Вернуться   Форум - Мир Любви и Романтики > О Любви > О Любви в прозе

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 13.06.2018, 16:58   #41
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,023
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,036
Поблагодарили 33,605 раз(а) в 3,226 сообщениях
Репутация: 192613
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...

27. Напрасные надежды

Дрожа от холода и волнения, Хана упорно дожидалась, когда брат появится на улице. И через некоторое время он в сопровождении своей свиты вышел из дверей клуба и направился к автомобилю. Хана тут же бросилась к нему и, схватив за руки, остановила его.
- Братик... Юн Со... Братик! – произнесла она, заглядывая ему в лицо и пытаясь обратить на себя внимание. Но Юн Со, не промолвив ни слова, поднял на неё полный недоумения взгляд, резко оторвал от себя её руки и в полном равнодушии прошёл мимо неё к машине. Хана бросилась за ним, но преданные телохранители дружно оттеснили её от своего главаря, позволив ему спокойно сесть в салон.
- Юн Со! Братик! – кинулась она к дверце, захлопнувшейся перед её лицом, и стукнула ладошками по стеклу. Но Юн Со никак не отреагировал на неё, сохраняя безразличный вид. И, когда машина тронулась, она, не отставая, побежала рядом.
Пока автомобиль набирал скорость, она так и бежала, пока хватало сил, молотя ладошками по стеклу.
- Братик! Юн Со! – кричала она, обливаясь слезами, но он даже не повернулся к ней. И лишь, когда Хана отстала, продолжая всё медленнее и медленнее бежать по дороге за отдаляющейся машиной, он слегка повернул голову, наблюдая за ней боковым зрением в заднее стекло. И отвернулся, когда машина набрала скорость, оставив Хану далеко позади.
- Босс, Вы в порядке? – спросил Ивао, обеспокоенный его настроением.
- Я больше не хочу заставлять Хану страдать, - задумчиво произнёс Юн Со, уставясь отсутствующим взглядом в одну точку.
- Босс, Вы единственный, кто страдает в этой ситуации.
- Я страдаю из-за того, что не могу отпустить Хану! – вдруг закричал Юн Со, сорвавшись. - Если мы с ней сейчас увидимся, я не думаю, что смогу это пережить. Я могу сойти с ума. Мне кажется, что я уже схожу с ума! Я даже самому себе не могу верить...
- Вы не должны прятаться от человека, которого любите, - сказал Ивао, искренне разделяя его переживания, и, обернувшись к нему, предложил: - Я остановлю здесь.
- Нет. Это приказ, - твёрдо ответил Юн Со.

- Юн Со-о-о! Бра-а-атик! Бра-а-атик, где ты? Юн Со-о-о! - Хана ещё долго бежала по улицам, вдоль светящихся витрин, мимо любопытных прохожих, крича и зовя своего братика, пока ноги не принесли её в парк, к тому самому дереву, под ветвями которого он поклялся ей быть всегда рядом.
- Юн Со! Братик! Это правда, ты? Почему ты никогда не искал меня? Ты забыл меня? Ты не хочешь меня больше видеть? Бра-а-атик! – она плакала навзрыд и кричала в темноту аллеи, срываясь на визг.
Ей казалось, что её жизнь рушится на глазах. Ещё вчера она была уверена, что братик, верный своему обещанию, где-то рядом и всегда будет защищать её. А сегодня её хрупкий мир развалился на части «до» и «после» - тот «до», где с ней был Юн Со, и пусть только в воспоминаниях, но она была счастлива, ожидая с ним встречи, и этот «после», где они больше никогда не будут вместе. Он не простил её, не простил её побега от любви и теперь ему не нужны её признания, не нужна её любовь, не нужна и она сама. Но он остаётся её братиком, и она будет продолжать любить его, несмотря ни на что...
- Братик! Неужели, ты умер? Неужели, ты умер? Бра-а-атик! Юн Со-о-о! – кричала она, изнемогая от непрекращающихся слёз. И, когда она была уже готова поверить в то, что Юки это совершенно другой человек, но как две капли похожий на её братика, она услышала знакомый свист. Он доносился из-за дерева, и Хана замерла, плохо соображая, слышит ли она его наяву или это опять ей чудится. Она обернулась на звук, вглядываясь в темноту, и заметила, как из-за ствола вышел человек в длинном тёмном пальто и, насвистывая, медленно направился к ней. Она остолбенела, не смея пошевелиться – перед ней остановился живой Юн Со. Его тёмные глаза изучали её лицо, видя на нём гораздо больше эмоций, чем сейчас переживала она сама. Она была похожа на маленькую девочку, такой потерянной и одинокой казалась она наедине со своим горем.
Пару минут они стояли друг напротив друга в полном молчании. Она смотрела на него, часто моргая, потому что в глазах всё расплывалось от слёз и боли старых воспоминаний, и не могла поверить, что всё это не галлюцинации. Но Юн Со протянул навстречу ей руки, раскрыв свои объятия: - Хана…
Еле передвигая одеревеневшие ноги, она неуверенно зашагала к нему. Пытаясь убедить себя, что всё это не игра её воображения, и братик действительно стоит напротив неё, она, протянула руку и коснулась ладонью его щеки, ощущая тепло её кожи.
- Б-б-братик... Это на самом деле ты, братик? – дрожащим голосом пробормотала Хана, не отрывая глаз от его лица.
Юн Со притянул Хану к себе и обнял, крепко прижав её. - Да, это я... твой братик...
Хана сначала напряглась, внутри всё сжалось, но потом, испытывая непередаваемые чувства, уткнулась лицом в его плечо и заплакала. Она навсегда запомнит, как билось его сердце. Она так отчётливо чувствовала его своим, когда он, крепко сжимая её в своих объятиях, просто молчал. Нет, не просто молчал, точнее не мог ничего сказать, словно что-то мешало, какой-то комок подступил к горлу. Они долго стояли так, не размыкая объятий и не произнося ни слова, и вокруг оглушительная тишина ожидания. Потом он отвёл её в ресторан, но даже там, в уютной обстановке, за барной стойкой, под тихое звучание музыки, разговор долго не мог установиться, как это всегда бывает при свидании после долгой разлуки.
- Из-за того, что ты так хорошо говорил по-японски, я подумала, что это не ты, братик, - первая нарушила молчание Хана, пристально разглядывая своего изменившегося брата.
- Ты тоже очень хорошо говоришь по-корейски, - сделал ей комплимент Юн Со.
- Я ждала кое-кого... – с милой улыбкой ответила Хана. - Когда я, наконец, встречу его, то скажу всё, что так давно хотела сказать. Поэтому я совершенствовала свой корейский. Я очень много хотела сказать... И, если я не смогу ему это сказать... это будет грустно, и я сильно расстроюсь... – её голос дрогнул и глаза увлажнились.
Сглотнув тугой комок, Юн Со, растроганный её признанием, потянулся за бокалом.
- Где мама? – спросил он, разглядывая рубиновый напиток.
- От них нет никаких вестей, - грустно ответила Хана.
- До сих пор?
- До сих пор… - кивнула она головой.
- Тебе, наверное, тяжело пришлось одной? – поинтересовался Юн Со.
Сдерживая то и дело набегающие на глаза слёзы, Хана отрицательно замотала головой.
- Братик... Братику было во много раз тяжелее, чем мне, - проговорила она запинающимся голосом. - Как ты жил? Чем занимался?
Твёрдый подбородок дрогнул и Юн Со часто заморгал глазами от подступивших слёз. Отвёл взгляд и пригубил вина.
- Как ты существовал? Как выжил? – спрашивала она брата, но он не ответил, а она, двадцатилетняя девушка, не могла понять, что кроется за его молчанием. Вместо ответа она увидела, как его пальцы так сильно сжали тонкую ножку бокала, что, казалось, она вот-вот переломится.
Они спрашивали и отвечали коротко о таких вещах, о которых они сами знали, что надо было говорить долго.
- Хочешь, я нарисую твой портрет? – вдруг спросил он, резко сменив тему.
- Ты всё ещё рисуешь? – улыбка тронула губы Ханы.
Юн Со щёлкнул пальцами и что-то шепнул подошедшему официанту.
- Ты уже не тот братик, которого я знала, - робко произнесла Хана, открывая в нём новые, не знакомые ей черты характера и поведения.
- Тебе не нравится? – спросил Юн Со, ухмыльнувшись. Он пристроил на себе папку с чистыми листами бумаги, которые принёс официант, и занёс над ними карандаш, готовый сделать первые штрихи портрета. Но так и не смог начать рисовать. Сдвинув бумаги чуть ниже и приоткрыв для себя обзор, он стал рассматривать Хану, наблюдая за её глазами поверх папки. Взволнованная их встречей и растревоженная воспоминаниями о родителях, она была очень неспокойна. Он видел, как её глаза стали медленно наполняться слезами и, проникшийся её настроением, сам не смог сдержать слёз и первые капли закапали на чистую поверхность бумаги.
- Я так много хотела тебе сказать, - всхлипнула Хана. - Но теперь, когда мы, наконец, встретились, я не знаю с чего начать. Я хотела задать тебе много вопросов. Хотела сказать тебе много-много слов... – заплакала она, опустив голову.
- Ничего не говори... Не двигайся... Просто посмотри на меня, - попросил он и Хана села поровнее и подняла мокрое от слёз лицо. Но не в состоянии успокоиться, она продолжала всхлипывать и снова опустила голову. Юн Со отложил папку на барную стойку.
- Ты уже нарисовал меня? – спросила она брата, пытаясь улыбнуться сквозь слёзы.
- Да, - коротко ответил Юн Со и Хана потянулась к бумагам. Но то, что она увидела, заставило её ещё сильнее разразиться плачем – вместо карандашного портрета на бумаге расплывались мокрые пятна. Едва касаясь пальцами рисунка, сделанного слезами братика, она уже не могла остановить своих рыданий.
- Не плачь... – тихо проговорил Юн Со, с трудом выдерживая её горькие слёзы. Хана согласно покивала головой, но плач не унимался.
- Не плачь... – повторил он, и она снова кивнула.
- Не плачь!.. – закричал он и, ничего не объяснив, резко встал со стула. Он схватил своё пальто и направился к выходу из ресторана.
Его окрик подействовал на Хану отрезвляюще. Она прекратила всхлипывать, положила папку с бумагами обратно на стойку и бросилась за братом следом.
__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь

Последний раз редактировалось SerjAnd; 13.06.2018 в 21:21.
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Roxy (17.06.2018)
Старый 15.06.2018, 16:25   #42
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,023
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,036
Поблагодарили 33,605 раз(а) в 3,226 сообщениях
Репутация: 192613
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...


- Нашу гостиницу продали. Возможно, у мамы и папы какие-то проблемы. Они не хотят возвращаться, потому что боятся, что расстроят нас. Это я... нет, это Рю-семпай устроил меня на работу. Теперь я живу в Токио… - она почти бежала, едва поспевая за широким шагом Юн Со, пытаясь рассказать ему всё, что произошло с ней во время его отсутствия. Она так надеялась, что они смогут поговорить с ним по душам, но он, пребывая в каких-то своих думах, был молчаливым и казался безразличным. Но Хана не сдавалась. Она словно хвостик следовала за ним, пристраиваясь то с одной его стороны, то с другой, но он не обращал на неё никакого внимания, словно и не слушал её вовсе, продолжая двигаться вперёд к ожидавшей его машине.
- А, что если мама ищет нас? Все говорят, что Токио огромный город, но я всё ещё надеюсь, что мы все встретимся однажды. Когда мама и папа вернутся, мы все будем жить вместе, да? Мы будем играть в снежки и вместе лепить снеговиков, так ведь? – загадывая наперёд, она хотела расшевелить его, настраивая на позитивный лад. Она искренне улыбнулась ему, когда он вдруг остановился.
- Мне нужно идти. Береги себя… - с непроницаемым видом, сказал Юн Со и пошёл дальше.
Но Хана не отставала. Она схватила его за плечи и развернула к себе.
- Братик, почему ты так себя ведёшь? Ты ведёшь себя очень странно... Ты забыл меня? Я ждала! Я ждала твоего возвращения! Ты забыл меня? – заглядывая в его лицо, лишённое какого-либо выражения, она пыталась достучаться до его сердца, но он, уставясь отсутствующим взглядом в пространство, оставался холодным и неприступным как скала.
Он равнодушно оторвал от себя её руки и ответил, посмотрев ей в глаза: - Да, я забыл тебя... И ни один мускул не дрогнул на его лице.
- Где ты живёшь? Чем занимаешься? Где мне тебя найти? – не унималась Хана, пытаясь задержать брата, снова хватая его за руки.
- Холодно. Я пошёл, - ответил он, не реагируя на её вопросы.
- Братик... – всхлипнула Хана, не отпуская его руку. Но он резко отбросил её.
- Хватит преследовать меня, - настойчиво попросил он, сурово глядя в её полное безутешности лицо. Засунул руки в карманы брюк и, сохраняя выдержку, пошёл к машине.
- Братик... – прошептала Хана, провожая его удаляющуюся фигуру глазами полными слёз. Она не понимала, почему он снова оттолкнул её. Она не могла поверить в его равнодушие, ведь она чувствовала, как билось его сердце, когда он крепко обнимал её. Её сознание отказывалось принять мысль, что эта встреча после двухлетней разлуки с ним была первой и, увы, последней. Опустошённая, она осела на асфальт, продолжая всхлипывать. Сколько раз за последнее время она взлетала к небесам, окрылённая радужными мечтами, и столько же раз падала. Но как бы больно ей сейчас не было, она знала, что всегда всем сердцем будет любить брата, сохраняя в памяти самые нежные воспоминания о том времени, когда он был рядом.
- Братик... Братик! – закричала она ему вслед, изнемогая от душевных терзаний, всё ещё надеясь вернуть его, но лишь тишина ночного города была ей ответом.
Сев в машину, Юн Со долго не мог успокоиться, что оставил Хану в таком плачевном состоянии. В памяти ещё стоял её молящий взгляд и в ушах звенели слова: «Братик, где ты живёшь? Братик!..» Его глаза наполнились слезами и, чтобы не разрыдаться в присутствии Ивао, он закусил кулак.
- Я только сделал её ещё несчастней... – пробормотал он. Губы его задрожали и слёзы, не удержавшись, пролились из глаз, стекая по щекам. - Прости, Хана…
Никому было неведомо, какие чувства бушевали в нём…
Два года назад, оказавшись на улице, Юн Со быстро связался с дурной компанией и начал свою карьеру как обычная уличная шпана на побегушках у мафии. Поднявшись с самых низов, он, обездоленный сирота, обладая отвагой и бесстрашием, заслужил уважение у босса, стал его любимцем, и тот даже нарёк его своим сыном. Так клан стал его настоящей семьёй. Та среда, в которой он стал вращаться, изменила его и внешне и внутренне, сделав жёстче. Но он всем сердцем любил Хану и больше всего на свете хотел быть с ней, только теперь он был связан с криминалом и не имел права подвергать её жизнь опасности. Поэтому она должна находиться как можно дальше от него и не искать с ним встреч. Если бы он только знал, что Хана любила его и ждала все эти два года, он бы никогда не ступил на этот путь. Если бы он только знал…

__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь

Последний раз редактировалось SerjAnd; 15.06.2018 в 21:08.
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Roxy (17.06.2018)
Старый Вчера, 17:53   #43
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,023
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,036
Поблагодарили 33,605 раз(а) в 3,226 сообщениях
Репутация: 192613
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...

28. Юки

- Ты очень уважаешь Юки, - сделала вывод Мэй, разминая уставшие плечи и руки босса, когда они остались вдвоём после визита гостей.
- Да-а-а, он хороший парень, - протянул босс, довольный прошедшей встречей. - У него особые глаза. Глаза, которые видели настоящую кровь… Он заменит меня в будущем. Я должен быть благодарен ему. В награду, я передам ему своё место…
- Из-за случая два года назад? – уточнила Мэй, насторожившись.
- Ммм? Да,.. для объединения группировки и для меня лично он убил Шимаду. Он тоже кореец, так что вы должны хорошо поладить, - захихикал босс, разомлев под руками своей женщины.

Вечером Мэй рассказала матери о встрече с Юн Со, о его новом имени и об их отношениях с боссом.
- Юки? Этот придурок? – возмутилась Йоко. - При одной мысли о нём у меня мурашки по коже, - поёжилась она. – Однажды, взглянув в его глаза, можно сказать, что он приносит несчастья. Ужас! Кошмар какой!
- Юн Со… Босс сделал его своим преемником, - поделилась с ней Мэй.
- Преемником? – удивилась мать.
- Мама, если ты увидишь Юн Со, будь с ним поласковей, - попросила её дочь. - Если ты приложишь руки к этому делу, то всё испортишь. Я никогда не прощу тебя, если это случится.
- Ты что-то задумала? И даже мне не сказала! Что? – настойчиво поинтересовалась у неё Йоко.
- Думаешь, я буду жить с этим стариком до самой смерти? – хитро усмехнулась Мэй.
- Ты с ума сошла? Только не Юн Со! – закричала на неё мать.
- Почему нет? Почему? – Мэй не понимала, почему она до сих пор настроена против Юн Со.
- Он… он... Ах, да! Он любит Хану! – напомнила она дочери. - Смотря на всё это, ты до сих пор не понимаешь? Как бы там ни было...
- Они же официально дети одних родителей! – прервала её Мэй. - Поэтому, независимо от обстоятельств, они не могут быть вместе.
- Родители Ханы уже умерли! – вдруг открылась дочери Йоко.
Поражённая услышанным, Мэй присела возле матери и, нахмурившись, спросила: - Что-что?
- Так что выброси это из головы. Оставь их в покое и пусть они вместе счастливо живут там, где их никто не знает.
- Ты не шутишь? Это правда? – Мэй дёрнула мать за руку, требуя у неё объяснений.
- Они… они погибли 2 года назад в автокатастрофе, - нехотя призналась она дочери. - Ради всего святого не говори им! Если Юн Со узнает правду, думаешь, он оставит нас в покое? – умоляла она её. - Я знала правду, но скрывала это от них. Я продала гостиницу и сбежала, думаешь, он простит меня?
Мэй с ужасом смотрела на мать, переваривая ошеломляющую информацию.

На следующий день в гостинице с самого утра готовились к званому обеду в честь каких-то важных гостей, и некоторые горничные помогали официанткам доставлять из кухни заказные блюда в ресторан.
- Простите за доставленные неудобства, - Мика передала свой сервировочный столик официантке и пристроилась рядом с управляющим, вытянувшимся по струнке у стены. Вытянув шею, она вертела головой в разные стороны, стараясь высмотреть, что происходило в зале, но управляющий, шикнув на любопытную горничную, подтолкнул её к двери на выход. Пятясь назад, она натолкнулась спиной на огромного бугая из охраны и, принося ему свои извинения, поклонилась.
- Простите… - съёжилась она, ожидая замечания, но охраннику было не до неё - в двери гостиницы, в сопровождении телохранителя вошёл ожидавшийся гость, и весь встречающий его персонал, включая личную охрану, склонились в низком поклоне.
- Добрый день, сэр! – хором приветствовали они вошедшего гостя.
Наблюдая за происходящим поверх плеча бугая, Мика с удивлением узнала в важном госте Юн Со. От неожиданности потеряв дар речи, она остолбенела, когда он прошёл мимо неё в зал. Но тут же очухавшись, бросилась следом за ним.
- Что ты делаешь?! – управляющий поймал её у дверей в ресторан, но девушка стала брыкаться, стараясь вырваться из его рук.
- Юн Со! Стой! Стой! Юн Со!.. – закричала она, сопротивляясь управляющему и пытаясь заглянуть в зал сквозь тесные ряды охраны.
Она видела, как Юн Со, поприветствовав собравшихся, скрылся в глубине зала, не обратив на её крики никакого внимания.
Мика, наконец, высвободилась из рук управляющего и побежала на этаж, разыскивая Хану.
- Хана! Хана! Хана! – кричала она, ворвавшись в служебное помещение. Она схватила подругу за плечо и никак не могла успокоиться, раскрасневшись от перевозбуждения.
- Что? Что такое? – отшатнулась от неё Хана, напуганная её состоянием.
- Только что... Юн Со... видела... Я видела Юн Со! - интенсивно жестикулируя руками и заикаясь на каждом слове, наконец, выговорила Мика, и Хана, не вдаваясь в подробности, тут же бросилась вниз, в ресторан. Мика, не отставая, последовала за ней. Но в дверях девушки наткнулись на охранников, выстроившихся в ряд, плечом к плечу, загораживая проход в зал.
- Пожалуйста, пустите меня! – взмолилась Хана, стараясь просочиться сквозь плотный строй, но попытки её были тщетны.
- Что вы здесь вытворяете? – услышали они громкий голос вездесущего управляющего, и Хана кинулась к нему: - Пожалуйста, можно я пройду туда! Мне нужно пройти! – умоляла она его, но он отпихнул её как назойливую муху и схватил за руку Мику.
- Мика, только из-за того, что нам не хватает работников, иди быстрее! – потащил он её за собой.
- А как же я? – закричала Хана, сдерживаемая охраной.
- А тебе нельзя! – выкрикнул управляющий.
- Управляющий! - продолжала звать его девушка, отчаянно работая локтями, всё ещё надеясь прорвать заслон, но вдруг сзади кто-то схватил её за руку. Она резко обернулась и замерла от неожиданности. Юн Со рывком оттащил её от охраны и, заведя за угол коридора, бросил к стене.
- Братик... – дрожащими губами пробормотала Хана, вцепившись в его пальто обеими руками.
- Что? Возвращайся к работе, - невозмутимо ответил он.
- Подожди!.. Давай встретимся. Там... был ты?.. Мне нужно с тобой поговорить, - срывающимся на плач голосом умоляла она его, вглядываясь в безразличное лицо. Но Юн Со не проронил больше ни слова и, только нервно сглотнув, собрался уйти. Но Хана остановила его и залезла в карман пальто. Она достала оттуда его мобильный телефон и крепко зажала в своих ладонях.
- Я возьму его себе... Я буду ждать твоего звонка... – пролепетала она.
Юн Со поднял руку, чтобы забрать мобильник, но на секунду задержал её навесу от нерешительности. Потом всё-таки накрыл ею руки Ханы и крепко сжал её пальцы, безмолвно требуя вернуть аппарат.
- Пожалуйста, братик... - всматриваясь в его глаза молящим взглядом, она покачала головой, отказываясь вернуть телефон. В её распахнутых глазах было столько боли, отчаяния и мольбы, что, не в силах бороться со своими чувствами, Юн Со отпустил её руки. Но, так и не сказав больше ни слова, покинул Хану.
«Я доставляю братику только боль...» - подумала Хана и бессильно опустилась на пол, не выпуская телефон из рук. Она была так поглощена своими переживаниями, что не заметила Рю, внимательно наблюдавшего за ними из-за стеклянного ограждения эскалатора. Он тоже узнал Юн Со и, заинтересованный его внезапным появлением, прошёл в зал. Наблюдая из-за спин многочисленных охранников, он видел, как мужчина почтенного возраста представил Юн Со собравшимся гостям:
- Юки! – босс, подняв вверх его руку, представил своего преемника.
Переждав, пока не затихли аплодисменты и восторженные крики собравшихся, Рю прошёл мимо накрытых столиков, отыскивая Юн Со глазами. Тот стоял напротив окна, уперевшись в стекло широко расставленными руками, словно пытался объять вверенный ему квартал. Неслышно ступая по ковру, Рю подошёл сзади и обратился к нему: - Юн Со…
Но тот даже не шелохнулся, никак не отреагировав на обращение.
- Юн Со! – окликнул его Рю громче.
- Юки… - поправил его Юн Со, не оборачиваясь.
- Неважно как ты себя теперь называешь, - строго ответил ему Рю. - Почему ты опять появился рядом с Ханой?
Юн Со медленно повернулся к Рю и смерил его долгим взглядом. Рю заметил, как за два года он изменился внешне, став взрослее, сдержаннее и мужественнее. Больше всего на свете Рю желал, чтобы этот парень никогда не встречался на их с Ханой пути и вот теперь он снова между ними и внутри него опять вспыхнул потухший уголёк ревности.
Проигнорировав его вопрос Юн Со прошёл мимо, но Рю остановил его, ухватив за руку.
- Что?.. Давно это было... Хочешь опять подраться? - ухмыльнулся Юн Со, приподняв бровь.
- Я принимаю твой вызов, - хмыкнув, ответил Рю, не задумываясь, и двое соперников посмотрели друг другу в глаза.
Через несколько минут в спортивном зале они снова сошлись в поединке, как пару лет назад. С криком Юн Со первый кинулся на Рю, но тот броском через голову бросил его на ковёр. Юн Со упал на спину и замер.
- Покажи мне свой коронный удар! – поддразнивал его Рю, готовясь к очередному нападению.
Юн Со рывком вскочил на ноги и, издав громкий вопль, снова бросился на Рю, но тот выставил защиту, сдерживая его, но Юн Со резко остановился перед выставленным кулаком. Внезапно его лицо приобрело миролюбивое выражение и это смутило Рю. Он держал кулак перед его улыбающимся лицом и не понимал, что происходит.
- О чём ты думаешь? Давай, защищайся, - сказал Рю, опуская руку. Но Юн Со только улыбался в ответ.
- Давай же, защищайся! – встряхнул его Рю, схватив за грудки.
- Я проиграл, - спокойно ответил Юн Со.
- Убегаешь? Ничтожество... – смерил его пренебрежительным взглядом Рю .
- Разве не по правилам дзюдо проигравшим считается тот, кто первым упал? – напомнил ему Юн Со. Он спокойно оторвал его руки от своей рубашки и, глядя в нахмуренное лицо соперника, добавил: -- Я больше тебе не враг.
Он отпустил руки Рю и направился к выходу.
- Если бы весь мир жил по правилам дзюдо... – загадочно произнёс он и обернулся. - Разве это не так?
- Если что-нибудь случится с Ханой… Спокойно ты из этого мира не уйдёшь, - пригрозил ему Рю и Юн Со, усмехнувшись, на прощание поднял руку, соединив большой и указательный палец в кольцо.
__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Roxy (Вчера)
Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 19:39.


Работает на vBulletin® версия 3.7.4.
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.
Перевод: zCarot

Обратная связь