Вернуться   Форум - Мир Любви и Романтики > О Любви > О Любви в прозе > Проба пера

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 25.04.2009, 02:12   #1
Новичок
 
Регистрация: 21.04.2009
Адрес: С-Петербург
Сообщений: 3
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Репутация: 10
Отправить сообщение для humanikolog с помощью Skype™
По умолчанию Сказка про тебя, фемина...

Сказка – ложь!..

Когда это было? В какой стороне? Об этом сказать мудрено.
И цифры и буквы у нас на стене от времени стёрлись давно…
(Тамара Габбе).

Жила-была девочка.
И было у неё Имя…


Коген вылезла через слуховое окно на крышу.
Осторожно, держась за свисающую с конька верёвку, подтянулась по ней и села на давным-давно сколоченную для себя, любимой, скамейку.
Сидеть было удобно. Скамейка - широкая, как смотровая площадка, с упорами для ног по обе сто-роны конька - позволяла видеть и то, что творилось на набережной Талистассен, и световые фонари Мюзик-холла и крыши домов на площади Ратуши. А в хорошую погоду - даже красные кирпичные трубы Грюенсгильда на восточной окраине.
От нагретой за день черепицы восходило расслабляющее тепло. Шестой пополудни удар курантов лениво стихал где-то между домами.
Июльское солнце, просвечиваясь, горело стёклами витражей Мариенмуттеркирхен.
Лёгкий ветерок пришёл с Лиоинталя, и в его почти неощутимом порыве что-то всколыхнулось на краю крыши.
Коген присмотрелась, но только при повторном шевелении замелила еле заметный иризирующий проблеск.
Любопытство взяло своё.
Однако лететь вниз с высоты третьего этажа на мостовую или головы гоняющим мяч мальчишкам как-то в её планы слегка не входило.
На чердаке к стропилам - в расчёте на аналогичный случай - был привязан крепкий канат. Коген выбросила его наружу и стала спускаться к карнизному свесу с ловкостью неоднократно исполняв-шего подобные трюки человека.
Замеченный ею проблеск лежал в стороне.
Коген сделала петлю, просунула в неё ногу, затянула и поползла на четвереньках, цепляясь за свес и совершенно не думая о том, что будет, если сорвётся с крыши и повиснет вниз головой.
Добравшись, наконец, до заинтересовавшего предмета, она к своему разочарованию увидела, что это, всего лишь, воздушный змей - тривиальный синтез планок, прозрачной плёнки и мишуры, - зацепившийся леской за трещины в черепице.
Рванув с досады на несоответствие результата затраченным усилиям, оборвала леску, но змея с крыши бросать не решилась; зажав его в зубах, полезла по канату вверх.
Уже на чердаке, когда змей совершенно случайно оказался на границе света и линии её взора, Коген заметила на плёнке надпись: «Телевизор есть? Приложи к экрану!».
Что за бредятина?!
Освобождённая от планок плёнка была сложена вдвое. Надпись появлялась лишь при соединении воедино обеих половин.
Коген потихоньку спустилась к себе на второй этаж. Богоданной матушки, слава Создателю, дома не было!
После протирания рукавом пыли на экране «Шарпа» развёрнутая по всей длине плёнка очень да-же здорово к нему прилепилась. И подравнивать ничего не нужно было.
Не возникни на тот момент у девочки желания посмотреть телепередачи, ещё неизвестно куда кривая судьбы вынесла бы её…
Она включила «Шарп» и заворожённо некоторое время наблюдала за «радиоснегом», после чего сомнамбулически проследовала на кухню, смочила руки водой и брызнула в экран телевизора.
Метнувшиеся с плёнки молнии пару минут протряхивали её так, что, казалось, зубы повылетают, а затем притянули к себе с силой хорошо растянутой рогаточной резинки…

***

…- Да не знаю я, откуда она на складе взялась!
Свет из проёма открывшейся двери слегка проявил реалии бытия.
Коген лежала, уткнувшись носом в грязные доски пола. Из разбитого лица текла кровь и её запах дополнял густой ароматический замес затхлой вони помещения.
Мутило невыразимо, но сил не было даже на рвотный рефлекс.
Кто-то перевернул её и легко поднял на руки.
- Куда нести?..
- Наверх. Ко мне…
Деревянный потолок колыхался в такт шагам и проплывал перед глазами. Затем, судя по балда-хину, её положили на кровать.
Одного из склонившихся видно было плохо. Он находился сбоку и, подсвеченный окном со спины, воспринимался как абстрактная серая тень с очень молодым голосом.
Второго Коген рассмотрела через сетку с трудом разлепленных ресниц.
Лет сорока, худощавый, темноволосый, с тонким носом и близко посаженными стального цвета глазами. Одет то ли - в камзол, то ли - в куртку с широким воротником и широкими манжетами.
Пальцы тонкие, крепкие и холодные.
Он заглянул ей за веки и осторожно ощупал шею и затылок.
- Фрёкен, пить хотите?
- Спать…- Коген с трудом поняла, что он спросил. Говор был жёсткий, с проглатыванием гласных. У неё, к тому же, неимоверно - до тошнотиков - болела голова, и всё происходящее было до лам-почки…
То, что до этого произносилось между собеседниками, фонило не иначе, как звук работающих жерновов мельницы.
Данный вопрос - судя по обращению - предназначался именно ей. Не отвечать было не вежливо. Коген хватило только на одно слово, после которого она зашлась кашлем и рефлекторно порыва-лась исторгнуть содержимое желудка наружу.
- Ну, ну, ну…- Смочив ей рот влажной салфеткой, как-то погасил тошноту; обтёр всё лицо. Принял-ся ощупывать виски, нос и подбородок.
- Cerebri vexaminis…
Неопределённо хмыкнув, он аккуратно начал поглаживать ей затылок, шею и плечи.
- У вашего батюшки, видать, тяжёлая рука…
И снова до Коген с трудом дошло, что именно говорил.
- У меня нет отца… Это я об телик приложилась...
Произнести что-либо разбитыми губами, практически их не чувствуя, занятие совсем непростое.
Худощавый опять хмыкнул и задал вопрос, который, не отупей Коген от головной боли, её бы окончательно вырубил:
- Из какого вы года, фрёкен?
- Из тысяча девятьсот семьдесят четвёртого.
Фразу разделила на несколько этапов. Только для того, чтобы выговорить что-то внятное. Хотя и не уверена была в правильности понимания именно вопроса.
- Надеюсь, от Рождества Христова? Что ж у вас там все в мужеском платье ходят?..
Её собеседник, похоже, вовсе и не рассчитывал на ответ.
- М-м-дэ-эс-с… Герр Таубе, чего вы, собственно, от меня ожидаете?
- Да сделайте хоть что-нибудь, герр Неррик!.. - Почти взвыл молодой голос. - Скоро супруга вер-нётся. Как я ей всё объясню?!.
- А я при чём? Девицу сию обратно отправить не смогу. Я, знаете ли, всё-таки не маг, а - лишь - торговец пороками…
- Ну, возьмите к себе, хотя бы на время, в качестве служанки… У вас экономка - женщина. Все правила приличия будут соблюдены! Девица, я вижу, не из болтливых. Ей, похоже, в жизни хорошо доставалось. Иная бы выла не прекращая, а эта только сопит… Да, ведь, она же не первая…
- П-с-с-с-т!!! Принесите что-нибудь из верхней одежды!..
Таубе как ветром сдуло.
Неррик с каким-то непонятным задумчивым сожалением погладил Коген по щеке.
- Спаси нас всех, Создатель… Всё моложе и моложе…
Более полно развернуть тезис он не успел: хозяин вернулся с каким-то одеянием.
- Поменьше ничего не нашлось?..
- Супруги моей...
На Коген было надето нечто, оказавшееся плащом с капюшоном. Неррик обернул её, словно в больничный халат и подворачивал рукава.
- Фрёкен, я не смогу вас нести по улице… Вам нужно будет сделать всего несколько шагов до со-седнего дома. Я вас поддержу…

***
humanikolog вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25.04.2009, 02:15   #2
Новичок
 
Регистрация: 21.04.2009
Адрес: С-Петербург
Сообщений: 3
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Репутация: 10
Отправить сообщение для humanikolog с помощью Skype™
По умолчанию Сказка про тебя, фемина

…Октябрь и ноябрь - самые промозглые месяцы. Резкий ветер с Лиоинталя несёт водяную пыль. Мостовые скользкие. У лошадей разъезжаются ноги. Повозки заносит в стороны.
Дыма из печных труб не видно - сырой ветер его сбивает, но запах горящего дерева и торфа сладкой волной летит по всем улицам…
Коген медленно брела, опираясь боком о стену дома. Руками холодного дерева касаться не хоте-лось. Она запихала рукав в рукав наподобие муфты: карманов у шерстяной накидки не было, а нужно было ещё и корзину нести.
Пару-тройку шагов проскользит, прислонится к стене. Постоит, передохнёт. Хоть и холодно, но лучше не торопиться: ещё не хватало, упав, о мостовую корзину долбануть!..
Сумка через плечо, как-то, привычнее; да и кроссовки бы не помешали. Эпоха слегка не та…
Идти, собственно, было не так уж и далеко.
Неррик, передавая ей литровый штоф, набросал план доставки. Места эти Коген знала неплохо - будущий район Кронниксгарден.
Фру Варсенгест помогла ей надеть накидку, подвязала завязки и молча перекрестила.
Коген поняла, что обратно больше не вернётся…

…Она была, скорее, пациенткой, чем служанкой.
Первые недели вообще валялась пластом.
Очевидно - всё-таки - при ударе себе что-то повредила. Неррик ежедневно массировал ей чере-пушку, шею, плечи и проминал позвоночник, от чего всё тело начинало ныть. Затем поил снотвор-ным.
Позже, начиная с момента, когда она уже могла вставать и с трудом перемещаться по дому, её тоже особенно не напрягали.
Фру Варсенгест - экономка Неррика - миловидная рыженькая толстушка лет тридцати-пяти, отно-силась к девочке с чисто материнским участием.
Ни о чём не выспрашивала; сама старалась рассказать что-нибудь интересное и весёлое. Коген, мало чего понимая, уточнять стеснялась и молчала, виновато улыбаясь.
Она, в основном, помогала на кухне. Да и то до момента, пока, разморенная жаром плиты, не на-чинала откровенно клевать носом.
Хоть толку с неё и никакого не было, так ведь и вреда не наносила. Убирала за собой, делала, что говорят, ела очень мало, ни во что не лезла.
Сидела часами, открыв окно своей комнаты, отрешённо смотрела на камни мостовой перед до-мом.
С чего это её сюда занесло? Жила себе, жила. Вроде и там никому не мешала… Что ж, теперь до скончания века здесь торчать?..
Июль сменился душным августом, перешедшим в дождливый сентябрь.
Коген больше не чувствовала себя сонной мухой. Её, наверняка, пичкали стимуляторами и чем-то, возбуждающим аппетит. Постоянно подкармливая.
Она делала, что считала нужным. За исключением одного - ей настоятельно было не рекомендо-вано выходить на улицу. Вплоть до сего дня, когда Неррик попросил передать посылку фру Эгерт фон Мюнниксит…

Коген постучала дверным молоточком и, прислонившись к стене, долго стояла спиной к ветру в ожидании пока откроют.
Вышедшая темноволосая женщина лет двадцати пяти - тридцати, в тёмном синем платье и на-брошенной на плечи вязанной чёрной шали, цепким взглядом охватила улицу.
- Заходи.
От такого простого приглашения у Коген сердце трепыхнулось: она вновь услышала тот лёгкий диалект, к которому привыкла с детства.
Эгерт закрыла за ней дверь.
Поставила на пол корзину. Помогла освободиться от накидки. По совершенно непонятной причине сама сняла с девочки башмаки и одела ей на ноги меховые тапочки. Укутала пледом и, прихватив корзину, повела Коген в столовую.
Сев в кресла перед камином, обе с нескрываемым интересом рассматривали друг друга.
Что-то в Эгерт было такое, непонятно-притягательное. Вроде, не столь уж и красивая; ничего, ка-залось бы, особенного. Но Коген явно ощущала к ней неосознанную симпатию.
И, похоже, это было обоюдным:
- Несчастное ты создание!.. Сколько ж тебе лет?
- Двенадцать.
- Интересно фишки ложатся! До тебя была четырнадцатилетняя чикса из девяносто восьмого го-да. Перед ней - обстоятельная донна семнадцати годов из времён подписания Декларации Незави-симости. До неё… Гм-м-м, да…
Эгерт некоторое время задумчиво смотрела на пламя камина. Затем с горечью призналась:
- Это я виновата в том, что ты сюда попала. Прости меня, если сможешь! Я, действительно, тран-зитница никудышная…
- Вы сможете вернуть меня домой? - Решилась при подобном повороте темы на вопрос Коген.
- Ты вернёшься. Но не сейчас и не отсюда. Я отправлю тебя к норнам. Душевные тётки. Нет, серь-ёзно - хорошие! Добрые. Они окончательно поставят тебя на ноги и скажут Имя.
- Чьё имя?
- Твоё, чьё же ещё?!
- Да… я его не забыла - Коген Вунт Терриенкест.
Эгерт сделала неопределённый жест рукой и выдала совершенно непонятную для девочки фразу:
- Ну - это, всего лишь, твоя личная, данная предками, система координат для социума, в котором ты болтаешься… Реальное Имя у тебя другое.
- Какое?
- Откуда мне знать: оно же - твоё…
- А… что, домой можно попасть только через царство мёртвых?
- Да какое, к чёрту, царство мёртвых! Там живых - до дури! Приёмник-распределитель для носите-лей Имени. С выдачей лицензии и последующей ссылкой в какую-нибудь непрогрессивную дыру… Хотя, могу предположить, что ты лично вернёшься обратно домой.
- Почему?
- Несчастное создание!.. Ты ведь из Компенсирующих, а их всегда возвращают по месту изначаль-ного проживания. Баланса ради.
- А… кто они такие?
- Батарейки. Элементы, подпитывающие динамику происходящих событий. За свой счёт…
- Как это?..
- Видишь ли, девонька. У тебя с детства обалденнейший энергетический потенциал. Намного больший, чем у многих простых смертных. Да от тебя и сейчас энергия прёт как от реактора! Дав-ненько я такого не чувствовала. Даже у предыдущей кадры. Представляю каково окружающим было, когда ты здоровенькая бегала! Вот и начнёшь, дурочка, его направо и налево разбазаривать. Одного приютишь, второго пригреешь, третьего приласкаешь… А эти говнюки и рады-радёшеньки вампи-рить! По молодости-то оно всё легко прокатывает, но потом, в одночасье - бэ-эмс-с! - уже и для себя ни фига не осталось… Самое обидное, что тебе запрещено защитные блоки ставить. Ты ведь имен-но - батарейка. Так и сгоришь…
Весёленькая перспектива, что и говорить!
Они обе долго смотрели, как горит огонь в камине.
Эгерт отрешилась первая:
- Не расстраивайся, солнышко! Мне, считай, ещё меньше отмерено: ты пойдёшь дальше, а я так в этом гнилом веке и останусь…
Она достала из корзины штоф, посмотрела его на просвет и, очевидно, желая сменить гиблую те-му разговора, сказала:
- Интересная штука!
- Что это? - Больше из вежливости, нежели действительно из любопытства, спросила Коген.
- Совесть. Так, как её понимает Неррик. У моего муженька, знаешь ли, конкретное пристрастие к алкогольсодержащим жидкостям разной степени крепости.
Эгерт взяла из буфета бокал, налила его до краёв. Резким движением плеснула содержимое на дрова камина. Пламя ахнуло в трубу, как хорошо подпитанный воздухом горн, едва не опалив подол платья и ноги Коген.
- Слонобойное пойло! Похоже, дух, приближающийся к абсолютному!.. - Удовлетворённо хмыкнула Эгерт и передала штоф.
Коген посмотрела через него на камин и обомлела. Поверх уровня жидкости на неё с насмешли-вым укором в упор уставились чьи-то глаза.
- Интересный эффект, не правда ли? - Эгерт взяла у неё штоф, резко встряхнула, после чего он вновь стал полным, и убрала в буфет.
- Имеет смысл попробовать… Вообще-то Неррику лучше всего удаются именно пороки. Особенно - лень и жадность. Да и пьянство то же. Иногда у меня возникает мысль, что он втихаря бесплатно сей порок раздаёт. В качестве саморекламы. Дабы затем брать деньги за избавление от него. Жаль, что в Европе табак пока не известен: ты просто не представляешь, как курить хочется! Приятно иметь то, что другим не свойственно, пусть даже и порицаемую иным обществом склонность!.. Мне время от времени коллеги по цеху пересылают пачку-другую сигарет. Отвожу душеньку! То-то муже-нёк понять не может – чем от меня пахнет...
- А… э-э… скажите, почему он спросил из какого я года?
- Кто, Неррик? Не знаю. Скорее всего - из чистого любопытства. Дело в том, что самая первая да-ма, двадцати шести лет от роду, из шестьдесят первого года нашего с тобой столетия появилась именно у него. Я к этому вообще никакого отношения не имела. Как она здесь оказалась - уму непо-стижимо! У неё от посттранзитного стресса шарики за ролики закатились, но Неррик её резко в чув-ство привёл. Самым широко распространённым на земле способом. Она его даже покидать не хоте-ла. Пыталась экономке глаза выцарапать. В общем, страсти, достойные старика Уильяма. Я её спровадила и заключила с Нерриком нечто типа соглашения. Ежели извне кого сюда заносит, он берёт человека под свою опеку - лечит, кормит, ставит на ноги. За хорошую плату, естественно. Как только прибывший готов двигаться дальше - посылает ко мне. Городок маленький. Все всё видят. Пока молчат…
Эгерт достала из буфета чашечку, плеснула в неё из графина. Добавила несколько пахнущих мя-той капелек.
- Выпей… Да не бойся, солнышко, я не собираюсь тебя травить. Мне нужно, чтобы ты уснула. То-гда и переход легче перенесёшь…

***
humanikolog вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25.04.2009, 02:17   #3
Новичок
 
Регистрация: 21.04.2009
Адрес: С-Петербург
Сообщений: 3
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Репутация: 10
Отправить сообщение для humanikolog с помощью Skype™
По умолчанию Сказка про тебя, фемина

…Коген стояла обнажённая перед трельяжем и критически осматривала себя.
А ведь и не скажешь, что уже сорок пять! Только шея возраст выдаёт; даже не руки…
Живот плоский, словно и не рожала вовсе. И стринги при минимуме жировых складок совершенно не акцентируются на попке …
- Дорогой. Ингрид звонила. Они с Павлом решили на Рождество заскочить сначала к его предкам, затем - к нам…
- Оч-ч хорошо!..- Дочь Коген от первого брака и своего зятя он в упор не видел. Живут себе где-то в Принстоне и на том спасибо…
В принципе бюстик можно и не одевать. С такой-то грудью…
Зелёное платье сидит как вторая кожа. Есть что - при её формах - погладить взглядом…
- Ингрид в очередной раз делала УЗИ. Подтвердили. В марте придётся думать, что послать ко дню рождения внучки…
- Оч-ч здорово!..- Он даже с банальными поздравлениями напрягаться не станет…
Лёгкий золотой кулон в дополнение. Ничего лишнего: в конечном счёте, всего лишь, корпоратив-ный междусобойчик. Перцы опять начнут наперебой изъясняться в лучших чувствах, а товарки квох-тать: ах, какая ты душечка, как рядом с тобой уютно и комфортно; муж у тебя, определённо, счаст-ливейший из смертных!..
Знали бы, чем лично ей этот их уют и комфорт даются...
Интересно, почему чёрных кругов под глазами нет? Это с её-то симптоматикой!.. Наверное, потом всё проступит. Post mortem. Как у Дориана Грея…
Сколько же ей реально осталось - год, два? При таком темпе самоуничтожения...
Макияж чисто смысловой. Не боевая раскраска, а лишь акцентирование одной из собственных по-верхностей, как немаловажного достоинства…
- Дорогой, зря ты отказался идти!..
- Я думаю: вам и без меня будет не кисло…
В общем-то - да. Пусть уж, лучше, в одиночку алкоголем наливается и порно-сайты инспектирует. Онанист с гипертрофированным эго, способным занимать любой, предоставляемый в данную се-кунду, смысловой объём.
Он так и не простил ей двух абортов, необходимость которых сам же и обосновал.
В его, в принципе, далеко неглупой голове произошло совершенно непонятное Коген смещение акцентов.
Ежели он, как продолжатель рода, не нужен даже собственной жене, перекантуется как-нибудь. В конечном счёте, Земля от отсутствия на ней его непосредственных потомков вращаться не переста-нет…
Все её попытки разобраться в ситуации сводились к банальному выяснению: что было раньше – курица или яйцо.
Явилось ли первопричиной последующих разногласий почувствованное им нежелание ею физиче-ской близости...
Или же - его неприятие зачатого ребёнка…
Которого, между прочим, она сама бы в дальнейшем и расценивала как результат супружеского изнасилования…
Обоюдно изматывающие душу попытки Коген достучаться до здравого смысла он просто перевёл в форму прослушивания сложногармоничных механических колебаний воздушной среды, не несу-щих ни единого элемента новой и полезной информации.
Ну, и ладно! Чисто формальные отношения, как форма сосуществования, тоже распространены.
В конечном итоге, каждый болтается по своей, заданной, жизненной орбите. Ежели, время от вре-мени, чьи-то орбиты совпадают - это ровным счётом ничего не значит…
- Ну и как я тебе, дорогой?
- Смотришься! - Он окинул Коген с ног до головы таким брезгливым взглядом, что у неё всё внутри оборвалось.
А ведь знает, паскуда! Интересно, сам почувствовал или птички напели?..

…Семнадцатого августа, привезя документы в секретариат головной конторы, Коген совершенно случайно, нос к носу, столкнулась с юристконсультом оной.
С которым вот уже почти четыре месяца состояла в переписке…
Началось всё с её банального запроса о пошлинах на акцизы.
Ответ получила исчерпывающий и поданный в такой приправе тонкого юмора, что начала целена-правленно выискивать темы для последующих обращений. И сама не заметила, как пинг-понг во-просов и ответов перешёл в не прерывавшийся ни на один день диалог обоюдно интересных друг другу собеседников.
Вплоть до момента, пока, встретившись глазами при этом мимолётном свидании, не персонифи-цировались из абстрактных почтовых респондентов в конкретные личности.
Явно растерявшись, они обменялись совершенно ничего не значащими фразами. Затем кто-то что-то у него спросил и куда-то увёл.
А она поняла, что ей кранты…
Ко всем радостям жизни ещё не хватало влюбиться по самое некуда в добропорядочного семья-нина, отца двух дочерей, который - к тому же - был старше её на добрый десяток лет!..
Совершенно не отдавая себе в том отчёта, Коген метнулась домой, закуталась в плед, и в каком-то лихорадочном трансе просуществовала остаток тоскливого дня и всю ночь.
Её тошнило с психу; выручали только холодная минералка и сигареты…
На работе, поначалу, от неё чего-то пытались добиться. Шеф по непонятной причине вызывал. Но затем все резко отстали.
Примерно на двадцать первом часу прогрессирующей ошизеватизации, когда до неё докатило, что разглядывание собственного отражения в отключённом экране монитора - занятие, всё-таки, не очень содержательное, Коген сорвалась с места и поехала на Кронниксгарден - в Управление.
Прекрасно понимая, что ведёт себя как самая последняя идиотка, сидела в машине; непрестанно смалила «Вог».
И, когда он вышел на улицу, прыгнув навстречу, откровенно призналась:
- А я вас жду!..
Через пару минут, припарковавшись у Мюзик-холла, они холодно и не без определённой доли ци-низма, анализировали создавшуюся ситуацию.
Вивисекция была чистейшей воды, но оба - люди трезвомыслящие и не желающие плыть по тече-нию - решили душить в зародыше возможный обвал чувств. Пока лавиной не накрыл…
С того дня вот уже тридцать седьмую ночь подряд Коген запиралась в ванной и тихо выла от боли и обиды, включив воду и затыкая себе рот скомканным полотенцем.
Как выла давным-давно, когда нерождённых детей лишалась…
Жизнь несётся мимо бешенным экспрессом, а она, как и множество других ей подобных, очень хо-рошо завинченная гайка, изо всех сил пытается сдержать ходящие ходуном рельсы. Лишь для того, чтобы у кого-то в купе чай не расплескался…
Господи, да за что?!. Почему она всю жизнь вынуждена платить по счетам других?
Неужели сама не имеет права хоть на полкусочка обыкновенного человеческого счастья, только потому, что у неё есть Имя?..

- Ну, пока, дорогой! Не скучай. Вернусь трезвая…
Коген захлопнула за собой дверь и, прислонившись лбом к её холодной поверхности, вцепилась в ручку, прекрасно понимая, что если отпустит - здесь же и упадёт.
Ради всего святого, только бы никто не увидел!
Рука судорожно искала в сумочке нитрангин.
Ничего, сейчас всё пройдёт… Сейчас пройдёт… Сейчас…

***

Жила-была девочка.
И было у неё Имя.
И Имя её было – Одинокая В Толпе…
humanikolog вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25.04.2009, 06:12   #4
Старожил Форума
 
Аватар для minimama
 
Регистрация: 14.02.2005
Адрес: г. Таганрог
Сообщений: 25,083
Записей в дневнике: 3
Сказал(а) спасибо: 19,418
Поблагодарили 51,102 раз(а) в 13,646 сообщениях
Репутация: 96622
Отправить сообщение для minimama с помощью ICQ
Получено наград:
По умолчанию

humanikolog, местами читала с удовольствием, местами морщилась от неприятия разговорного жаргона, неоправданно употребленного в сказке. И осталась в недоумении: а почему же девочке было выбрано такое имя? почему такая незавершенность произведения? какая главная идея, которую хотел донести автор?
__________________
И я выхожу из круга, и я удаляюсь прочь.
Одна у меня подруга - холодная злая ночь.
Одна у меня морока - достойно встречать зарю.
Одна у меня дорога - которую сам торю.
minimama вне форума   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
conti (09.06.2009), Злата (25.04.2009)
Старый 09.06.2009, 20:14   #5
Великолепный
 
Аватар для conti
 
Регистрация: 18.03.2009
Адрес: Новосибирск
Сообщений: 362
Записей в дневнике: 4
Сказал(а) спасибо: 679
Поблагодарили 2,047 раз(а) в 324 сообщениях
Репутация: 2284
Получено наград:
По умолчанию

Очень интригующее и динамичное начало, живой язык, и в первой части стиль выдержан. Очень интересно!!!! И написано здорово! Проглотила вмиг. Второй пост уже небрежнее, я согласна с Ириной, некоторые словечки режут ухо. А третий...впечатление такое, что история смертельно наскучила автору, и он решил её быстренько свернуть, не заботясь уже ни о стиле, ни о том, что оставляет читателя в недоумении.
Обидно. И чувствуешь себя обманутой. Пообещали сказку, и отняли на самой интересной странице
Каюсь, поначалу заподозрила автора в плагиате , настолько не стыкуется третья часть с первыми двумя... Потом нашла этот рассказ в одном из лит. конкурсов. Простите
Остаюсь с теми же вопросами, что и минимама)) Автор, конечно, должен оставлять недосказанное, но здесь - просто первая и последняя станичка книги.
humanikolog, и всё-таки спасибо! У вас высокий творческий потенциал. Писать надо обязательно.
conti вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Метки
сказка, тебя, фемина...

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 02:32.


Работает на vBulletin® версия 3.7.4.
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.
Перевод: zCarot

Обратная связь