Вернуться   Форум - Мир Любви и Романтики > О Любви > Истории Любви

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 07.08.2008, 16:26   #31
Старожил Форума
 
Аватар для beata
 
Регистрация: 14.12.2007
Адрес: Москва
Сообщений: 2,193
Сказал(а) спасибо: 14,743
Поблагодарили 12,532 раз(а) в 1,368 сообщениях
Репутация: 223855
Отправить сообщение для beata с помощью ICQ
Получено наград:
Post Катрин Денев и Марчелло Мастроянни (продолжение)

...И вот главная сенсация осени 1970 года: Катрин Денев носит ребенка Марчелло Мастроянни! Джульетта Мазина, едва прослышав о новости, сказала Феллини: "Не иначе как бедный Марчелло придумал последнее средство, чтобы взять сей неприступный бастион французской независимости".
Действительно, Мастроянни просто светился счастьем. Но верхом блаженства для него было то, что счастье излучала и Катрин. Он никогда раньше не видел ее такой радостной, такой открытой.
Теперь Денев и Мастроянни ежедневно с удовольствием бродили по детским магазинам и скупали все, что приглянется. Он ни на секунду не оставлял Катрин, сопровождая ее даже на приемы к врачу. Будущий отец смущал докторов, требуя подробного отчета, как развивается беременность.
28 мая 1971 года на свет появилась Кьяра-Шарлотта Мастроянни. Неугомонный Марчелло, которому уже стукнуло 50, по этому случаю устроил настоящий праздник по-итальянски: закупил несколько ящиков шампанского и угощал на улице всех желающих. "У меня родилась дочь!" - радостно кричал он на весь квартал. Почему именно Кьяра-Шарлотта вызвала у Мастроянни такой фейерверк отцовских чувств? До самой смерти актера в декабре 1996 года она оставалась его любимицей. А ведь у Марчелло не только имелась дочь от законной жены, но еще и энное количество других детей - незаконных, кстати, почему-то всегда девочек. Он с трудом помнил, кто чей ребенок, и постоянно путал имена. Причину своей отцовской привязанности к Кьяре объяснил он сам: "Я обожаю мать этого ребенка".
Однако Мастроянни чувствовал: по-настоящему он так и не завоевал Катрин. А главное - так и не разгадал. Мастроянни надеялся: может быть, это удастся сейчас, когда у них с Катрин появилась дочь. Кроме того, после родов Денев очень изменилась - стала мягче, ласковее, доверчивее. Марчелло не без внутренней борьбы принял решение наступить на свое протестующее мужское самолюбие и вторично предложить Катрин выйти за него замуж. Он заранее наугад выбрал по календарю число, и вот этот день настал...
Они ехали вдвоем в свою любимую Ниццу. Сидевшая за рулем Катрин вдруг заметила, что у них "на хвосте" папарацци, и пришла в неописуемую ярость. Напрасно Марчелло пытался ее успокоить. Когда расстояние между двумя машинами сократилось до минимума, Денев вдруг резко дала задний ход и смяла капот преследователей. К счастью, никто не пострадал, но Мастроянни был не просто потрясен разыгравшейся сценой - он был раздавлен, у него даже прихватило сердце. Катрин объяснила подъехавшей полиции, что готова подать в суд за вмешательство в личную жизнь. Подъезжая к Ницце, Мастроянни прекрасно понимал, что момент - самый неподходящий, но, уже не в силах себя остановить, скороговоркой спросил: согласна-ли-она-стать-его-женой?..
В тот же вечер последовал очередной звонок Флоре, в основном с жалобами на здоровье, на сердце. И только в самом конце прозвучало уже однажды Флорой слышанное: "Она мне отказала!"
После повторной отставки Мастроянни впал в глубокое отчаяние. При этом Катрин вовсе не прогоняет его, они по-прежнему живут вместе. Но он больше не верит в ее любовь. Актер пускается в тяжкий запой и все чаще говорит друзьям, что хочет умереть. Не улучшало настроения и то, что пресса сравнивала историю их отношений с Денев с некогда нашумевшим ее романом с режиссером Роже Вадимом, предрекая тот же безнадежный исход. (В 1963 году Катрин родила сына от Роже Вадима и точно так же наотрез отказалась выйти за него замуж. Причиной послужил услышанный ею разговор между Роже Вадимом и его бывшей женой: та угрожала лишить его опеки над дочерью, если он снова женится. Катрин тогда категорически заявила: "Я не хочу быть причиной ничьей боли". В 20 лет она предпочла остаться одна с ребенком на руках.)
Мастроянни случайно узнал об этом из какого-то журнала и вдруг вспомнил, как Катрин однажды произнесла фразу, которой Мастроянни не придал тогда особого значения: "Я всегда боялась и боюсь отношений, грозящих осложнениями, потому что кроме двоих на свете еще столько связанных с каждым из них людей. А это неизбежно приводит к утратам и страданиям".
На съемочной площадке последней совместной картины "Не тронь белую женщину" Мастроянни и Денев уже откровенно ссорились. А когда Кьяре минул год, в спальне того самого дома в Ницце, где недавно они были так счастливы, Катрин сказала: "Наши отношения исчерпаны. Я больше не желаю продолжать этот фарс. Все кончено". Не произнеся больше ни слова, она собралась и уехала в Париж. На этот раз навсегда.
Она никогда не запрещала Мастроянни видеться с дочерью. Однажды Катрин захватила Кьяру на съемки в Лос-Анджелес. Мастроянни, находившийся в это время в Бразилии, узнав об этом, тут же сорвался проведать дочь. Они отправились с малышкой на прогулку, долго бродили по городу, а затем Марчелло повел Кьяру в кинотеатр на фильм с участием Катрин Денев. Очень скоро девочка попросила: "Папа, давай уйдем отсюда, мне тебя жалко, ты все время плачешь".
После того как Денев и Мастроянни расстались, жизнь каждого из них вернулась на круги своя - Марчелло приняла обратно верная Флора, а Катрин так одна и растила двоих детей. Пока Кьяра была маленькой, Мастроянни часто тайком наведывался в Париж. Стараясь, чтобы его не увидели, часами следил за подъездом, поджидая, когда из него выйдут, держась за руки и оживленно болтая, мать и дочь. Он еще раз хотел взглянуть на женщину, которая отвергла его любовь...

__________________
Лучшее, что есть в жизни человека - это дружба с другими людьми.
А.Линкольн


beata вне форума   Ответить с цитированием
9 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Angell_3000 (08.08.2008), irkamoya (07.08.2008), Nanimirini (13.05.2011), Nejenka (15.08.2008), viktory_0209 (07.08.2008), Yeu (23.01.2010), Ангел ф кедах (30.07.2010), Нэсс (07.08.2008), Твоя_иллюзия (14.08.2008)
Старый 07.08.2008, 21:49   #32
Старожил Форума
 
Регистрация: 27.09.2007
Адрес: В каменном городе
Сообщений: 3,194
Записей в дневнике: 3
Сказал(а) спасибо: 28,254
Поблагодарили 27,313 раз(а) в 2,457 сообщениях
Репутация: 156618
Получено наград:
По умолчанию

Оказывается, она и в жизни была холодной... Интересно, она вообще любила когда-нибудь?
Нэсс вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
beata (08.08.2008)
Старый 08.08.2008, 14:28   #33
Старожил Форума
 
Аватар для beata
 
Регистрация: 14.12.2007
Адрес: Москва
Сообщений: 2,193
Сказал(а) спасибо: 14,743
Поблагодарили 12,532 раз(а) в 1,368 сообщениях
Репутация: 223855
Отправить сообщение для beata с помощью ICQ
Получено наград:
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Heaven Посмотреть сообщение
Интересно, она вообще любила когда-нибудь?
Я думаю, да. Сын от Роже Вадима и дочь от Мастроянни... Двое мужчин, оставивших след в жизни Денев.
Вот нашла цитату по теме в "Аргументах и Фактах":
Катрин гордится своими детьми, с которыми у нее сложились очень теплые и доверительные отношения. Она шла за любовью, когда беременела, и ни о чем не жалела. Как написала поэтесса Вероника Долина в одной из своих песен: "Когда б мы жили без затей, я нарожала бы детей от всех, кого любила." Катрин Денев смогла себе это позволить.
__________________
Лучшее, что есть в жизни человека - это дружба с другими людьми.
А.Линкольн


beata вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Нэсс (08.08.2008)
Старый 08.08.2008, 16:29   #34
Старожил Форума
 
Регистрация: 27.09.2007
Адрес: В каменном городе
Сообщений: 3,194
Записей в дневнике: 3
Сказал(а) спасибо: 28,254
Поблагодарили 27,313 раз(а) в 2,457 сообщениях
Репутация: 156618
Получено наград:
По умолчанию

Ну, в первом случае я понимаю... Она не хотела разрушить семью другого, сделать больно кому-то и прочее... Но во второй раз, с Мастроянни... Ведь ничего не мешало!! А она сделала его несчастным отказав 2 раза... Не знаю... Может она и любила, но, явно, не так, как это ему было нужно.

Ждем очередную историю любви!!
Нэсс вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
beata (09.08.2008)
Старый 13.08.2008, 17:25   #35
Старожил Форума
 
Аватар для beata
 
Регистрация: 14.12.2007
Адрес: Москва
Сообщений: 2,193
Сказал(а) спасибо: 14,743
Поблагодарили 12,532 раз(а) в 1,368 сообщениях
Репутация: 223855
Отправить сообщение для beata с помощью ICQ
Получено наград:
Post Линда Истман и Пол Маккартни

В марте 1969 года Пол Маккартни разбил миллионы девичьих сердец, женившись на Линде Истман. В день свадьбы свыше 400 поклонниц (в основном, рыдающих) собрались у дома Пола на Кавендиш авеню. Маккартни был вынужден выйти к железным воротам, умоляя их разойтись: "Вы же знали, что однажды я должен был жениться!"
Впервые "Битлз" Линда увидела в 1965 году, когда получила задание сфотографировать легендарную четверку в Австрии, на съемках их нового фильма "Help!" Дружеских отношений с музыкантами она не завела и поэтому днем их знакомства с Полом Маккартни принято считать 15 мая 1967 года - в этот день они встретились в лондонском ночном клубе "Bag O'Nails". А уже 19 мая Линда в числе 15 фотографов получила приглашение на эксклюзивную вечернику в честь предстоящего выхода альбома "Битлз" "Sgt. Pepper's Lonely Hearts Club Band", навсегда ставшего эталоном всей рок-музыки. На тот момент Линда уже успела побывать замужем (за геофизиком Мелвиллом Си), имела дочь Хизер и была в разводе, а Пол был помолвлен с актрисой Джейн Эшер. Поначалу, как потом призналась Линда, она положила глаз на Джона Леннона. Однако видя, что тот абсолютно равнодушен к ней, перенесла свое внимание на Маккартни. Этой же ночью они оказались в одной постели… Для испорченного успехом «битла» Линда явилась лишь очередным приключением. На следующее утро она улетела в Нью-Йорк.
Но в мае 1968-го они встретились вновь, в Нью-Йорке, где Джон и Пол представляли журналистам корпорацию "Apple" - коммерческое предприятие, организованное "Битлз". Маккартни и Джейн Эшер к тому времени расстались. Главное, что привлекало его в Линде, – ей не нужны были деньги, поскольку дочь популярного адвоката и наследница короля универмагов купалась в роскоши. Спустя месяц Линда получила предложение переехать в Англию.
Поначалу она отказалась выходить замуж, боясь потерять независимость, что, очевидно, еще больше разогрело Пола. И лишь когда Линда забеременела, Пол получил ее согласие.
Накануне "большого дня" жених допоздна был занят работой в студии звукозаписи и едва не забыл купить обручальные кольца. Ему пришлось уговаривать лондонского ювелира, чтобы уже после закрытия тот снова открыл свой магазин. Майк, брат Пола, выполнявший роль шафера, из-задержки ливерпульского поезда опоздал на свадьбу. К счастью, в тот день регистрации других браков не планировалось, и архивариус мистер Сандерс ожидал, пока прибудет Майк. Никто из участников "ливерпульской четверки" не присутствовал на свадьбе. 12 марта 1969 года Пол и Линда стали мужем и женой.
В первый года супружеской жизни Линда видела рядом с собой отчаявшегося, упавшего духом человека, для которого мир рухнул в одночасье – настолько сильно Пол переживал распад ансамбля. Даже рождение в 1969-м дочки Мэри не вывело его из депрессии.
Всеми брошенный, он пытался продолжить карьеру в одиночку, но первые попытки музыкального соло оказались неудачными. И тогда музыкант прибегнул к испытанной помощи «друзей» – наркотиков и алкоголя. В то время его почти не удавалось сфотографировать журналистам, потому что Пол вел жизнь настоящего наркомана-отшельника.
Бывшие друзья со злорадством наблюдали саморазрушение Пола. Только Линда, единственная, горячо любимая им женщина, попыталась предотвратить медленное самоубийство мужа. Она отчаянно возвращала его к жизни, напоминала про музыку, даже научилась играть на фортепьяно, чтобы только не расставаться с Полом в мире его песен.
«Да, именно Линда дала мне силы выжить… - говорил Маккартни. - Я осмелился работать, хотя поначалу совершенно без вкуса, только чтобы доставить радость Линде. Именно из-за нее я вернулся на сцену».
Первый сольный альбом Пола под названием "McCartney", вышедший в апреле 1970 года, открывался миловидной незатейливой песенкой "The Lovely Linda" ("Любимая Линда"). Именно это обстоятельство в начале 70-х добавило на долю Линды новых волнений. Любящий муж после выпуска двух сольных альбомов задумал создать новую группу, в которой роль клавишника отводилась... Линде, абсолютно не умевшей играть ни на одной музыкальном инструменте.
13 сентября 1971 года у них родилась дочь Стелла, а 12 сентября 1977 года - сын Джеймс. Всю домашнюю работу они с Полом выполняли сами, воспитывая у своих детей скромность, хотя и не обижали дорогими подарками.
…Через десять лет в Нью-Йорке был убит Джон Леннон. Казалось, что на этот раз Пол уже не выкарабкается из-под глыбы нахлынувшей тоски. Именно в это время на американской и мировой эстраде стремительно возник подвижный Майкл Джексон. Пол с печалью убедился, что его время миновало, а конкурировать с новым стилем бессмысленно. «Однако Линда меня убедила в один прекрасный день, что дело Майкла Джексона танцевать, а мое дело – петь и играть на гитаре. Каждому свое».
В 1989-м, вдохновленный своей супругой, Пол Маккартни затеял триумфальное мировое турне.
«Пол, как и Джон Леннон, обратился к женщине, найдя в ней свою вторую половину, свою лучшую половину, – вспоминал один из ближайших друзей Маккартни. – Женщины сделали их сильнее – может быть, не в музыкальном плане, но уж точно в эмоциональном. И это особенно относится к Линде. Она была хороша для Пола, даже если от этого страдала музыка. Она одна обогатила его жизнь».
Коммерческие дела этой четы пошли в гору, альбом выходил за альбомом. Линда, ставшая убежденной вегетарианкой и даже написавшая книгу о правильном питании, расширяла производство вегетарианских продуктов. А давняя страсть к фотографии явили миру альбомы "Linda's Pictures" (1977), "Photographs" (1982), "Linda's Mccartney Sun Prints" (1988 ), "Sixties - Portrait Of An Era" (1992), запечатлевшие знаменитых рок-музыкантов 60-80-х годов. Ее снимки есть и на всех пластинках Пола. И все-таки Линде больше нравилось быть домохозяйкой и любящей женой.
В 1995 году у Линды был обнаружен рак молочной железы. Но самые опытные врачи так активно взялись за ее здоровье, что уже несколько месяцев спустя газеты, к радости и надежде других страдалиц, дружно объявили: «Линда Маккартни победила болезнь!» Она по-прежнему вела активный образ жизни, переезжала с места на место, занималась делами. Но через два года вновь оказалась на операционном столе… Известно, что Пол говорил ей: «Я отдал бы все ордена и титулы за твое здоровье». За двадцать лет до этого рак унес жизнь другого близкого ему человека – матери.
17 апреля 1998 года ей стало совсем худо. До "жемчужной свадьбы" - 30-летия своего брака - она не дожила чуть меньше одиннадцати месяцев...
Смерть жены явилась сильным ударом для Пола Маккартни. «Я был счастлив, что удостоился любви Линды в течение долгих тридцати лет! – признавался Пол Маккартни. – Она оставила пустоту, которую ничем не заполнить. Я и дети будем жить памятью о ней».

__________________
Лучшее, что есть в жизни человека - это дружба с другими людьми.
А.Линкольн



Последний раз редактировалось beata; 13.08.2008 в 17:30.
beata вне форума   Ответить с цитированием
8 пользователя(ей) сказали cпасибо:
irkamoya (13.08.2008), Nanimirini (13.05.2011), viktory_0209 (27.08.2008), Yeu (23.01.2010), Ангел ф кедах (30.07.2010), Иннусяточко (15.07.2011), Нэсс (21.08.2008), Твоя_иллюзия (14.08.2008)
Старый 14.08.2008, 11:51   #36
Чудо
 
Аватар для Твоя_иллюзия
 
Регистрация: 18.01.2007
Сообщений: 801
Сказал(а) спасибо: 3,842
Поблагодарили 2,522 раз(а) в 612 сообщениях
Репутация: 3157
Получено наград:
По умолчанию Валерий Брюсов и Нина Петровская

Есть у Брюсова замечательный по изысканности венок сонетов "Роковой ряд". Сам по себе венок - это одна из труднейших поэтических форм, и не всякому удается совладать с ее жесткими правилами. Брюсову - мастеру стихотворения - потребовалось всего семь часов, чтобы создать в один день пятнадцать сонетов, составляющих этот венок, то есть, по подсчету самого автора, полчаса на сонет!

Каждое из стихотворений этого цикла посвящено реальным персонажам - женщинам, которых когда-то любил поэт. Для него священны запечатленные в сонетах образы, "томившие сердце мукой и отрадой", - "любимых, памятных, живых!". Возможно, в этом "роковом ряду" и привязанности ранней молодости - Е. А. Маслова и Н. А. Дарузес, и увлечения более поздних лет - М. П. Ширяева и А. А. Шестаркина, и любовь зрелых лет - Л. Н. Вилькина, Н. Г. Львова и А. Е. Адалис, и, конечно, жена - И. М. Брюсова.

Но автор не раскрыл, кому посвящены стихи, зашифровав имена. Но в одном случае определить адресата не трудно. В рукописи восьмого сонета упомянуто подлинное имя - "Нина".

Кого имел в виду поэт? Кто была та, про которую он спрашивал "Ты - ангел или дьяволица?" и о которой сказал так, как не говорил, пожалуй, ни об одной своей возлюбленной:

Ты - слаще смерти, ты желанней яда,
Околдовала мой свободный дух!

Современники без труда ответили бы на этот вопрос. Поэт подразумевал Нину Ивановну Петровскую.

Их отношения, длившиеся долгие семь лет, были известны всей литературно-художественной Москве. В жизни поэта они действительно сыграли заметную роль, но еще большее значение с трагическими последствиями имели для Петровской.

Нина окончила гимназию, потом зубоврачебные курсы. Вышла замуж за владельца издательства "Гриф" и, оказавшись в кругу поэтов и писателей, начала пробовать силы в литературе, хотя дар ее был не велик, если судить по сборнику рассказов "Sanctus amor", походивших скорее на беллетризованный дневник. Нельзя было сказать о ней, что она красива, но назвать милой - несомненно. И еще была она, как говаривали в пушкинский век, чувствительной. Блок, знавший Нину, считал ее довольно умной, но почему-то относился к ней с жалостью. Ходасевич, друживший с Ниной более четверти века и оставивший воспоминания о ней, писал, что жизнь свою она сразу захотела сыграть - и в этом, по существу ложном, задании осталась правдивой и честной до конца. Из своей жизни она сделала бесконечный трепет, из творчества - ничто. Искуснее и решительнее других создала она "поэму из своей жизни".

В блистательном вихре московской жизни той поры Нина сразу стала играть заметную роль. Иначе говоря, пришлась ко двору московской богеме с ее увлечениями картами, вином, спиритизмом, черной магией и прочей чертовщиной и одновременно культом эротики, бурлившей под соблазнительным и отчасти лицемерным покровом мистического служения Прекрасной Даме.

Очень скоро и как-то непроизвольно у нее возник роман с поэтом-символистом Андреем Белым. Похоже, она испытывала неподдельную страсть. Это еще более привлекло к ней внимание. Интерес к личной жизни модных писателей, как скажет она сама, набухал тогда пикантными сплетнями, выдумками, россказнями небылиц. Но отношения с Белым длились недолго. Увлечение поэта так же быстро угасло, как и вспыхнуло.

"Он бежал от Нины, чтобы ее слишком земная любовь не пятнала его чистых риз. Он бежал от нее, чтобы еще ослепительнее сиять перед другой" - так описал впоследствии этот разрыв поэт Владислав Ходасевич.

И тогда, совершенно неожиданно, как шквал, в ее мир ворвался Брюсов. Он вошел в ее жизнь, чтобы остаться в ней навсегда - вечно. Впрочем, слова эти она произнесет позже. Поначалу же сблизилась с Брюсовым, преследуя чисто женскую цель - отомстить Белому и, возможно, в тайной надежде вернуть его, возбудив ревность. Или искала в новой привязанности просто утешения.

Брюсов был старше Нины на одиннадцать лет, имя его - "отца русского символизма", издателя литературно-художественных журналов, оригинального поэта - гремело по всей России.

Первая их встреча произошла в гостиной у общих знакомых, где собирались символисты. Был там и Брюсов - всеобщий кумир, почитавшийся чуть ли не верховным жрецом декадентства. Он казался магом и волшебником, который ест засахаренные фиалки, по ночам рыскает по кладбищенским склепам, а днем, как Фавн, играет с козами на несуществующих московских пастбищах. До того Нине приходилось видеть лишь портрет Брюсова, на котором поражали пламенные глаза, резкая горизонтальная морщина на переносье, высокий взлет мефистофельски сросшихся бровей, надменно сжатые, детски нежные губы. После этой встречи у нее осталось о нем впечатление, как об очень сухом, корректном господине. Он любезно выслушал несколько чьих-то стихотворений и ее собственный рассказ, прочитал свои стихи, но весь вечер оставался, как капля масла на воде. Такова была его манера - он замыкался, прятался, по его же словам, "в коробочку", в некий надежный футляр, не позволяя никому проникать в те бездонные духовные глубины его существа, в которые не желал допускать посторонних.

В тот вечер Брюсов подчеркнуто не замечал ее, двадцатилетнюю, облаченную в черное платье, с четками в руках и большим крестом на груди. Было ясно, что она сторонница охватившей тогда многих, словно болезнь, моды на все таинственное и мистическое. И конечно, подобно всем символистам, привержена любви. Считалось, достаточно быть влюбленным, чтобы человек становился обеспечен всеми предметами первой лирической необходимости: страстью, отчаянием, ликованием, безумием, пороком, грехом, ненавистью и т. д. Если и не в самом деле полагалось быть влюбленным, то следовало хоть уверять себя, будто ты влюблен, и, как свидетельствовал современник, малейшую искорку чего-то похожего на любовь раздували изо всех сил. Недаром воспевалась "любовь к любви".

Следующий раз они увиделись в Художественном театре на премьере "Вишневого сада". Было это в самом начале 1904 года. В эти январские дни, вспоминала она много лет спустя, сковались крепкие звенья той цепи, что связала их сердца.

Для нее год их встречи стал годом воскресения: она по-настоящему полюбила, осознав, что все предыдущее было лишь всполохом, сверкнувшим и погасшим оставившим в душе лишь неприятный осадок, нечто вроде похмелья.

И для Брюсова это был год бури, водоворота. Исполнилась и его огненная мечта. Пришла любовь, о которой он писал в стихах, но не знал никогда, пришла женщина, о которой он только мечтал и читал в книгах. "Никогда, - скажет он, - не переживал я таких страстей, таких мучительств, таких радостей". И признается, что страдания той поры воплощены в стихах его книги "Stephanos" ("Венок". Как Орфей, он увлек свою Эвридику, повел ее "тропой мятежной".

Выше! выше! все ступени,
К звукам, к свету, к солнцу вновь!
Там со взоров стают тени,
Там, где ждет моя любовь!

В этот же период он мечтает предаться своему давно задуманному роману, который назовет "Огненный ангел" - "правдивую повесть, в которой рассказывалось о дьяволе, не раз являвшемся в образе светлого духа одной девушке и соблазнившем ее на разные греховные поступки"...

"Чтобы написать Твой роман, - так он называет теперь будущую книгу в письмах к Нине, - довольно помнить Тебя, довольно верить Тебе, любить Тебя". Он осознает, что в силах создать нечто значительное, выдающееся, и желает броситься в работу с головой. Он просит ее быть его руководителем, его маяком, его ночным огонечком и здесь, как и в мире любви. "Любовь и творчество в прозе - это для меня два новых мира, - с откровенностью неофита пишет он ей. - В одном ты увлекла меня далеко, в сказочные страны, в небывалые земли, куда проникают редко. Да будет то же и в этом другом мире".

Схема романа в те дни начала облекаться плотью, и, как писала Нина, груды исторических исследований и материалов перековывались в пластически прекрасную пламенную фабулу. Из этих груд листов, где каждая крохотная заметка строго соответствовала исторической правде, вставали задуманные образы. Но как художнику Брюсову потребовалось не только изучить и проштудировать для задуманного исторического повествования массу литературы из жизни Германии XVI века, но и найти подлинные жизненные подобия этих самых задуманных образов.

Нина Петровская, по натуре противоречивая, чувственная, истеричная, склонная к экзальтации и мистике, как нельзя лучше подходила к образу главной героини романа. С нее Брюсов и писал свою Ренату. Это подтверждала и она сама. Он нашел в ней много из того, что требовалось для романтического облика ведьмы: отчаяние, мертвую тоску по фантастически-прекрасному прошлому, готовность швырнуть свое обесцененное существование в какой угодно костер, вывернутые наизнанку, отравленные демоническими соблазнами религиозные идеи и чаяния. И еще - оторванность от быта и людей, почти что ненависть к предметному миру, органическую душевную бездомность, жажду гибели и смерти.

Про Брюсова часто говорили, что он все считал лишь поводом к творчеству - "скорбь венчал сонетом иль балладой". Так было и в этот раз. Он и себя обирал для героя романа Рупрехта, а А.Белого, в тот момент своего лютого антагониста (разрыв с ним чуть было не закончился дуэлью), изобразил под именем Генриха, наделив его не только внешностью прототипа - голубыми глазами и золотистыми волосами, но и многими чертами характера.

Сама Нина очень скоро вошла в роль его героини и играла ее вполне серьезно. Ей казалось, что она и в самом деле вступила в союз с дьяволом, и чуть ли не верила в свое ведовство. Заявляла, будто хочет умереть, чтобы Брюсов списал с нее смерть Ренаты, и тем самым стать "моделью для последней прекрасной главы".
Изображения
Тип файла: jpg nlo_232big.jpg (25.0 Кб, 53 просмотров)
Тип файла: jpg bryusov2.jpg (7.5 Кб, 48 просмотров)
Тип файла: jpg brusov1.jpg (18.6 Кб, 49 просмотров)
__________________
Твоя_иллюзия вне форума   Ответить с цитированием
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Nanimirini (13.05.2011), Yeu (23.01.2010), Нэсс (21.08.2008)
Старый 14.08.2008, 11:55   #37
Чудо
 
Аватар для Твоя_иллюзия
 
Регистрация: 18.01.2007
Сообщений: 801
Сказал(а) спасибо: 3,842
Поблагодарили 2,522 раз(а) в 612 сообщениях
Репутация: 3157
Получено наград:
По умолчанию продолжение

Летом 1905 года они совершили поездку на финское озеро Сайма, где испытали дни сбывшегося счастья и откуда Брюсов привез цикл любовных стихов. Он писал ей, вспоминая это время: "То была вершина моей жизни, ее высший пик, с которого, как некогда Пизарро, открылись мне оба океана - моей прошлой и моей будущей жизни. Ты вознесла меня к зениту моего неба. И ты дала мне увидеть последние глубины, последние тайны моей души. И все, что было в горниле моей души буйством, безумием, отчаяньем, страстью, перегорело и, словно в золотой слиток, вылилось в любовь, единую, беспредельную, навеки".

Когда им случалось разлучаться, даже на короткое время, они засыпали друг друга чуть ли не ежедневными письмами. Радость встречи он воспевал в стихах:

Ты вновь со мной! ты - та же! та же!
Дай повторять слова любви...
Хохочут дьяволы на страже,
И алебарды их-в крови.
Звени огнем, - стакан к стакану!
Смотри из пытки на меня!
Плывет, плывет по ресторану
Синь воскресающего дня.

"Сораспятая на муку", она любила с одержимостью, самозабвенно, требуя и от него полной самоотдачи. "Все или ничего" - таков ее девиз. У нее не было цели в жизни вне его. В своем максимализме чувств она хотела, чтобы весь он, безраздельно, принадлежал только ей. Такой была сама, всегда, во всем хотела походить до конца, до предела и от других требовала того же.

Брюсов просил ее понять, убеждал, что та, кому он принадлежит, кому он рабствует, - это поэзия. Да, он способен на большую любовь, способен сильно чувствовать, но вся его жизнь подчинена только служению поэзии. "Я живу - поскольку она во мне живет, и когда она погаснет во мне, умру". И дальше он написал слова, которые она никогда не могла простить ему: "Во имя поэзии - я, не задумываясь, принесу в жертву все: свое счастье, свою любовь, самого себя".

Ее сжигало чувство ревности к его творчеству, сознание своего бессилия как-то воздействовать на него. Она не хотела понять: как это можно клясться в любви, обожать женщину и признавать, что еще в большей мере поклоняешься иному божеству.

Временами он тяжело переживал эту свою слепую подчиненность другой всепоглощающей страсти и в отчаянии писал, что ему нужно какое-то воскрешение, перерождение, огненное крещение, чтобы стать опять самим собой. "Милая, девочка, счастье мое, счастье мое! Брось меня, если я не в силах буду стать иным, если останусь тенью себя, призраком прошлого и неосуществленного будущего".

Постепенно любовь для него превращалась в перегоревшую страсть. Он явно ее успокаивал, а быть может, осторожно готовил к расставанию, поскольку опасался резкого разрыва, зная ее болезненную душевную взвинченность, способность на все.

Тайной волей вместе связаны.
Мы напрасно узы рвем,
Наши клятвы не досказаны,
Но вовеки мы вдвоем!
Ненавистная! любимая!
Призрак! Дьявол! Божество!
Душу жжет неутолимая
Жажда тела твоего!
Как убийца к телу мертвому,
Возвращаюсь я к тебе.
Что дано мне, распростертому?
Лишь покорствовать Судьбе.

Не желая смиряться с мыслюью о потере любимого, Нина решила прибегнуть к испытанному средству многих женщин: к ревности. Она кокетничала с молодыми людьми - завсегдатаями литературных салонов - на глазах у Брюсова, целовалась с ними, они уводили ее из душных гостиных в ночь... Вначале не изменяла всерьез, дразнила, пыталась вернуть тепло отношений, потом изменила - раз, другой, третий...

Он отвернулся, стал чужим, холодным.

Тяжесть разрыва была невыносимой, и, чтобы бежать от мыслей о самоубийстве, Нина попробовала морфий. Вино и наркотики подорвали ее здоровье, врачи чудом вернули ее с того света. Когда вернули, решила уехать из России - бесповоротно, навсегда.

Был холодный ноябрьский день.

Паровоз стоял под парами, вот-вот должен был прозвучать сигнал к отправлению.

Едва не опоздавший на проводы Ходасевич застал Брюсова и Петровскую уже сидящими в купе. На глазах у них блестели слезы, на полу стояла початая бутылка коньяка - "национального" напитка московских символистов. По очереди они пили прямо из горлышка, обнимались, целовались и плакали.

Вначале Нина жила в Италии, потом во Франции.

Отсюда продолжала писать Брюсову экзальтированные письма, по-прежнему полные любовных излияний и претенциозно подписанные: "та, что была твоей Ренатой". Нина настолько сжилась с этим образом, прониклась сознанием, что он буквально списан с нее, что и в действительной жизни ощущала себя "забытой, покинутой Ренатой".

Ей захотелось посетить Кельн, где пребывала героиня "Огненного ангела", и она распростерлась на плитах кельнского собора, "как та Рената, которую ты создал, а потом забыл и разлюбил". В эти минуты она пережила всю их жизнь, вспомнила дни счастья, а "в темных сводах дрожали волны органа, как настоящая похоронная песнь над Ренатой", и ей слышался гортанный, клокочущий голос ее кумира:

Вспомни, вспомни! луч зеленыйм
Радость песен, радость плясок!
Вспомни, в ночи - потаенный
Сладко-жгучий ужас ласк!

В 1913 г., находясь в состоянии жесточайшей депрессии, она выбросилась из окна гостиницы на бульваре Сен-Мишель. Осталась жива, но сломала ногу и стала хромой.

Как бы полное перевоплощение Нины Петровской в образ брюсовской героини наступило после того, как она перешла в католичество. "Мое новое и тайное имя, записанное где-то в нестираемых свитках Santa Pietro, - Рената", - сообщала она Ходасевичу. Это был шаг отчаяния, но еще не финал.

Несколько лет она мыкалась по зарубежью. Дешевые гостиницы, крохотные заработки переводами - одним словом, убогая жизнь заброшенной на чужбине, одинокой женщины, неуравновешенной, издерганной, к тому времени почти невменяемой.

Ее мучительные скитания продолжались еще несколько лет. Жила в Риме, Варшаве, почти умирала и долго лечилась в Мюнхене, страдала тяжелым нервным расстройством, усугубляемым алкоголем и наркотиками. "Душа у нее больная и печальная", - писал накануне мировой войны ее бывший муж, сообщая заодно, что теперь "она совершенно излечилась душой от власти Брюсова". У нее же самой как-то прорвались слова, что теперь ему не достать ее, что теперь страдают другие, а она живет, мстя ему каждым движением, каждым помышлением.

"Война застала ее в Риме, где прожила она до осени 1922 г. в ужасающей нищете. Она побиралась, просила милостыню, шила белье для солдат, писала сценарии для одной кинематографической актрисы, опять голодала. Пила. Перешла в католичество. "Мое новое и тайное имя, записанное где-то в нестираемых свитках San Pietro, - Рената", - писала она мне, - вспоминал Ходасевич. - Жизнь Нины была лирической импровизацией, в которой, лишь применяясь к таким же импровизациям других персонажей, она старалась создать нечто целостное - "поэму из своей личности". Конец личности, как и конец поэмы о ней, - смерть. В сущности, поэма была закончена в 1906 г., в том самом, на котором сюжетно обрывается "Огненный ангел". С тех пор и в Москве, и в заграничных странствиях Нины длился мучительный, страшный, но ненужный, лишенный движения эпилог".

Европу сотрясали революции.

В России шла к завершению Гражданская война.

Валерий Брюсов не скрылся, не замкнулся в душном декадентском мирке, напротив, он был в гуще событий. В 1919 г. вступил в Коммунистическую партию, стал депутатом Моссовета, ректором Высшего литературно-художественного института, профессором Московского университета.

Череда новых поклонниц и возлюбленных прошла перед ним, как сон, и канула в Лету, забылись лица и имена. И лишь одно имя сияло ярко и неизменно на темном небосклоне его судьбы - Нина.

Валерий понимал, что к прошлому возврата нет, что никогда больше не увидит он милых, дорогих сердцу глаз и, смертельно тоскуя, постепенно пристрастился к морфию...
__________________
Твоя_иллюзия вне форума   Ответить с цитированием
4 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Nanimirini (13.05.2011), viktory_0209 (27.08.2008), Yeu (23.01.2010), Нэсс (21.08.2008)
Старый 14.08.2008, 11:56   #38
Чудо
 
Аватар для Твоя_иллюзия
 
Регистрация: 18.01.2007
Сообщений: 801
Сказал(а) спасибо: 3,842
Поблагодарили 2,522 раз(а) в 612 сообщениях
Репутация: 3157
Получено наград:
По умолчанию продолжение...

"В конце 1919 г. мне случилось сменить его на одной из служб, - вспоминал Владислав Ходасевич. - Заглянув в пустой ящик его стола, я нашел там иглу от шприца и обрывок газеты с кровяными пятнами".

В октябре 1924 г. Валерий Брюсов умер.

Нина пережила его ненадолго.

В 1922 году ее встретил в Берлине Ходасевич и, выслушав рассказ о ее мытарствах, поразился тому, чего только она не натерпелась, чего только не перенесла. Здесь она стала сотрудничать в возглавляемом А. Н. Толстым литературном приложении к газете "Накануне" - органе "Сменовеховцев". Писала рецензии, обзоры, занималась переводами, главным образом с итальянского. Перевела сказку К. Коллоди "Приключения Пиноккио". Книга вышла в Берлине в 1924 году; рядом с фамилией переводчика стояло имя А. Н. Толстого, который, как указывалось, переделал и обработал текст. В рецензии на перевод отмечалось, что он сделан богатым русским языком, читается легко и вполне доступен детскому воображению. Участвовала как один из авторов в номере, посвященном 50-летию Брюсова, и, вспоминая былое, писала, что в свое время ее поразило брюсовское воображение, покорили и ошеломили "ворожба образами и ритмами, глубина пророческой прозорливости, жуткость бездн, разверзающихся под человеческими шагами, - растревоженный "древний хаос", отливающий волшебными мерцаньями, звучащие медью строфы "Urbi et orbi" и "Stephanos". Теперь ей кажется, что слово "маг", сказанное когда-то о Брюсове, или, как его еще называли - "йог", "верховный жрец", звучит романтическим преувеличением. Лучше сказать "учитель", "мудрец", "кормчий", ведущий железной рукой к триумфу ладью национального искусства. "Если же все же "жрец", то испепеляющий на жертвенном костре свое "ego", чтобы снова отдать его всем распятьям русской исторической и художественной действительности".

Похоже, она нашла в себе силы переступить через свою обиду и попыталась объективно оценить творчество Брюсова. Впрочем, все же не преминула упрекнуть его в том, в чем и раньше обвиняла, - что для него

Все в жизни лишь средство
Для ярко певучих стихов.

Тогда же написала она свои воспоминания - едва ли не самое главное из созданного ею. Во всяком случае, не забытое и сегодня.

В дни лишений она обратилась к М. Горькому с мольбой о помощи. "Дорогой Алексей Максимович, вы всегда любили и жалели "человека" - во имя этого если можете, помогите мне, как последний из людей, к которому я отчаянно обращаюсь... Я хочу работы, работы, работы, - какой бы то ни было".

Горький не остался глух к ее мольбе и рекомендовал Петровскую как хорошую переводчицу с итальянского, добавив, что порученные ей переводы Пиранделло, мало тогда знакомого в России, тем самым "помогли бы ей жить, она почти голодает". Позже он попытался пристроить ее воспоминания о Брюсове, вещь интересную и человечную. Но она уже была, по словам Ходасевича, точно по другую сторону жизни, работать не могла. Мысли о смерти не покидали ее.

В один из февральских дней 1928 года Петровская открыла газовый кран в номере гостиницы, где жила. Мучительный, страшный эпилог ее жизни, длящийся многие годы, наконец оборвался. Ей казалось, что смертью она искупает всю жизнь, и, как Рената, умирая, говорила Рупрехту, так и она мысленно шептала: "Я тебе все прощаю".

"Кончилась ее подлинно страдальческая жизнь в маленьком парижском отеле, - говорилось в некрологе, тогда опубликованном, - и эта жизнь - одна из caмых тяжелых драм нашей эмиграции. Полное одиночество, безвыходная нужда, нищенское существование, отсутствие самого ничтожного заработка, болезнь - Так жила все эти годы Нина Петровская, и каждый день был такой же, как предыдущий, - без малейшего просвета, безо всякой надежды". Таков был "Конец Ренаты", как назвал свои воспоминания о ней Ходасевич.

Ушла в небытие, не оставив сколько-нибудь заметного следа, - как писательница она лишь успела заявить о себе, но так и не состоялась. Для этого ей, по крайней мере, нужно было, по совету Брюсова, вернуться на родину. По его глубокому убеждению, "жить русскому человеку, а особенно русскому писателю, возможно только в России".

На чужбине она была чужая, одинокая, на родине ее забыли. И лишь в посвящённых ей стихах Брюсова живет ее трагический образ:

Мой дар - святой, мой дар - поэта,
Тебя он выше всех вознес.
__________________
Твоя_иллюзия вне форума   Ответить с цитированием
5 пользователя(ей) сказали cпасибо:
beata (14.08.2008), Nanimirini (13.05.2011), viktory_0209 (27.08.2008), Yeu (23.01.2010), Нэсс (21.08.2008)
Старый 14.08.2008, 13:43   #39
Чудо
 
Аватар для Твоя_иллюзия
 
Регистрация: 18.01.2007
Сообщений: 801
Сказал(а) спасибо: 3,842
Поблагодарили 2,522 раз(а) в 612 сообщениях
Репутация: 3157
Получено наград:
По умолчанию

Михаил Булгаков и Татьяна Лаппа

«Найдите Тасю, я должен перед ней извиниться», — прошептал смертельно больной человек в ухо склонившейся над ним сестры. Жена стояла в углу комнаты, изо всех сил стараясь сдержать подступающие слезы.
Михаил Булгаков умирал тяжело. Трудно было поверить, что этот измученный человек когда-то был стройным синеглазым юношей, который впоследствии стал великим писателем. В жизни Булгакова случалось многое — были и головокружительные взлеты, и пора безденежья, его любили ослепительные красавицы, он был знаком с многими выдающимися людьми того времени. Но перед смертью он вспоминал лишь о своей первой любви — о женщине, с которой он обошелся не лучшим образом и вину перед которой ему хотелось искупить, — о Татьяне Николаевне Лаппа.


ИСПЫТАНИЕ СЕМЬЕЙ

…ЛЕТО в Киеве. По набережной гуляют красивые пары, колышутся резные листья каштанов, воздух наполнен какими-то неизвестными, но очень приятными ароматами, и после провинциального Саратова кажется, что ты попала на сказочный бал. Именно таким запомнился 16-летней Татьяне Лаппа ее приезд к киевской тете в 1908 году. «Я познакомлю тебя с мальчиком, он покажет тебе город», — сказала тетя юной племяннице. Таня и Михаил идеально подходили друг другу — они были ровесниками, оба из хороших семей (отец Татьяны был управляющим Саратовской казенной палаты, а Михаил был из семьи профессора Киевской духовной академии), поэтому нет ничего удивительного в том, что между молодыми людьми быстро вспыхнули нежные чувства.
Когда каникулы закончились и Таня уехала обратно в Саратов, влюбленные продолжали переписываться и поддерживать отношения к большому неудовольствию своих семей. Родителей можно было понять — мать Булгакова настораживало то, что сын забросил учебу в университете, а родителям Татьяны очень не понравилась телеграмма, присланная приятелем Булгакова. «Телеграфируйте обманом приезд. Миша стреляется», — значилось в телеграмме, пришедшей в дом Лаппа, после того как родители не отпустили Татьяну в Киев на праздники.
Но, как водится, препятствия только подогрели чувства влюбленных, и уже в 1911 году Булгаков отправился в Саратов знакомиться с будущими тестем и тещей. В 1913 году родители окончательно смирились с желаниями детей (к тому времени Татьяна уже успела забеременеть и сделать аборт) и дали свое согласие на брак.
Они стояли перед алтарем, красивые и счастливые. И ни один из них не мог проникнуться серьезностью момента — обоих постоянно тянуло рассмеяться. «Как они подходят друг другу по безалаберности натуры!» — сказала как-то о юных влюбленных сестра Булгакова Вера, и надо сказать, что в тот момент это было истинной правдой. Однако со временем от былой беззаботности не осталось и следа.


ИСПЫТАНИЕ ВОЙНОЙ

В 1916 году всех студентов медицинского университета, где учился Булгаков, распределили по земским больницам. Михаил и Татьяна оказались в Смоленске. В первую же ночь привезли роженицу, ее разгоряченный муж угрожал молодому растерянному доктору пистолетом и кричал: «Если она умрет, убью!» Роды принимали вместе: Тася зачитывала из учебника по гинекологии нужную страницу, а Булгаков старался точно следовать книжным инструкциям. К счастью, обошлось.
Через некоторое время Булгакова мобилизовали на фронт, и он как военный врач начал работать в госпиталях. Татьяна, как жена декабриста, последовала за мужем и наравне с ним ухаживала за ранеными, работая сестрой милосердия. «Держала ноги, которые он ампутировал. В первый раз стало дурно, потом ничего», — писала Тася в своих воспоминаниях.
После возвращения с фронта Булгаков работал земским врачом в маленькой деревеньке Сычевка под Смоленском, туда же отправилась и Татьяна. Пациентов было много, большинство из них умирали от голода и отсутствия лекарств, и молодой врач ничем не мог помочь своим подопечным. Именно тогда Булгаков пристрастился к морфию.
Жизнь с наркоманом — всегда испытание, а если кругом разруха и безденежье, это становится настоящим бедствием. Чтобы достать морфий, приходилось продавать семейные драгоценности, отказываться от самого насущного. Во время ломок Булгаков то становился агрессивным (угрожал жене оружием, однажды швырнул в нее горящий примус), то начинал плакать и умолять супругу не сдавать его в приют для наркоманов. Татьяне снова пришлось сделать аборт — Михаил боялся, что из-за его тяги к наркотикам ребенок родится больным.
В феврале 1917 года Булгаков все же поехал в Москву лечиться от своей зависимости. Однако избавиться от пристрастия к наркотикам Булгакову помогли не врачи, а верная Татьяна. Весной 1918 года супруги вернулись в Киев, там по совету отчима Булгакова Татьяна начала разбавлять каждую дозу морфия дистиллированной водой. И в конце концов начала вкалывать мужу лишь воду. В Киеве супруги прожили полтора относительно спокойных года.
В 1919 году Булгаков снова записался в армию (на этот раз Михаил лечил белых солдат и офицеров), и супруги отправились во Владикавказ. Зимой 1920 года Михаил заболел тяжелейшей формой тифа, и на долю Таси снова выпали суровые испытания. Из-за больного мужа Таня не смогла уйти из города вместе с белыми, ей приходилось бегать по разграбленным улицам в поисках врача, продавать остатки украшений, чтобы кормить выздоравливающего. Именно тогда Тася решилась продать даже обручальные кольца, свое и Михаила, и этот поступок она впоследствии считала причиной распада их семьи.


ИСПЫТАНИЕ СЛАВОЙ

Осенью 1921-го супруги перебрались в Москву. Началась суровая борьба за выживание. Булгаков по ночам писал «Белую гвардию», Татьяна сидела рядом, регулярно подавая мужу тазики с горячей водой, чтобы согреть заледеневшие руки. Усилия не пропали даром — через несколько лет Булгаков-писатель входит в моду. А вот семейная жизнь дала трещину. Татьяна не слишком интересовалась литературными изысканиями мужа и в качестве жены писателя казалась слишком уж незаметной. Булгаков хотя и уверял Татьяну, что никогда от нее не уйдет, предупреждал: «Если встретишь меня на улице с дамой, я сделаю вид, что тебя не знаю». В ту пору Булгаков активно флиртовал с поклонницами.
Но своего обещания никогда не покидать Татьяну Булгаков так и не сдержал. Через 11 лет после венчания он предложил ей развод. В роли разлучницы выступила Любовь Евгеньевна Белозерская, 29-летняя дама с богатой биографией, недавно приехавшая из-за границы. Она только что разошлась с одним мужем, собиралась выйти за другого, но не получалось. Так что роман с Булгаковым пришелся очень кстати. А Булгакову нравилась ее утонченность, любовь к литературе, острый язычок и светский лоск. Сначала Михаил предлагал Татьяне поселиться в их квартире втроем (третьей, разумеется, должна была стать Белозерская), но, встретив упрямый отказ, собрал свои вещи и ушел.
Любовь Белозерская стала второй супругой Булгакова, однако он старался не забывать и Татьяну — иногда помогал ей продуктами, навещал. Однажды принес в подарок журнал, где была напечатана «Белая гвардия» с посвящением Любе. Объяснил так: «Она меня попросила. Я чужому человеку не могу отказать, а своему — могу». Объяснение вроде бы лестное, но Тася обиделась и швырнула журнал на пол. Больше они не виделись.
Впоследствии Татьяна Лаппа вышла замуж во второй раз, дожила до 90 лет и умерла в Туапсе. Булгаков развелся с Белозерской, его третьей женой стала Елена Шиловская (в замужестве Булгакова), с которой он прожил до самой смерти.

Изображения
Тип файла: jpg lappa.jpg (7.5 Кб, 54 просмотров)
Тип файла: jpg Tatiana%20Bulgakova.jpg (16.9 Кб, 52 просмотров)
Тип файла: jpg bulgakov_42_01_00.jpg (14.9 Кб, 47 просмотров)
Тип файла: jpg i_1042206992_ann.jpg (5.1 Кб, 42 просмотров)
__________________
Твоя_иллюзия вне форума   Ответить с цитированием
7 пользователя(ей) сказали cпасибо:
beata (14.08.2008), irkamoya (14.08.2008), Nanimirini (13.05.2011), Nejenka (15.08.2008), viktory_0209 (27.08.2008), Yeu (23.01.2010), Нэсс (21.08.2008)
Старый 14.08.2008, 16:53   #40
Чудо
 
Аватар для Твоя_иллюзия
 
Регистрация: 18.01.2007
Сообщений: 801
Сказал(а) спасибо: 3,842
Поблагодарили 2,522 раз(а) в 612 сообщениях
Репутация: 3157
Получено наград:
По умолчанию Иоганн Вольфганг Гете и Шарлотта Буфф

БАЛ
Пассажирская карета переехала каменный моет через Лан и остановилась под липами около почтовой станции.Гете ступил на мостовую.Вецлар-на-Лане,куда он прибыл,- красиво расположенный,но маленький и плохо построенный городок,производил унылое впечатление.Зато окрест,он заметил это из окна кареты,пейзаж поражал своим великолепием.Гете запомнил этот день - 24 мая 1772 года.
На следующее утро молодой человек записался в присутствие в чине референдария.Ему предстояло заняться дальнейшим изучением юриспруденции,а точнее говоря,стать практикантом в Имперской судебной палате.Такова была воля старого господина в напудренном парике, однажды решившего, что' его единственный сын, полгода назад вернувшийся из Страсбурга в родной Франкфурт лиценциатом права, должен обречь себя на прозябание в Вецларе.
Очень скоро, однако, Гете стало ясно, что ничего особенного его в захудалом Вецларе не ждет. Не лучше ли бродить по долинам и лесам, созерцать прекрасный сельский ландшафт, оживленный приветливой речкой, чистой серебряной нитью протянувшейся в долине, и предаваться сладостным мечтам?Или рисовать окрестные пейзажи, находя в них отзвук своим настроениям, а может быть, и чудесное родство, внутреннее созвучие с ними, когда взгляд живописца сливается со взглядом поэта?
Пройдут годы, и Гете будет с благоговением вспоминать ставшую столь милой сердцу обстановку, которая так украсила его пребывание в долине Лана. Но только ли пейзаж, только ли охватившее его здесь чувство родства с природой будет тому причиной?
Однажды, в начале июля, Гете возвращался с прогулки. В руках папка с рисунками, под мышкой томик Гомера.
На проселке послышался цокот. Гете обернулся. Его нагонял всадник. Когда тот поравнялся с ним и, спрыгнув на землю, неуклюже поклонился, он узнал в нем слугу графа Айнзиделя, молодого владельца Гарбенхейма - деревни под Вецларом.
- Ты кого ищешь,Вильгельм?
- Вас,господин,- ответил тот и протянул записку.Это было приглашение на загородный бал.
- Поблагодари своего хозяина и передай, что я с удовольствием приму участие в празднике.
И Гете заспешил в город, ему еще предстояло заехать за двумя девицами, кузинами графа, и по дороге захватить одну их подружку.
- Она, по крайней мере, хорошенькая? - полюбопытствовал он, когда карета, миновав широкую лесную просеку, подъезжала к окаймленному каштанами и вязами приземистому, сельского типа домику с черепичной крышей.
- Премилая, - услышал он в ответ. - К несчастью для вас, она уже помолвлена, - лукаво заметила Марианна, одна из его спутниц, одетая, как и ее кузина Кетхен, по последней моде, - обе нежные, свежие и беспечные.
Ответить он не успел, так как карета остановилась и надо было помочь дамам выйти. Служанка, отворившая ворота, попросила обождать: фрейлейн Лотхен через минуту будет готова. Гете огляделся. Просторный двор, дом основательный, крепкий. Три пологих ступеньки вели на крыльцо. Из-за приоткрытой застекленной двери доносились крики детей. Заглянув в прихожую, Гете увидел навсегда запомнившуюся ему картину: "В прихожей шестеро детей от одиннадцати до двух лет окружили стройную девушку в простеньком белом платье с розовыми бантами на груди и на рукавах. Она держала в руках каравай черного хлеба, отрезала окружавшим ее малышам по куску, сообразно их годам и аппетиту, и ласково оделяла каждого, и каждый протягивал ручонку и выкрикивал "спасибо" задолго до того, как хлеб был отрезан, а потом одни весело, вприпрыжку убегали со своим ужином, другие же, те, что посмирнее, тихонько шли к воротам посмотреть на чужих людей и на карету, в которой уедет их Лотта".
Эта картина домашнего уюта, представшая перед ним во всей своей трогательной простоте, заворожила Гете, застывшего на пороге. Но особенно его поразил легкий, изящный облик, голос, движения молодой девушки, которую дети называли Лоттой. Он сразу угадал в ней чистую здоровую натуру, полную жизнерадостной энергии. Видно было, что она скромна, непритязательна и создана не для того, чтобы внушать отчаянные страсти, но чтобы привлекать к себе все сердца. Свежим радостным воздухом веяло вблизи нее. Словом, Лотта была наделена качествами, которые, как признается Гете, всегда его прельщали, и он льнул к тем, кто ими обладал.
Когда карета подъехала к бальному павильону в Вольпертсхаузене, Гете был, по его словам, точно во сне. Замечтавшись, убаюканный вечерним сумраком и близостью очаровательной спутницы, он не слышал музыки, гремевшей сверху, из освещенной залы. Но и там, в свете сверкающих люстр, ему еще больше стало казаться, что все это происходит во сне. Ничего не видя вокруг, он вальсировал, держа в своих объятиях прелестнейшую девушку. Ее лицо, устремленное к нему, нежная улыбка, блуждающая на губах, аромат ее прекрасных золотистых волос, блеск голубых глаз, откровенно выражавших искреннейшее, невинное удовольствие, - все опьяняло и завораживало.
За окном, над долиной, раскатисто гремел гром, но он не слышал его сердитого ворчания, как не обращал внимания и на свою шпагу, немного мешавшую ему в танце. И правда, Шарлотта Буфф, таково было полное имя его обворожительной партнерши, по общему мнению, была в тот вечер великолепна. Мужчины с восхищением следили за любительницей танцев, которую так красило воздушное белое платье с розовыми бантами, и завидовали ее кавалеру. Увы, не ему, Гете, оказавшемуся лишь временным партнером юной красавицы, а тому, в чей дом ей предстояло вскоре войти в качестве жены, - Иоганну Кристиану Кестнеру.
НАДЕЖДА
За две недели, что Гете прожил в Вецларе, он, казалось, проник во все секреты маленького городка. Знал он и прозвище, которым вецларское общество наградило господина советника Кестнера - "жених". Но то, что именно этот тридцатилетний чиновник, первый секретарь при посольстве Ганновера, является женихом Шарлотты Буфф, - это было для него неожиданностью. Только теперь он вспомнил слова, брошенные одной из кузин в карете, которым он не придал тогда никакого значения, о том, что Лотта помолвлена. Впрочем, официально помолвка еще не состоялась, и молодой Кестнер еще не попросил у судьи Буффа руки его дочери, но никто в Вецларе на этот счет не заблуждался: через полгода-год Шарлотту станут называть госпожой Кестнер.
Однако в тот вечер, входя под руку с фрейлейн Буфф в праздничный зал, Гете и знать не знал о тех связях, что соединяют дочь судьи с секретарем посольства Ганновера. И когда в какой-то момент он остался наедине с Лоттой, то не выдержал, склонился над ее рукой и прильнул к ней губами. Мимолетное прикосновение пробудило в нем много надежд. Окрыленный, он испросил у Лотты разрешение навестить ее.
Однако на другой день, отправляясь на свидание, Гете уже знал о Кестнере и о тех отношениях, которые существовали между ним и Лоттой. Тем не менее, одетый в новый фрак, сшитый на заказ во Франкфурте на английский манер - с отворотами и обшлагами, он все же появился под деревьями старого дома судьи Буффа.
Куда девались его беспечность и неистребимая ветреность, что, по словам друзей, делали его похожим на беззаботного воробышка. С тихим восхищением молодой влюбленный взирал на свою Элоизу, был счастливо несчастным подле нее, не испытывая иного желания, как изо дня в день наслаждаться ее присутствием, ловить взгляд, слышать голос, исполнять ее желания.
Однажды, подъезжая к дому под деревьями, Гете заметил треуголку и сразу узнал того, о ком он старался все эти дни не думать. Во дворе рядом с Лоттой стоял советник Кестнер, который недавно вернулся из поездки в Ганновер. Мелькнула мысль: как хорошо, что он не видел их встречу. У Гете еще оставалось время, чтобы повернуть назад, но вместо этого он поклонился. Перед ним стоял жених его Лотты, прилежный служащий, сдержанный и на немецкий манер абсолютно невозмутимый.
Кестнер учтиво ответил на приветствие, затем, протянув руку, другой обнял его как брата. Лицо Лотты озарилось улыбкой. В этот момент возникло странное вецларское трио - все трое отныне стали неразлучными. И в самом деле, это был странный любовный союз.
Стояло дивно прекрасное лето, они бродили среди спелых хлебов, наслаждались свежестью росистого утра; песнь жаворонка, крик перепела веселили их души; в жаркие часы, когда разражались страшные грозы, они лишь теснее льнули один к другому; постоянству чувств, казалось, не будет конца, и вообще они не понимали, как смогут обходиться друг без друга. Это была настоящая сельская идиллия: невинная, поэтическая любовь на фоне прекрасной, почти сказочной природы.
С сердцем, которое терзала досада, Гете часами размышлял о необычности такой ситуации. Верный привычке доверять душевное состояние бумаге, он делает записи, которые потом так пригодятся ему, пишет стихи. Бывало и так, что, вскочив на коня, он бежал в горы и исчезал на несколько дней. Вернувшись, обнаруживал на своем столе ворох записок от Шарлотты: "Когда же вы навестите нас снова?" Не в силах противиться желанию увидеть ее, он на следующий день возвращался к своей странной любви. И снова его взгляд встречался с голубыми невинными глазами фрейлейн Буфф.
- Ах, дорогая Лотта, я хотел попросить вас об одном одолжении, - лепечет он, путаясь и запинаясь от волнения пуще обычного, отчего его франкфуртский выговор с его и без того небрежной, смазанной дикцией становится просто несносным. - Ради Бога, не промокайте ваши записки песком. Представьте себе, что вчера, едва я поднес ваше письмо к губам... - сделав паузу, испытующе посмотрел на Шарлотту своими карими близко посажеными глазами, - как проклятый песок заскрипел у меня на зубах.
К его досаде, она и бровью не повела при этих словах. Понимала ли вообще его фрейлейн Буфф? Или надежда на то, что милая Лотта разделит его привязанность, - напрасная иллюзия? Временами ему казалось, что он осознал все до конца и пора покончить с этой двусмысленностью, прекратить встречи с ней и ее женихом. И хотя последний заслуживал всяческих похвал и вел себя в высшей степени благородно - ни разу в присутствии своего соперника Кестнер не обменялся с фрейлейн Буфф какой-нибудь лаской, - несмотря на это, Гете едва сдерживался.
__________________
Твоя_иллюзия вне форума   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Nanimirini (13.05.2011), Нэсс (21.08.2008)
Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 11:57.


Работает на vBulletin® версия 3.7.4.
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.
Перевод: zCarot

Обратная связь