черпая воду из ванны, стала брызгать на Юн Со. Первым делом промыв глаза, он в ответ пустил в неё сильную струю изо рта. Завизжав от неожиданности, она замахала руками.
- Вот тебе! Вот тебе! – Юн Со молотил руками по воде, поднимая фонтан брызг, и окатил Хану с головы до ног. А потом и вовсе схватил её за руку и потянул на себя. Как была, в одежде - в джинсах и водолазке, она плюхнулась в его объятия. В следующее мгновение в глазах этих двоих уже не было ничего, кроме беззаботного веселья и живости, свойственной упоительной юности. Они продолжали неистовую возню и визжали на весь номер, пока не услышали настойчивый звонок в дверь.
Выскочив из воды и не успев вытереться, они друг за другом поспешили в прихожую, оставляя за собой по всему коридору внушительных размеров мокрые следы. Ещё улыбаясь во всё лицо, Юн Со приоткрыл дверь, и в прихожую тут же ввалилась Мэй, за ней стоял Рю. Они раскрыли дверь шире и оба зашли в номер. Хана ахнула от неожиданности и стыдливо опустила голову. Вода стекала с её одежды и мокрых волос на пол, образуя у её босых ног прозрачные лужицы.
С ехидной ухмылкой оглядев её мокрый вид и оголённый торс Юн Со, Мэй процедила сквозь зубы: - Развлекаетесь?
- Проваливай, - грубо ответил ей Юн Со и отвернулся.
Мэй схватила его за руку: - Юки, ты первый нарушил своё обещание, поэтому у меня нет другого выхода. Придётся всё ей рассказать. Хана!
Юн Со встал у неё на пути и обратился к ней, умоляюще взглянув в глаза: - Мэй!
Она оттолкнула его и сделала шаг к сестре, встав между ними.
- Хана, твои родители умерли, - без вступления произнесла она. - Два года назад они погибли в автокатастрофе.
Юн Со видел как от ужаса расширились глаза Ханы и она беспомощно перевела на него взгляд. Мэй грубо дёрнула её за руку. Юн Со был готов стереть в порошок эту чёртову вершительницу судеб!
- Что? Ты так счастлива, что не можешь в это поверить? – как всегда язвительно спросила она сестру, не пряча своего злорадства. - Теперь, когда они умерли, ты можешь больше не скрывать свою любовь к Юн Со.
- Достаточно! – прикрикнул на неё Юн Со, не желая слышать издевательства в адрес бедной Ханы.
- А что? – Мэй обернулась к нему. - Юки, ты тоже обо всём знал. Кто попросил меня не рассказывать ей об этом? Хана, спроси у своего брата. Спроси, вру я или говорю правду, - она переводила взгляд то на сестру, то на Юн Со, бессердечно сталкивая их лбами.
- Братик, скажи мне, - Хана еле разлепила онемевшие губы и коснулась пальцами плеча Юн Со, - Мэй обманывает меня, да? Обманывает? – она смотрела на него ошеломлённым, неверящим взглядом, желая услышать опровержение жуткому известию.
Юн Со промолчал, испепеляя взглядом Мэй.
- Бесстыжая девчонка! – она стукнула Хану ладонью по лбу. - Не делай вид, что ты шокирована!
- Я сказал, хватит! – грозно выкрикнул Юн Со, но Мэй даже ухом не повела, продолжая грязно измываться над сестрой.
- Признайся, в душе ты только рада этому? – елейным голоском обратилась она к ней, хитро прищурив глаза.
От накопившейся злости кулаки Юн Со сжимались и разжимались, готовясь нанести ответный удар.
- Вы больше не брат и сестра, поэтому можете спокойно любить друг друга и не скрывать этого, – с улыбкой она перевела взгляд на Юн Со. - Это же замечательно!
- Достаточно! – закричал Юн Со, не выдержав, и наотмашь ударил Мэй кулаком. Она упала на пол и замерла.
Испугавшись, что переусердствовал, не рассчитав силу удара, Юн Со схватился за голову и пробормотал: - Я же сказал, хватит…
Вызванные в гостиницу медики, вынесли не пришедшую в сознание Мэй на носилках к машине скорой помощи. Хана бежала следом за ними, за ней - несколько её сослуживиц, ставшие свидетельницами происшедшего конфликта в номере иностранца. Не стесняясь, они в полный голос обсуждали поведение Ханы и корейца, не скупясь на грязные оскорбления.
- Чем, ты думаешь, они каждый день занимались в номере?
- Она даже не шлюха…
- Он предлагал ей переспать с ним?
- Со стороны выглядит приличной девушкой, а на самом деле занимается не понятно чем…
Рю стоял позади них и смотрел в спину Ханы взглядом, полным разочарования и оскорбления.
___________________________

* - слова песни Slim "Начало"
__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь

Последний раз редактировалось SerjAnd; 30.07.2018 в 22:16.
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Метки
драма, любовь, отношения, трагедия, чувства

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 22:46.


Работает на vBulletin® версия 3.7.4.
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.
Перевод: zCarot

Обратная связь