Вернуться   Форум - Мир Любви и Романтики > О Любви > О Любви в прозе

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 31.07.2018, 16:17   #51
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,108
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,130
Поблагодарили 33,812 раз(а) в 3,285 сообщениях
Репутация: 192915
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...

Рю стоял позади них и смотрел в спину Ханы взглядом, полным разочарования и оскорбления.
- Перестаньте! Хватит! – закричала на балаболок Мика, вступившись за свою подругу. - Вы же ничего не знаете! Это брат Ханы! Что ужасного в том, чтобы проводить время со своим братом?
- Брат Ханы постоялец нашего отеля? – удивилась одна из горничных. - Да кто в это поверит? Если они брат с сестрой, то почему встречались тайно? Ты сама ничего не знаешь!
- Не знаю? – возмутилась Мика, отталкивая от Ханы любопытных девушек. - Я всё знаю! Всё знаю! – стукнула она в сердцах по закрывшейся за ними двери.
- Что случилось? Что там вообще произошло? А? – она подбежала к подруге и тряхнула её, желая услышать истину из первых уст.
Ещё не пришедшая в себя от случившегося, Хана беспомощно всхлипнула, и Мика заботливо обняла её, погладив по мокрым волосам.
Чувствуя себя виноватой в инциденте и пристыженной, Хана с поникшей головой подошла к управляющему. Он не был свидетелем конфликта, и теперь, сложа руки кренделем, стоял с надменным видом и ждал от ненавистной им горничной объяснений.
- Простите меня, что доставила Вам неприятности, - поклонилась она ему. - Я уволюсь, - всхлипнула она, не сдержавшись.
- С твоей стороны, было бы бессовестно оставаться здесь после всего, что произошло, - управляющий злорадно усмехнулся. Наконец-то, подвернулся случай, чтобы разделаться с этой блатной работницей.
- Спасибо Вам за всё, - кивнула головой Хана, еле-еле сдерживая слёзы, чтобы не расплакаться.
- Мистер Шигуяма, - окликнул его Рю.
- А? Да! – отозвался управляющий и бросился к директору с поклоном.
- Пожалуйста, предупредите персонал, чтобы прекратились всякие слухи об этом случае, - попросил его Рю.
- Да, да… - растерянно пробормотал управляющий.
- Это может отразиться на престиже гостиницы, - уточнил он.
- Слушаюсь, слушаюсь, - поклонился управляющий, скривив недовольную гримасу.
Мика прижала к себе всхлипывающую подругу, успокаивающе поглаживая её по плечам.

Когда все разошлись, Хана не смогла вернуться в гостиницу. Она ушла на набережную и, устроившись на скамейке позади отеля, сжалась в комочек, обхватив колени руками. Она переваривала то, что произошло всего несколько минут назад. В её ушах всё ещё звучали слова Мэй «Что? Ты так счастлива, что не можешь поверить в это? Теперь, когда твои родители мертвы, ты можешь больше не скрывать свою любовь к Юн Со! Признайся, в душе ты рада тому, что произошло? Вы теперь не брат и сестра, поэтому можете открыто любить друг друга. Это же замечательно!..» и она не могла поверить, что её мамы больше нет, как и отца Юн Со, и она больше никогда, никогда их не увидит… Слёзы застилали её глаза. Она уткнулась лицом в колени и, дав волю своему отчаянию, разрыдалась, оплакивая погибших родителей. Она не могла пока радоваться тому, что их с Юн Со отношения теперь свободны от предрассудков, да и запятнанная репутация её сейчас беспокоила меньше всего…

Рю вернулся в номер Юн Со, чтобы объясниться с ним. Тот стоял возле рояля, уставившись отсутствующим взглядом в пространство.
- Ты разыграл тут целый спектакль. Почему ты ещё не ушёл? – процедил сквозь зубы семпай, держа напряжённые руки в карманах брюк, чтобы не демонстрировать своей злости. - Чем вы тут занимались с Ханой?
Юн Со вызывающе молчал и Рю начал выходить из себя, прилагая максимальные усилия, чтобы не пустить в ход кулаки, как вдруг, сведя челюсти и сглотнув тугой комок, Юн Со произнёс: - Если ты любишь Хану, то поверь мне.
Рю смерил его долгим суровым взглядом, но он больше ничего не сказал.
Как только семпай покинул его номер, Юн Со тоже дал волю своим чувствам. Страдания его были такими невыносимыми, что он разрыдался в голос, не сдерживаясь. Он хорошо понимал, что пока жив Шимада и пока он сам связан с бандитами, ему и Хане никогда не быть вместе…

__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Roxy (08.08.2018)
Старый 02.08.2018, 18:41   #52
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,108
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,130
Поблагодарили 33,812 раз(а) в 3,285 сообщениях
Репутация: 192915
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег....

32. Погоня

После встречи с Юки на дороге, Шимада навестил его босса. Телохранитель проводил его к хозяину и с суровым видом остановился в дверях. Бравой походкой японец зашёл в зал и поклонился хозяевам дома, напару восседавших за низким столом. Босс, изменившись в лице от неожиданности, поднялся ему навстречу. Шимада вытолкнул из зала телохранителя и задвинул за ним дверь, оставшись в зале с боссом и его женщиной.
- Давно не виделись, – вместо приветствия произнёс он.
- Значит, ты выжил... – констатировал босс, усаживаясь обратно за стол.
Шимада сделал Мэй знак головой, чтобы она вышла. Она послушно поднялась с пола и, поклонившись боссу, вышла из зала, оставив мужчин наедине. Но, прикрыв за собой дверь, не ушла, а осталась рядом, вся обратившись в слух.
- Я смотрю, ты неплохо устроился после моей "смерти", - нагло заявил японец и, швырнув свои кожаные перчатки на столик, без приглашения опустился на пол напротив босса.
- У тебя, должно быть, были причины прийти сюда? - не скрывая своего раздражения, поинтересовался босс.
- Я хочу работать с тобой. Я хочу, чтобы ты избавился от Юки и работал со мной. Понимаешь? Мы должны держаться друг друга… - японец был очень настойчив в своих требованиях.
Услышав эти фразы, Мэй насторожилась.
После визита Шимады, босса посетил его любимец Юки. Поклонившись друг другу, телохранитель проводил его и Ивао в дом.
- Шимада следит за всеми нашими действиями. Тебе нужно залечь на дно на некоторое время. Уезжай в Сеул, - предостерёг его босс.
- Я остаюсь, - твёрдо отказался Юки.
- Я не хочу потерять тебя! - воскликнул босс, казалось бы искренне.
- Простите, - Юки склонил голову. - Сейчас я не могу уехать. У меня есть одно незавершённое дело. Предоставьте это решать мне.
Босс очень хорошо знал твёрдый характер и упрямый нрав этого парня. Если тот что-то задумал, он не свернёт с пути, пока не добьётся своего. Тяжело вздохнув, он вынужден был смириться с просьбой своего наречённого сына.
Мэй, скрываясь во дворе, ожидала окончания беседы босса с Юки и, как только он в сопровождении Ивао покинул их дом, она перехватила его по пути к автомобилю и увлекла за собой в гущу сада.
- Я должна тебе кое-что сказать. Жди меня снаружи, - встревоженно сказала она. Юн Со был рад, что после инцидента в гостинице она не пострадала, но лишний раз пересекаться с ней не хотел и недовольно отвёл взгляд в сторону.
- Это насчёт Шимады, - уточнила она, понимая, что у него нет желания с ней общаться. Юн Со поднял голову и внимательно посмотрел ей в глаза, колеблясь, насколько можно доверять ей. Но Мэй схватила его под руку и потащила через сад к воротам. Они оба не подозревали, что в это время, выйдя на веранду, босс отчётливо увидел скрывающуюся за ветвями деревьев парочку и проследил за ними до самого выхода с территории дома, подозрительно сощурив глаза и поджав губы.

Возвращаясь в город, Юн Со заметил, как стая рокеров во главе с Шимадой, села на хвост его машине от самого дома босса.
- Два года назад, для объединения организаций, босс приказал убить сразу шесть человек из своего ближайшего окружения, - рассказывала по дороге Мэй. – И среди них был Шимада. После того, как Шимада хотел сдаться полиции, босс решил пойти на убийство. Он не мог допустить этого и решил от него избавиться. В тот раз он приказал тебе сделать это, потому что ты не значился ни в одной организации и полиция о тебе не знала. Ты идеально подходил для этого убийства. А теперь Шимада, который считался мёртвым, объявился опять. Если босс чувствует опасность, то от кого он захочет избавиться в первую очередь? Юки,.. ты же знаешь, что этот человек – ты…
Рокеры неотступно преследовали машину Юки – то взяв её в кольцо, то следуя за ней стройной цепочкой, и Ивао не представлялось никакой возможности оторваться от них на трассе.
- Останови здесь, - взволнованно попросил Юн Со, когда машина проезжала мимо торгового центра. Ивао притормозил на пешеходном переходе.
- Пожалуйста, будь осторожней! – обратился он к другу и открыл дверцу.
- Юки, а как же ты? – с тревогой в голосе спросила Мэй и тронула его за плечо. Юн Со обернулся к ней - в её распахнутых глазах плескался страх. - Рядом со мной тебе тоже грозит опасность, - ответил он и ободряюще похлопал её ладонью по щеке.
Он быстро вылез из машины и, пока его преследователи искали место для парковки своих стальных коней, пулей бросился по лестнице вверх, к входу в торговый центр. Только там, среди сотни галерей, эскалаторов и лифтов можно было уйти от погони.
- Шимада! – крикнул он японцу с верхних ступеней и махнул рукой, зовя за собой.
Побросав свои шлемы, рокеры бросились за ним следом. Юн Со был быстр и ловок, проворно пересаживаясь с лестниц на эскалатор или лифт, но не рассчитал, что оторваться одному от пятерых преследователей было сложнее. Обладая не меньшей сноровкой и сообразительностью, они постоянно были начеку, стараясь не упускать его из виду, и почти настигли его на одном из этажей. Поднявшись на эскалаторе, Юн Со обернулся назад и замешкался, но тут же Мэй, шагнувшая к нему из-за рекламного щита, схватила его за руку и потащила за собой. Она завела его за угол к лифтам и, когда японцы, не обнаружив Юки возле лестницы, разделились, чтобы осмотреть каждый закуток, втолкнула Юн Со в кабинку моментального фото. В то время, когда Шимада вышел к лифтам, она задёрнула шторку и прижала Юн Со к стенке. Якудза обернулся на звук и под шторкой увидел пару ног, к которым не проявил никакого интереса.
- Я не могу бросить тебя в такой ситуации, - тяжело дыша то ли от пробежки, то ли от опасной близости с Юн Со, объяснила Мэй, глядя ему в глаза. - Когда я говорила, что люблю тебя, я не шутила…
В кабинке было очень тесно, но Мэй придвинулась вплотную к Юн Со, запустила свою руку под его пиджак и стала поглаживать мускулистое тело. Сквозь ткань рубашки он чувствовал, как горяча её ласкающая ладонь. От духоты и соблазняющей его девушки дыхание Юн Со участилось, лоб покрылся испариной. Поддавшись пьянящей, возбуждающей атмосфере, Мэй прислонилась головой к его лбу, прижала свою ладонь к его груди и ухватилась пальцами за сосок. Ни один из них не двигался, даже воздух словно застыл вокруг них. Она лишь слышала, как отчаянно колотится её сердце, чувствовала, как часто вздымается его грудная клетка и исступлённо желала, чтобы он поддался. На одну крошечную долю секунду Юн Со замер под натиском девушки, заворожённый её неровным горячим дыханием, скользящим по его лицу, но, одумавшись, решительно накрыл настойчивую руку своей ладонью, останавливая её.
- Ты меня так сильно ненавидишь? – тихо спросила она, вглядываясь в его глаза.
Выдерживая её пытливый взгляд, Юн Со промолчал. Тогда Мэй, обняла его за плечи и крепко прижалась к нему. Она подбородком упёрлась в его плечо, щекой прислонилась к его уху и трогательно попросила: - Обними меня...
- Это доставит тебе только боль и страдания, - как можно спокойнее ответил он, но Мэй прижалась к нему ещё крепче и глаза её увлажнились.
- Мне... – пробормотала она, вздрагивающим голосом, - мне нравится то, что сейчас происходит. Сейчас,.. вот так… - всхлипнула она, не желая его отпускать.
Юн Со поднял руку, чтобы расцепить её объятие, но задержался на пару секунд, дав её ещё немного времени. Потом снял с себя её руки и, благодарно глядя в полные слёз глаза девушки, сказал «Спасибо» и вышел из кабинки.
Оставшись одна, Мэй беспомощно привалилась к стенке кабинки и по её щекам потекли слёзы.
Освободившись от преследователей, Юн Со покинул торговый центр и стремительно бросился в гостиницу, по дороге обдумывая своё положение. Шимада недаром нашёл его, и сегодняшняя встреча с ним это только начало их жёсткой схватки…
У входа он увидел Хану, сидевшую прямо на ступеньках возле колонны, уронив голову на колени. Он долго смотрел издалека на её поникшую фигурку, глотая непролитые слёзы. Вероятно, она дожидалась его, оплакивая их родителей, но Юн Со так и не решился подойти к ней.
__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Roxy (08.08.2018)
Старый 09.08.2018, 17:15   #53
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,108
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,130
Поблагодарили 33,812 раз(а) в 3,285 сообщениях
Репутация: 192915
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...

33. Трудное решение

На следующее утро Хана вошла в кабинет директора и встала возле его стола, склонив голову.
- Я очень сожалею о том, что вчера произошло, - призналась она и положила на стол конверт с заявлением об уходе. - Я не хотела тебя обманывать...
Рю разорвал конверт пополам, даже не вскрыв его.
- Я верю тебе, - сказал он, обратив на Хану преданный взгляд. Он поднялся из кресла, сел на краешек стола напротив неё и заглянул в её глаза… - Ты помнишь, что я обещал дождаться твоего совершеннолетия?
- Рю-семпай, я... – еле слышно пробормотала девушка, но Рю прервал её.
- Юн Со... Если бы я только мог занять его место... Я люблю тебя, - признался он, обнимая её за плечи.
Хана опустила глаза, не зная, что ответить на признание Рю. В этот момент в дверь постучали, и они оба перевели на неё взгляд. Дверь открылась и в кабинет заглянул Юн Со. Он замер, увидев Хану и Рю вместе.
- Юн Со? - удивился Рю его неожиданному появлению здесь.
- Хана, - обратился Юн Со к сестре. - Прах наших родителей здесь, - сказал он, приподняв руку с упакованной в коробку урной. Все два года она хранилась в городском крематории как невостребованная. - Давай отпустим их души с миром. Сейчас. Я подожду тебя…
Он захлопнул дверь, но Хана продолжала смотреть в его сторону. Рю поднялся к ней, и, сжимая её плечи руками, умоляюще попросил: - Останься со мной.
- Нет. Я пойду с братом, - твёрдо отказалась она и повернулась к двери, но Рю остановил её.
- Я буду ждать тебя. Я буду ждать твоего возвращения.
Хана поклонилась ему и вышла из кабинета. Рю проводил её долгим взглядом.

- Не расстраивайся, - сказал Юн Со, стоя на могильном холме, над которым теперь возвышалось два креста. - Я уверен, они попали в рай…
Безо всяких объяснений он развернулся и пошёл по тропинке к дороге. Теперь они никто друг другу, не связаны никакими обязательствами и узами. Так теперь проще исчезнуть из её жизни…
- Мы теперь, действительно, никак не связаны? Теперь мы, на самом деле, одни? Только мы двое? – спросила она, глядя в его удаляющуюся спину.
- Верно, - ответил Юн Со, обернувшись.
- Значит, ты больше не мой братик? – спросила Хана, не сдерживая подступающих слёз.
- Верно...
- Ты говорил - это судьба, что мы стали братом и сестрой, так ведь? – напомнила ему Хана.
- Да. Судьба, - сухо ответил Юн Со.
- Значит то, что мы больше никак не связаны - тоже судьба? – спросила она дрожащими губами.
Юн Со долго смотрел в её глаза, в которых отражались боль и страдание. Ей было плохо, и ему было безумно жаль её. Но, не выдержав её пристального взгляда, он снова отвернулся, всё-таки решив оставить её.
- Теперь мы можем не скрывать нашу любовь! - выкрикнула Хана ему вслед и он снова остановился, не оборачиваясь. – Но… если это не так, значит, это наша последняя встреча? – с тревогой в голосе спросила она, но Юн Со молчал, не в силах повернуться к ней, чтобы не видеть её терзаний. Чтобы снова не остаться с ней.
- Что проще? – выкрикнула она, не в состоянии отпустить его.
Наконец, Юн Со обернулся.
- Давай выберем трудный путь, - предложил он, нахмурив брови. Сухо сказал "Прощай" и спустился вниз к дороге, оставив Хану одну.
Она, роняя слёзы, долго смотрела ему вслед. Сквозь сгустившийся туман она уже едва различала его фигуру, когда он сел в машину, и та быстро скрылась в молочной пелене. Слёзы застилали её глаза, и Хана не могла поверить, что он ушёл от неё навсегда.
- Ты прав, братик, - мысленно обратилась она к Юн Со, касаясь пальцами жёстких иголок подросшей ели. - Разлюбить гораздо трудней, чем полюбить. Забыть любимого трудней, чем совсем никого не любить. Любовь - это… самый простой путь. Но, братик, есть одна вещь, которую я не могу понять. Ты сказал, что мы должны выбрать более тяжёлый путь, но мы не знаем, что окажется труднее, и как мы с этим справимся. Если мы не сможем всё забыть, то будем скучать друг по другу до самой смерти, и это окажется ещё тяжелее. И ты всё-таки решил меня бросить? - с этим словами она сняла с себя его крест и зажала его между ладонями, сложив их в молитвенном жесте. Закрыв глаза, она склонила голову, безмолвно шевеля губами. Спустя пару минут, она подняла голову, чтобы в последний раз посмотреть вслед ушедшему Юн Со и не могла поверить глазам - сквозь густую пелену она заметила приближающийся свет фар. Вскоре, подъехавшая к холму, машина остановилась. Затаив дыхание, Хана увидела, как открылась дверца машины и из неё вышел человек в длинном пальто. Юн Со! Безо всяких раздумий она со всех ног бросилась к нему.
- Я подумал и решил, что этот вариант окажется труднее, - сказал он и улыбнулся ей.
Ивао отвёз их в дом Юн Со возле церкви и Хана, разглядывая его из окна автомобиля, была поражена его размерами. Ивао открыл перед ними входную дверь, довольно улыбаясь.

- Мне так тепло, потому что ты снова рядом, - произнесла Хана, устроив свою голову на плече у Юн Со, когда они вдвоём расположились перед камином, накрывшись одним пледом. - Тепло... Спасибо.
- За что? – спросил Юн Со, прижавшись щекой к её голове и наслаждаясь их близостью. Сердце его защемило…
- Спасибо за всё, - ответила она и блаженно закрыла глаза, отбросив на мгновение все лишние мысли, позволяя тёплой волне разливаться по телу. - Так тепло. Очень тепло… Мне… нравится... как ты пахнешь… - пробормотала она, проваливаясь в дрёму.
Юн Со медленно повернул голову, прикоснувшись губами к её волосам. Хана открыла глаза, повернулась к нему лицом и потянулась навстречу его губам, желая, чтобы он поцеловал её. Юн Со склонился над её лицом, его губы были совсем рядом, Хана чувствовала их тепло и снова прикрыла глаза, в ожидании чувственного поцелуя. Его безудержно влекло к ней и, казалось бы, никто и ничто не могло помешать ему заключить её в объятия, касаться и ласкать её руками, губами, взглядом, целовать и получать от неё ответные поцелуи и ласки. Но Юн Со, поборов в себе непреодолимое желание поцеловать её, заулыбался, глядя в её одухотворённое лицо.
- Хочешь слепить снеговика? – вдруг предложил он.
Хана от удивления распахнула глаза, но, увидев его озорное выражение лица, сама не сдержала улыбки.

Весело размахивая пластиками ведёрками, они, держась за руки, взобрались на холм и остановились перед парочкой снеговиков, слепленных ими несколько минут назад, почти таких же, которых они лепили два года назад на этом же месте.
Развлекаясь, они напялили вёдра себе на головы и Хана, указав на снеговичка поменьше, представила его: - Хана. Пригладила снежок на большой голове второго: - Юн Со…
Юн Со, сняв со своей головы красное ведро, надел его на маленького: - Хана. Сняв с головы Ханы синее ведро, водрузил его на большого: - Рю… Мне нравится быть с тобой. Я не хочу, чтобы мы расставались, - сказал Юн Со. - И я буду с тобой... как брат.
Радостная улыбка сползла с лица Ханы и она перевела на Юн Со взгляд полный смятения, в её глазах застыл немой вопрос…
Он понимал, что попал в замкнутый круг, из которого существовало только два выхода – смерть или тюрьма. Видимо, их союз был обречён с самого начала. Их любовь несла смертельную опасность для Ханы. И его долгом сейчас было обеспечить ей безопасное существование. Реальность заслонила собой романтику и перенесла их свидания в призрачный мир любви вне времени и вне пространства. Это жестоко. Это больно. Но он-то знал – эти счастливые дни он выкрал у судьбы, а она надеялась, что они будут длиться вечно. И теперь Хана недоверчиво смотрела на него, сбитая с толку его словами, и даже не знала, что сказать. Он снова отказывался от неё, от её любви к нему…
- Рю - хороший парень, - продолжил Юн Со, сохраняя весёлость.
- Я знаю, - грустно ответила она.
- Выходи за Рю замуж...
Она пристально смотрела в его глаза, отчаянно убеждая себя, что всё, что он ей сейчас говорил, - неправда. Но его глаза не бегали, а, значит, не врали. Её губы тронула горькая улыбка и Хана слегка кивнула головой, растерявшись в сложившейся ситуации.
Никто не знал, чего стоило Юн Со говорить в лицо любимой девушке такие слова, как рыдала его душа, толкая её в объятия своего соперника. Но, не подав и вида, широко улыбаясь, Юн Со присел на корточки перед маленьким снеговичком и принялся приводить его в порядок, сглаживая неровности на круглом теле, поправляя на нём шарфик и варежки, лишь бы не видеть скорби на лице Ханы, лишь бы не пропасть в её бездонных глазах…
Позже, вечером Юн Со вышел из дома и присел на капот машины рядом с Ивао, обратив в небо свой взгляд.
- Я часто вижу сон. В нём нет никаких трудностей и несчастий, и я живу вместе с Ханой в тихом уютном местечке, - поделился он с другом своими тайными мечтами. - Если бы я отказался от имени Юки и сдался полиции, смог бы я тогда открыто жить с Ханой? Интересно, сколько лет пройдёт, прежде чем мой сон сбудется?..
- Если ты сдашься, если ты сделаешь это, твоё истинное отношение к боссу будет раскрыто. Если это случится, он никогда тебя не простит, - предупредил его Ивао.
- Я всё равно сдамся, - твёрдо заявил Юн Со и Ивао взволнованно посмотрел на него. - Я хочу счастливо жить с Ханой, даже если этого придётся долго ждать.
Он ободряющим взглядом посмотрел в глаза другу и с улыбкой повторил: - Я сдамся, - скрывая за своей бравадой раздирающую душу в клочья печаль.
- А как же Хана? – спросил Ивао.
- У Ханы есть Рю. Рю - хорошая пара для неё, - с улыбкой ответил Юн Со и, похлопав друга по плечу, вернулся в дом.
__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Roxy (09.08.2018)
Старый 09.08.2018, 17:27   #54
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,108
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,130
Поблагодарили 33,812 раз(а) в 3,285 сообщениях
Репутация: 192915
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...

Хане не спалось. Она подошла к большому окну и сдвинула раму в сторону. Высунула наружу ладошку, ловя на неё крупные снежинки.
- Юн Со, я люблю тебя, - проговорила она, подняв глаза к небу. – Люблю тебя…
Она сжала ладошку в кулачок и, закрыв глаза, поднесла к своим губам. – Люблю тебя… Люблю… - повторила она и задвинула раму обратно. Она знала, чтобы ни случилось с ними, она навсегда сохранит свою любовь к Юн Со в своём сердце.
Она не подозревала, что Юн Со стоял тут же у окна, снаружи дома, скрытый от её глаз занавеской. Все его мысли тоже были заняты Ханой, его любовью к ней, но он ни капли не сомневался в правильности своего решения. Как же тяжело было ему отпустить от себя Хану, но и быть рядом с ней он не имел права, пока связан с бандой…
__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
desire82 (10.08.2018), Roxy (15.08.2018)
Старый 14.08.2018, 15:13   #55
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,108
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,130
Поблагодарили 33,812 раз(а) в 3,285 сообщениях
Репутация: 192915
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...


На следующий день Юн Со привёз Хану в гостиницу. Они остановились в коридоре, и он заботливо поправил на ней пальто. Потом взял за руку и подвёл к двери кабинета директора. Хана подняла на него тревожный взгляд, в её глазах застыл немой вопрос, но Юн Со весело подмигнул ей и постучал в дверь. Разжал свою ладонь, вытащил её из руки Ханы и, уверенно открыв дверь, втолкнул девушку внутрь. Сам остался за дверью.
Рю, сидевший за столом с документами в руках, поднялся им навстречу и пригласил их: - Входите!
- Доброе утро, - кивнула головой Хана и обернулась на Юн Со.
- Я позвонил ему, - сказал он ей и поклонился, обращаясь к Рю: - Пожалуйста, позаботься о моей сестре.
- Что это значит? – взволнованно спросила его Хана, не понимая, о чём говорит Юн Со.
- С сегодняшнего дня ты снова будешь работать в гостинице, - объяснил он.
- Братик! - попыталась возразить ему Хана.
- Ты должна слушаться своего брата, - строго ответил он, похлопав её по плечу. – Пока, - сказал он, не ожидая от неё ответа. Поклонился и закрыл за ней дверь. «Думаю, этот путь сложнее. Я буду с тобой. Всегда. Как брат…» - подумал он, стараясь убедить себя в правильности своего поступка.
Вечером, заканчивая уборку, Хана подкатила тележку к номеру Юн Со, вставила в замок карточку, открыла дверь и сделал шаг вперёд. Увидев в гостиной незнакомую женщину, расположившуюся в кресле, она остолбенела. Навстречу ей вышел незнакомый мужчина в халате.
- Кто ты? – спросил он вошедшую горничную.
Хана от неожиданности растерялась.
- Извините за беспокойство, - пробормотала она, поклонилась постояльцу и закрыла дверь. Схватила тележку и бросилась прочь по коридору, не понимая, как Юн Со мог съехать из номера, даже не предупредив её.
Запустив механизм отлучения Ханы от себя, Юн Со понимал, что ему будет очень сложно отпустить её, особенно после того, как она призналась ему, что всем сердцем любит его. С чувством глубокой печали он проводил её взглядом, наблюдая за ней из-за угла коридора.

После работы, пребывая в расстроенных чувствах, Хана медленно поднималась по лестнице в комнату Мэй. Сестра ждала её, притаившись у стены. И, когда Хана, поднявшись на верхнюю ступень, сделала шаг вперёд, схватила её за руку, развернула к себе и с размаху отвесила ей звонкую пощёчину.
- Юки и ты... Где ты была прошлой ночью? – закричала она на неё.
Промолчав, Хана прошла мимо неё.
- Подожди! Где ты была и что делала? – вопила сестра и, пытаясь остановить, хватала её за руки.
- Я не должна перед тобой отчитываться, - спокойно ответила Хана, глядя ей в глаза. Отвернулась и стала собирать свои сумки.
- Значит, ты показала своё истинное лицо? Теперь, когда вы больше не родственники, ты совсем стыд потеряла, да? – негодовала Мэй. - Что ты делаешь?
- Я ухожу из этого дома, - безразлично ответила Хана, складывая вещи.
- Думаешь, я просто так отпущу тебя? – кричала Мэй, разбрасывая её сумки в разные стороны.
- Почему? У тебя больше нет ненависти ко мне? – с усмешкой спросила её Хана и принялась подбирать сумки. – Мне тебя жаль. Просто отпусти меня.
Мэй подлетела к ней и со злостью тряхнула сестру.
- Почему? Собираешься жить с Юки? – ревностно спросила она.
- Да. Я очень хочу любить его, - глотая слёзы, проговорила Хана. - Мы больше не брат и сестра. Теперь я могу любить его. Наконец, мы можем жить вместе, - всхлипнула она. - Но он сказал, что не любит меня. А потом куда-то исчез. Теперь ты понимаешь? - с этими словами Хана поднялась с пола, забрала сумки и направилась к лестнице.
Мэй схватила её за руку: - Даже если ты уезжаешь из этого дома, это не значит, что ты больше не будешь работать в клубе. Ты всё ещё не расплатилась со мной!
Ничего не ответив, Хана покинула квартиру сестры. Навьюченная сумками она брела по улицам и остановилась перекусить в уличном кафе, где в последний раз они с Юн Со ели лапшу. Придвинув к себе полную миску густого супа, она подцепила палочками лапшу и, смахнув набежавшие на глаза слёзы, с грустью посмотрела на соседнее место, где тогда сидел Юн Со…
- Ох, я проголодался как волк! – приподняв край навеса, Юн Со плюхнулся рядом с Ханой. - Можно мне тоже? – он придвинул к себе её тарелку, прижав к ней озябшие руки.
Хана, поражённая внезапным появлением Юн Со, смотрела, как он, как ни в чём ни бывало, стал уплетать её лапшу, ловко орудуя палочками. Она опять не понимала его игры – он снова исчезал и снова неожиданно появлялся, дразня её чувства. Но она так любила его, так радовалась, когда он был рядом, что даже обидеться на него у неё не получалось.
- Б-б-братик, - растерянно пробормотала она, не сводя с него удивлённого взгляда.
- Ну, не жадничай! Это только лапша! – невозмутимо воскликнул Юн Со, дурачась. – Хочешь, поделюсь? – он схватил со стола чистую миску и отлил ей половину.
- Братик, куда ты пропал? Ты съехал из гостиницы? – с замиранием сердца спросила Хана.
- Да, я живу в другом месте, - ответил Юн Со, продолжая с аппетитом уминать свою порцию.
- Где? – взволнованно поинтересовалась Хана.
Он по-братски приобнял её за плечики и стукнулся лбом об её лоб, заставив её ойкнуть и болезненно поморщиться. - Совсем рядом, - улыбнулся он, доедая. Он выпил бульон, сыто выдохнул и приложил ладонь к своему животу: - А-а-а... какое блаженство. Я наелся.
Он стукнул Хану по плечу и радостно попрощался: - Ещё увидимся. Пока!
Так же как и появился, он стремительно поднялся с места и, нырнув под навес, скрылся в темноте, снова оставив Хану одну. Она тут же бросилась за ним следом.
- Братик! Братик! – озиралась она по сторонам, пытаясь разглядеть Юн Со среди снующих туда-сюда прохожих. Но его словно след простыл. - Братик… - безнадёжно пробормотала она, чуть не плача.
Так и не притронувшись к своей половине порции, Хана собрала свои вещи и, расположившись на лавке автобусной остановки, скрючилась от холода, обдумывая, где она могла бы переночевать. Достала из кармана мобильник и набрала номер подруги.
- Мика, можно мне… у тебя переночевать? – извиняющимся тоном спросила она и обрадовалась, получив от той согласие. - Правда? Спасибо!
Она погрузила свои вещи в автобус и, разместившись в тёплом салоне, прислонилась головой к окошку. Спустя несколько минут, разглядывая незнакомые пейзажи, проплывающие за окном, она подошла к водителю: - Простите, когда будет Котомае?
- Это конечная остановка, - ответил водитель, и Хана вернулась на место, не обратив внимания на здорового бугая на переднем сиденье – одного из охранников Юки. Она уютно устроилась в кресле, снова привалившись головой к стеклу. Думая о Юн Со, она незаметно задремала.
Она уснула так крепко, что не заметила, как автобус после завершения своего маршрута доставил её прямо до его дома. Юн Со понимал, что после случившегося инцидента в его номере, Хана больше не останется у Мэй, поэтому не спускал с неё глаз с момента, как она покинула гостиницу. И не допустил бы, чтобы она оказалась на улице. Он несколько секунд стоял над спящей Ханой, желая ласково коснуться рукой её умиротворённого лица, но вместо этого небрежно хлопнул её по плечу. Хана вздрогнула от неожиданности и открыла глаза. Увидев над собой Юн Со, она замерла oт удивления, смотря нa него.
- Ты опоздаешь, - широко улыбаясь, сказал он и, схватив её за руку, резко поднял с места. Забрал из автобуса вещи и провёл Хану в дом.
- Чувствуй себя как дома. Если что-то понадобится, скажи мне, я всё устрою. Это всё твоё, - сказал он, по-хозяйски оглядывая огромный зал.
- Я не могу принять этот дом, - растерянно пробормотала Хана, обводя взглядом его хоромы.
- Это подарок брата своей сестре, - сказал он тоном, не допускающим возражений. - Располагайся.
Всё это было очень странно для Ханы – откуда у Юн Со был такой богатый дом?
- Братик, скажи мне. Чем ты занимаешься? – встревоженно спросила она.
- Делом, которое приносит много денег, - уклончиво ответил Юн Со и обиженно спросил: - Почему ты даже спасибо не сказала? Тебе ведь некуда идти? Если не нравится, можешь уходить, - он, казалось, с безразличным видом протянул ей сумки. Сел у камина и, насупившись, стал перебирать сухие ветки, подбрасывая их в огонь.
- Спасибо, - пробормотала Хана.
- Так "спасибо" не говорят, - недовольно ответил он, но Хана тут же бросилась к нему с объятиями и обхватила его шею руками.
- Спасибо, братик… - благодарно прошептала она, прижавшись к нему.
Ветка выпала из пальцев Юн Со и его рука на мгновение застыла в воздухе. Ему так хотелось прижать Хану к себе, но он резко оторвал от себя её руки и бестактно оттолкнул девушку, поправляя воротник.
- Я подумал, что ты меня задушишь! – наигранно брюзгливо проговорил он, потирая шею.
- Юн Со,.. а ты будешь жить со мной? – доверчиво глядя в его глаза, тихо спросила Хана, словно не обратив внимания на его грубость. И сердце Юн Со сорвалось в пропасть...
Улыбка покрывала в сердце грусть так, чтоб никто не догадался,
Что это – маска, а за маской пульс от боли пару раз уже сбивался...*
Он так старался всё время сдерживать свои эмоции, так старательно пытался натянуть на себя маску равнодушия, так боялся лишний раз проявить искренность, тем самым надеясь остудить чувства Ханы, в расчёте на то, что позже ей будет легче пережить очередную разлуку с ним. Но, когда человек испытывает сильные эмоции, то ему бывает трудно их скрыть, и как бы он не старался, у него может не получаться сделать это до конца. Юн Со больше жизни любил Хану и всякий раз, видя страдание в её доверчивом взгляде, ему всё сложнее было прятать любовь там, где она существовала… Он притянул её к себе и посадил на колени, обнял двумя руками и прижался подбородком к её плечу.
- Не забывай... что я всегда буду рядом с тобой, - тихо сказал он, крепче сжимая её в своих объятиях.

__________________________
* - © Copyright: Адель Миллер
__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
desire82 (14.08.2018), Roxy (15.08.2018)
Старый 22.08.2018, 20:27   #56
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,108
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,130
Поблагодарили 33,812 раз(а) в 3,285 сообщениях
Репутация: 192915
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...

34. В квартире над клубом

Хана опаздывала и, сжимая в руках ноты, бежала на своё рабочее место в клубе – за рояль. Ничего не объяснив, она пробежала мимо Мэй, но та, вытянув руку, резко остановила её.
- Это что, проходной двор, по-твоему? – недовольно спросила она и принялась отчитывать её. - Приходишь и уходишь, когда тебе вздумается, - со злостью дёрнула она сестру за руку. – Хана, это контракт, - показала она подписанный ею недавно договор. Хана виноватыми глазами посмотрела на сестру. – Ты же его подписала, помнишь? Когда у тебя были проблемы, ты приползла ко мне. А теперь, появился Юн Со и всё уладилось, да?
- Прости, - пробормотала Хана.
- Ты теперь живёшь с Юн Со? Сколько ещё раз мне тебе повторять? Оставь его в покое! – прикрикнула на неё Мэй. - Глупая девчонка, - она ткнула пальцем Хану в лоб, - из-за тебя, Юн Со может оказаться в опасности. Брось его немедленно.
- Нет, - замотала Хана головой. - Я никогда его не брошу. Я останусь с Юн Со... до конца, - твёрдо ответила она, смотря сестре прямо в глаза.
- Негодяйка! – Мэй ударила Хану по щеке. - Я никогда не прощу тебя! – она схватила её за волосы и стала трепать на глазах у всех присутствующих.
- Отпусти её, - девушки услышали позади себя знакомый голос и Мэй остановилась. В дверях клуба в окружении своей охраны стоял Юн Со.
- А что такое? – спросила она, выпустив из рук волосы сестры.
- Я – клиент. Если дело только в деньгах, я всё улажу, - сказал он, подходя к девушкам. Он взял Хану за руку и, улыбнувшись ей, повёл за собой.
По кивку головы Ивао двое бугаёв последовали за ними. Мэй недовольным взглядом наблюдала, как они быстро, разогнав музыкантов, освободили от танцующих танцпол и все присутствующие выстроились вдоль стен, обратив своё внимание в центр площадки. Юн Со проводил Хану за рояль.
- Пианистка, - с нежностью обратился он к ней, открывая крышку инструмента, - пожалуйста, сыграй для меня.
Хана чувствовала себя неловко под прицелами глаз собравшихся вокруг них посетителей. Юн Со почувствовал это. Он склонился к ней и, облокотившись на рояль, ободряюще сжал пальцами её плечо и подмигнул. Хана улыбнулась ему, поставила перед собой ноты и, выждав, когда Юн Со прошёл за столик, начала играть. Сейчас Юн Со был рядом и она играла для него.
Среди отчаянья и зла, среди канонов, истин лживых, с вершин для них недостижимых смотрела в этот мир она,
И песня оживала вновь в её руках, державших твёрдо весь мир, и раздавались гордо те звуки, будоража кровь.*
Ах, как она играла для него! Порхая, пальцы клавиш не касались, застыло время в возгласе немом, глаза от счастья улыбались.
Текучих звуков монолог, дыханье чувства, отпечаток страсти – всё, что словами выразить не смог, то музыка пересказать была лишь властна…**
Многочисленные посетители не могли оторвать глаз от юной пианистки. Их завораживала эта девушка, загадочная и привлекательная, и Юн Со тоже стал жертвой её обаяния. Хана в простом облегающем платье с открытыми плечами была очень красива какой-то застенчивой красотой, и даже с растрепавшейся причёской выглядела очаровательно. Мэй, душа в себе клокочущую ревность, видела со стороны, с какой любовью её сестра смотрела на элегантно одетого Юн Со. И его взгляд, обращённый к ней, был полон обожания. Эти двое любили друг друга, это было очевидно. Каждый бы это заметил. Но Мэй не любила проигрывать, и была настроена любым способом отвоевать Юн Со у своей сестры.
Сдерживая набежавшие на глаза слёзы, она решительно подошла к столику Юн Со и опустилась на высокий табурет рядом с ним. Он не обратил на неё внимания.
- Мне нужно тебе кое-что сказать, - вкрадчиво проговорила она.
- Говори, - произнёс Юн Со, не отвлекаясь от сцены и не сводя с Ханы влюблённых глаз.
- Ты и правда думаешь, что я отпущу Хану из клуба?
- Нет, - как-то безразлично ответил он. - Пусть остаётся. Не прогоняй её отсюда. Мы будем встречаться с ней здесь. Это весело, - сказал он, мечтательно улыбаясь. - Тише. Дай мне послушать музыку.
- Хорошо. Я проиграла. Я отпущу Хану из клуба, - вдруг сдалась она. Но Юн Со понимал, что это неспроста. Он перевёл свой сомнительный взгляд на Мэй.
- На каких условиях? – спросил он.
Она пригласила Юн Со в свою квартиру и там перед его глазами уничтожила договор, заключённый с сестрой.
- Теперь Хана свободна, - сказала она, демонстративно разрывая бумагу.
- Это от чистого сердца? – спросил Юн Со, не доверяя этой девушке. - Или просто изменение стратегии?
Она подошла к нему ближе так, что Юн Со непроизвольно отшатнулся, и, поглощая его взглядом, прошептала: - Могу же я сделать, что-нибудь приятное для своего любимого?
- Сколько тебе нужно? – спросил Юн Со, отвернувшись от её лица.
- Деньги?.. Деньги я тебе и сама могу дать, - усмехнулась Мэй.
- Тогда, что ты хочешь? – повысил голос Юн Со.
- Я... стала любовницей старикашки всего в 20 лет, - начала она снова уже знакомую ему песню. - Ты хоть понимаешь, что я чувствую? – перешла она на жалобный тон. - Можешь понять чувства женщины, обнимающей человека, которого она даже не любит! Мне же всего 20 лет,.. - всхлипнула она. - Я просто хочу, чтобы меня обнимал любимый человек. Я начинаю сходить с ума, как только начинаю размышлять о своей жизни, - она отвернулась от него и горько заплакала. Но её, казалось бы, искренние слёзы совсем не тронули Юн Со.
- Прости, - хладнокровно промолвил он, глядя в её затылок.
Мэй снова развернулась к нему. Она смотрела в его недоверчивые глаза, и ей хотелось только одного - впиться губами в его губы, прижаться к нему своим телом, сделать его своим, и она, сквозь слёзы взмолилась:
- Хотя бы один раз... Я не прошу больше. Даже если это будет ложью! Обними меня! Поцелуй меня! Люби меня… - упрашивала она его, готовая положить свою гордость к ногам любимого мужчины.
Юн Со, помедлив несколько секунд, подошёл к ней ближе, протянул руку и заботливо стёр со щеки солёную влагу.
- Кого ты пытаешься обмануть? Зачем ты это делаешь? – дрогнувшим голосом спросил он.
- Никто... Потому что никто никогда не любил меня! - пробормотала она мокрыми от слёз губами.
- Это потому что ты сама никого никогда не любила, - тихо проговорил он, пытаясь понять, что происходило в душе девушки.
- Всё, что я сейчас сказала, каждое слово, это правда! Юки... Ты примешь мою любовь? Только ты... ты можешь понять мои чувства... – с надеждой спросила она, заметив, как изменился его взгляд.
Она плакала так правдиво, такими искренними были её признания, что Юн Со, всё же поддавшись её эмоциям, пожалел девушку и приобнял её, позволив ей прижаться к своему плечу. Но Мэй, почувствовав его слабинку, налегла на него и подтолкнула к дивану. От неожиданности Юн Со попятился, сделал шаг назад, нога его ударилась о низ дивана и он, потеряв равновесие, упал спиной на сиденье, увлекая за собой Мэй. Упираясь в его плечи руками, она тут же прижала его к подушкам и склонилась над ним, пытаясь поцеловать. Он отчаянно увёртывался от её рта, сжимал губы, отстраняясь от Мэй, но никак не мог оторвать её от себя. У девушки было преимущество верхнего борца, и она, придавив Юн Со своим телом, настойчиво пыталась завладеть его губами. Её требовательные губы скользили по его лицу, иногда попадая в цель. Наконец, схватив её за плечи, он оторвал от себя девушку, отвернувшись от её лица, и в это время дверь в спальню открылась. Они оба замерли, обратив своё внимание на вошедшего в комнату босса, в сопровождении охраны. Ему со стороны могло показаться, что он помешал любовникам, застав их во время тайного свидания.
- Господин! – испуганно воскликнула Мэй, слезая с Юн Со, и бросилась ему в ноги, упав на колени. Но тот ничего не хотел слушать и твёрдо приказал ей: - Выметайся.
Позже, оставшись с Юки наедине, босс налил в широкий стакан виски и протянул ему, чтобы он пришёл в себя после неприятной сцены. Юн Со, стоя перед ним на коленях со склонённой головой, залпом выпил предложенный напиток и поставил опустошённый стакан на журнальный столик.
- Если хочешь, я могу отдать тебе Мэй, - с пренебрежением предложил ему Бо Су. - Хочешь - забирай.
- Нет, - твёрдо отказался от его предложения Юн Со, не поднимая головы.
- Значит, это всё устроила Мэй? – сомневаясь в порядочности своей молодой сожительницы, спросил босс.
- Мэй ни в чём не виновата, - уклончиво ответил Юн Со, пытаясь выгородить девушку, которая его умышленно спровоцировала.
- Я-я-ясно, - протянул Бо Су, подозрительно хихикнув. - Давай просто пока забудем об этом. Всё ещё не собираешься уехать в Корею? – спросил он, сменив тему разговора.
- Нет, сэр, - подтвердил Юн Со.
- Твоя жизнь в опасности. Почему ты не хочешь уезжать? – поинтересовался у него босс.
- Из-за человека, которого я люблю, - признался Юн Со.
- Мэй? – уточнил Бо Су.
- Нет…
- Значит,.. это та самая пианистка, – почёсывая лоб, сделал свой вывод Бо Су, пристально глядя на Юки.
У Юн Со дёрнулась бровь, он медленно поднял голову, переведя на босса тревожный взгляд, поражаясь его осведомлённости.
- Я предчувствовал. Только Юки может рисковать собственной жизнью ради любви. Можешь мне её показать? Я должен взглянуть на возлюбленную Юки, - снова захихикал Бо Су, не сводя со своего преемника пытливых глаз.
Юн Со внутренне сжался в комок, понимая, как близко подобралась к его Хане опасность…

______________________________
* - Автор: lucia2710
** - © Copyright: Татьяна Юношева

__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Roxy (26.08.2018)
Старый 29.08.2018, 11:40   #57
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,108
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,130
Поблагодарили 33,812 раз(а) в 3,285 сообщениях
Репутация: 192915
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...

35. День совершеннолетия

- Раз! Два! – одноклассники Ханы, разодетые в красочные кимоно по случаю дня совершеннолетия*, выстроились на лестнице отеля для группового фото.
- Подождите! Подождите! Хана! – воскликнула Мика и сбежала по ступенькам вниз. Её подруга стояла одна в стороне и кого-то выглядывала. - Хана, пошли фотографироваться с нами! – Мика потянула её за руку, но та, словно не замечая её, осталась на месте и только грустно улыбнулась подруге. Сообразив, что Хана ждёт Юн Со, Мика засыпала её вопросами: - Так, что случилось между тобой и Юн Со? Что произошло между вами? Почему ты молчишь? – тормошила она подругу, понимая, что у неё совсем непраздничное настроение.
- Аааа! Рю! Рю-семпай! – закричали ребята и замахали руками, приветствуя старшего товарища, когда он поднялся к ним с большим букетом цветов.
- Поздравляю, - он подошёл к нарядной Хане и протянул ей цветы.
- Спасибо Вам, - благодарно кивнула она в ответ, приняв из его рук букет.
- Мои родители ждут тебя, - серьёзно сказал он и, склонившись к её лицу, тихо спросил, - Ты же не откажешься встретиться с ними?
- Замужество? Это замечательно! Они, наконец-то, поженятся! – радостно закричала Сакуро, ставшая свидетелем их разговора.
- Я подожду тебя внизу, - сказал Рю, и вся толпа одноклассников поспешила за ним, оставив подружек одних.
Юн Со, находясь за пределами гостиницы, наблюдал за происходящим в окне, любуясь нарядной Ханой с улицы. Какая же она была красивая во взрослом бело-красном праздничном кимоно**
- Братик! Юн Со! Юн Со! – обрадованно крикнула Хана через стекло, завидев его, и стала махать ему рукой. Мика тут же от радости запрыгала на месте.
- Разве моя сестра не красавица? – довольно улыбаясь, сказал Юн Со и помахал ей в ответ.
- Да, - согласился с ним Ивао. - У неё такое же чистое сердце, как снег…
Настойчивый телефонный звонок прервал любование Ханой и Юн Со приложил трубку к уху.
- Юки, - услышал он знакомый голос, и улыбка мгновенно сползла с его лица.
- Шимада? - узнал он своего врага. Ивао насторожился.
- Твоя сестрёнка на самом деле очень красивая. Сегодня день её совершеннолетия, да? – поинтересовался он и глаза Юн Со расширились от ужаса.
- Если хоть пальцем тронешь Хану, ты – труп, - угрожающе процедил сквозь зубы Юн Со. - Давай встретимся. Сегодня.
- Сегодня? Хорошо, – усмехнулся японец и отключился.
- Я встречусь и поговорю по душам с Шимадой! – грозно сказал Ивао, но Юн Со отрицательно покачал головой.
- Я пойду сам.
- А если Шимада откажется? – взволнованно спросил Ивао.
- Тогда мы умрём вместе. Ради Ханы,.. - твёрдо ответил Юн Со, задумчиво наблюдая за счастливой вознёй девушек за стеклом.

- Прости, что вынуждаем тебя выходить замуж в столь юном возрасте, - обратилась к Хане мать Рю, когда они собрались вчетвером за обеденным столом. - Рю наш единственный сын, ты же понимаешь?
- Да, - кивнула головой девушка, скромно улыбнувшись.
- Мы с твоим отцом хорошо ладили, пока он был жив, - сказал отец Рю. - Он очень помог нам, когда мы строили гостиницу в твоём родном городе. Он был добрым и отзывчивым человеком.
- Жаль его. Наверное, такая уж у него была судьба, - вздохнула мать.

Душа Юн Со разрывалась от противоречий. Он чувствовал себя непобедимым и уязвимым одновременно, им вдруг овладело щемящее чувство тревоги. Ещё совсем недавно его жизнь ничего не стоила, и он совершенно не дорожил ею, но теперь, когда Хана стала её смыслом, всё изменилось. Ничего на свете он не хотел так сильно, как быть с ней, хотел сделать её жизнь счастливой и безопасной. Но для этого он сам должен быть чист и свободен от сдерживающих уз. Поэтому он принял твёрдое решение порвать с криминалом, пусть даже ценой своей жизни. Это решение далось ему нелегко, но другого выхода всё равно не было – либо тюрьма, либо жизнь без любимой женщины в банде, пока неминуемая смерть сама не настигнет его.
Он вымыл руки и насухо вытер их. Развернул плотную ткань и достал из неё нож в деревянных ножнах. Отключил телефон…

Безуспешно пытаясь дозвониться до Юн Со, Мэй решительным шагом влетела в холл гостиницы и сразу набросилась на Хану, которая в компании Рю и его родителей выходила из ресторана. Она решила, что Юн Со скрывается от неё, и Хана поможет связаться с ним.
- Ты должна знать, где он! Я должна найти его! – она оттолкнула сестру от родителей и, схватив за плечи, затрясла её, требуя немедленного ответа. - Мне нужно сказать ему что-то важное! – не стесняясь присутствующих, кричала она на весь холл.
Почувствовав назревающий скандал, вездесущий управляющий в сопровождении клерков тут же окружили собравшихся.
- Мэй! Что ты хочешь сделать? – остановил её Рю, оттеснив от Ханы.
- Спуститесь на землю, Рю-семпай! – воскликнула Мэй, оттолкнув от себя его руки. - Эта девчонка... Она живёт с Юки!
Она снова схватила потупившую взгляд сестру и сильно её тряхнула, выбивая из неё признания: - Я вру? Скажи, что я не права? Почему ты не пришла в клуб вчера? Это Юки сказал тебе не приходить? Я предупреждала тебя не появляться ему на глаза! Тебя совсем не волнует, что с ним может случиться? – истерично закричала она.
- Уберите её отсюда, немедленно, - приказал Рю подоспевшим охранникам.
Они схватили истошно кричавшую «Отпустите меня!» девушку и выставили её на улицу.
- Милый? – растерянно обратилась мать Рю к своему супругу.
- Клуб? Эта девушка говорила правду? И кто такой Юки? – повысив голос, спросил отец у Ханы и Рю, стоявших рядом плечом к плечу. Он не сводил своих подозрительных глаз с дочери старого приятеля.
От стыда Хана не знала, куда себя деть. Она была готова провалиться сквозь землю.
- Это постоялец, за которого отвечала Хана. Недавно из-за них в гостинице произошёл скандал, - не упустил возможность проинформировать владельца отеля управляющий. - Хана называла этого постояльца братом. Но, по слухам, она на самом деле любит его, - незамедлительно выдал он расползшиеся по гостинице слухи, лебезя перед хозяином.
- Папа, я позже тебе всё объясню, - спокойно попросил отца Рю, отказываясь прилюдно выяснять отношения.
- Хана, этот мужчина говорит правду? – обращаясь к его девушке, настаивал отец, желающий немедленно узнать правду.
Хана, чуть помедлив, склонила голову и призналась: - Это правда…
В это время Юн Со, разыскивая Хану, спустился с эскалатора в холл и стал свидетелем неприятного инцидента. Наблюдая со стороны, в каком компрометирующем положении оказалась она, поспешил ей на помощь.
- Я брат Ханы, - представился он родителям Рю и поклонился им в пояс. Он опустился на колени и объяснил: - Из-за того, что я не мог как следует обеспечивать её, я не мог позаботиться о своей сестре. И ей пришлось играть на пианино в клубе. Но сейчас она уже не работает там. Это моя вина. Пожалуйста, простите меня. Кроме того, люди не правильно поняли ситуацию. Было время, когда я любил Хану, но это уже в прошлом.
Хана, не веря своим ушам, смотрела на него чуть не плача. Опять он отказывался от неё как от любимой девушки, представляя только своей сестрой. Она видела, что и ему нелегко давалось признание, его подбородок задрожал, но он упрямо продолжил:
- Для Ханы, которая потеряла обоих родителей, я был единственным братом, вот и всё. Мы… дети одних родителей… но не любовники.
Хана не выдержала и упала рядом с ним на колени, схватив его за рукава пальто.
- Братик… Братик… - роняя слёзы бормотала она, не находя слов.
- Хана самый искренний и добрый человек, - проговорил Юн Со, стараясь не обращать на её слёзы внимания, хотя у самого всё переворачивалось внутри. - Я отлично это знаю,.. как брат. Пожалуйста,.. – запнулся он, еле сдерживаясь, чтобы не расплакаться при всех. – Пожалуйста… позаботьтесь о ней, - обратился он с просьбой к родителям Рю.
- Пожалуйста, перестань, братик! Прошу тебя! – заплакала Хана, понимая, что он сознательно публично отказался от неё в пользу Рю, но не понимала, почему он это сделал.
- Поговорим об этом позже, - ответил обескураженный отец, и все разошлись, оставив Хану и Юн Со вдвоём.
И только, оставшись вместе с ней наедине, Юн Со позволил своим чувствам выплеснуться наружу и слёзы скатились из его глаз.
- Братик… Юн Со… - шептала Хана, не находя объяснений, ради чего они оба должны испытывать такие страдания, если любят друг друга.
- Прости, что тебе пришлось пережить всё это, - пытался он улыбнуться сквозь слёзы, несмотря на скорбь, пожирающую его изнутри.
Хана замотала головой.
- Почему ты извиняешься? Это же я виновата. Почему? - вглядывалась она в его, сверкающие от чрезмерной влаги, глаза, но не находила в них ответа.
- Иди к Рю, - тихо сказал Юн Со и заботливо утёр её лицо от слёз.
- Ты куда-то уходишь? – взволнованно спросила Хана.
- Мне нужно закончить одно дело. Без меня не обойдутся, - неопределённо ответил он и усмехнулся, стараясь выглядеть уверенно.
- Нет, ты не можешь уйти! Ты не можешь! – замотала она головой, удерживая его за руки, словно предчувствовала что-то опасное.
Подбородок Юн Со снова вздрогнул и, нервно сглотнув, он пообещал: - Я позвоню тебе.
Он поднялся с колен и быстро направился к выходу. Хана бросилась за ним следом.
- Ты не можешь уйти! Ты не можешь так просто уйти! Братик! Братик! – умоляла она его остаться, хватая за пальто.
Юн Со остановился и повернулся к ней. Он обнял её лицо ладонями и, глядя в заплаканные глаза, с улыбкой на губах уверенно сказал: - Я вернусь. Ты веришь мне?
_____________________

* День совершеннолетия — государственный японский праздник, который отмечается всеми японцами, которым со 2 апреля предыдущего года исполнилось или до 1 апреля текущего года исполнится 20 лет.
** Традиция праздника, дня совершеннолетия, связана со сменой одежды. Юношам и девушкам родители обязательно готовят праздничный взрослый наряд.

__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь

Последний раз редактировалось SerjAnd; 30.08.2018 в 09:38.
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Roxy (30.08.2018)
Старый 29.08.2018, 11:46   #58
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,108
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,130
Поблагодарили 33,812 раз(а) в 3,285 сообщениях
Репутация: 192915
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...

Юн Со остановился и повернулся к ней. Он обнял её лицо ладонями и, глядя в заплаканные глаза, с улыбкой на губах уверенно сказал: - Я вернусь. Ты веришь мне?
«Куда он собирается? Почему он так упорно старается выдать её замуж за Рю? Почему он плачет?..» - Хана мучилась догадками и, задумавшись на секунды, упустила время, когда Юн Со, оставив её, вышел из гостиницы.
- Братик! Братик! – опомнившись, она выскочила через крутящиеся двери, но Юн Со уже успел сесть в подъехавший ко входу автомобиль, который сразу же рванул с места.
- Братик… - расстроенно пробормотала Хана, даже не обратив внимания на стоявшего у колонны Рю.
- Хана, - окликнул он её и взял за руку.
Она покачала головой: - Нет. Я должна остановить его, - сказала она, провожая глазами отъехавшую машину.
- Что происходит? – сердито поинтересовался он.
- Я сама не понимаю. Но я не могу… отпустить его вот так… - бормотала Хана, отводя от него свой взгляд.
- Ты всё ещё любишь Юн Со? Ответь мне! – встряхнул он поникшую девушку.
- Прости. Прости меня. Прости… - повторяла она, не сдерживая своих слёз.
- Ответь мне! Ответь мне! – Рю усиленно тряс её за плечи, уже не контролируя своих эмоций.
- Да, люблю, - наконец, ответила Хана. - Как это ни трудно, но я больше не могу отрицать это.
Она подняла голову и, смотря ему в глаза, призналась: - Я люблю его. Я люблю Юн Со.

Машина везла Юн Со на встречу с Шимадой. Он не знал, чем она может закончиться и сможет ли он ещё увидеть Хану. Он не хотел загадывать наперёд, на всё воля божья.
«Я буду защищать тебя. Доверяй мне. Всегда.» - он обещал это Хане и верил, что так и будет. Прикрыв глаза, он прислонился головой к окну и постарался расслабиться, поглаживая пальцами мамин крестик…
Да, крестов было два – у Юн Со - мамин, с которым он не расставался с момента прощания с Ханой, когда она вернула его ему обратно перед своим отъездом в Токио, и второй – точная копия первого, его личный крест, данный ему при крещении. Именно этот он оставил когда-то на дереве в надежде, что Хана однажды найдёт его, и он будет защищать её вместо него. Спустя два года так и вышло, и с того дня с ней всегда была его сокровенная частичка.
__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Roxy (30.08.2018)
Старый 14.09.2018, 15:44   #59
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,108
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,130
Поблагодарили 33,812 раз(а) в 3,285 сообщениях
Репутация: 192915
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...

36. Сделка жизни

- Это опасно, - с тревогой в голосе произнёс Ивао, тронув Юн Со за рукав, всё ещё надеясь, что он передумает.
- Если я не вернусь,.. я хочу, чтобы ты позаботился о Хане, - твёрдо ответил Юн Со, стараясь не смотреть на своего друга, и уверенным шагом спустился вниз к причалу, где на территории портовых складов была назначена встреча с Шимадой. Его сразу же окружили рокеры и сопроводили к месту. Люди Шимады схватили Юн Со за плечи и опустили на колени. Якудза не замедлил появиться на лестнице и быстро спустился с верхнего уровня вниз. Противники пересеклись взглядами и Шимада злорадно заулыбался. Он подошёл к Юн Со и, проведя пальцами по его щеке, резким движением вздёрнул его подбородок вверх.
- Что ты хочешь? – спросил он, разглядывая его волевое лицо.
Вместо ответа Юн Со схватил его руку и сжал кисть своими ладонями. – Шимада, давай вместе сдадимся полиции, - рискнул он предложить ему.
Шимада со злостью выдернул свою руку.
– А это не я задолжал боссу, а ты. Как собираешься с долгом расплачиваться? – спросил он, сощурив глаза.
- Я сделаю всё, что ты захочешь, - пообещал ему Юн Со, согласный на любые его условия.
- Отдай мне самое драгоценное, что у тебя есть, - с ехидной ухмылкой предложил ему Шимада.
- Нет! – задохнулся от негодования Юн Со. Расширенными от ужаса глазами он смотрел на своего противника.
- Если тебя не устраивают условия сделки, проваливай! – выкрикнул ему в лицо Шимада. - Я уничтожу то, что дороже тебе больше всего на свете.
Не отводя от него своего взгляда, Юн Со достал из-под пальто деревянный футляр, приоткрыл его и протянул Шимаде.
- Пожалуйста, давай всё решим здесь и сейчас. Сделай со мной всё, что пожелаешь, - он склонился головой до земли.
Раздумывая несколько минут, Шимада мерил шагами, окружённое рокерами, пространство, то и дело поглядывая на покорно склонённого перед ним противника. В итоге он взял из его рук нож. Юн Со поднял голову, медленно выпрямился, не поднимаясь с колен, и снял с себя пальто...
Узкое лезвие быстро и легко вошло в живую плоть, и Юн Со скривился от пронзающей его боли. Перед глазами потемнело и его накрыло немыслимым, непостижимым холодом.
«Бра-тик, я лю-блю те-бя… Братик, с днём рождения!.. Братик, пожалуйста, не умирай...» - в одно мгновение в его мыслях пронеслись самые дорогие его сердцу моменты, когда Хана, окружая его вниманием и заботой, выказывала свою любовь к нему. Его Хана… Ради неё, ради её жизни он, стиснув зубы, был готов на всё…

Вечером Хана вернулась с работы в пустой дом Юн Со. Весь день её не покидало щемящее чувство тревоги за него, и она чуть не плакала. Заметив возле входа велосипед, она решила дожидаться Юн Со во дворе. Крутить педали, наматывая круги вокруг маленького, заснувшего на зиму фонтанчика перед крыльцом, ей было легче, чем в нетерпении бегать от окна к окну, высматривая его. Если бы так же легко можно было отделаться от давящего чувства вины, что рвало её сердце на части. Это она виновата в его нескладной жизни, это она разбила его сердце, не желая признаться в своих чувствах, которых он так ждал от неё… - «Не обманывай меня! Скажи правду! Ты любишь меня? Ты же любишь меня!..»
Но она безжалостно отвергла его - «Братик, я не люблю тебя...»
«Врёшь! Врёшь! Ты врёшь!..» - рыдал он, отказываясь верить её словам. Но она оттолкнула его.
«Ты хоть понимаешь, что значишь для меня?.. Ты единственная, кто полюбил меня… Ты не отвернулась от меня... Ты всегда была на моей стороне... Ты единственный человек на Земле, кто по-настоящему любит меня…» - как он молил её о признании, но она не послушала своё сердце…
Если бы так легко можно было отделаться от давящего чувства вины…
Педали вращались всё быстрее и быстрее, слёзы застилали её глаза, стекая ледяными ручейками по щекам. Мокрые губы шевелились, беспрестанно произнося как мантру: - Я люблю тебя… Я люблю тебя, Юн Со... и больше не хочу прятаться. Я больше не хочу чего-то бояться. Я не хочу снова оставлять тебя в одиночестве. Когда ты вернёшься, я скажу тебе…
Она остановилась и, вглядываясь вдаль дороги, повторила: - Я люблю тебя, Юн Со…

Отдёрнув от противника руку, Шимада швырнул окровавленный нож в сторону. Юн Со осел на четвереньки. Превозмогая разливающуюся по телу боль, обливаясь ледяным потом и прерывисто дыша, он хрипло пробормотал: - Здесь... я выполнил все свои обязательства…
- На сегодня достаточно! – крикнул ему Шимада, поднимаясь по лестнице вверх. Притормозив на пару секунд он обернулся к Юн Со и предупредил его: - Но если я встречу тебя в следующий раз... и убью, то это будет по приказу шефа. Ничего личного. Мы все не более чем марионетки босса.
- Надеюсь, этого не случится. Но если я… увижу тебя рядом с Ханой,.. никогда этого тебе не прощу, - с придыханием проговорил Юн Со сквозь зубы.
Японец, изумлённый его угрозой, презрительно хмыкнул и из-под сурово надвинутых бровей взглянул на слабеющего противника. Он сделал знак рукой своим людям, и они скоро покинули это место.
Теряя силы, корчась от боли, Юн Со рухнул на землю.

Хана, как заведённая, крутила педали всё сильнее и сильнее и, сжимая в пальцах его крестик, исступлённо шептала «Я люблю тебя… Я люблю тебя, Юн Со…» Вдруг велосипед потерял управление и она упала, крестик выскочил из её руки и отлетел в снег. Она судорожно схватила его, сжала в кулаке, сочтя это за плохую примету.

Юн Со приложил руку к ране, пальцы тут же увязли в горячей липкой жиже. Нужно было встать, и заставить себя идти – пока его найдёт Ивао, он потеряет время. Процесс подняться на ноги, занял, наверное, целую вечность. Но он справился, упрямо сжав губы и собрав в себе все силы. Держась за раненый бок и опираясь о стены, падая и поднимаясь вновь, он медленно двинулся к выходу.

Юн Со так и не появился и Хана, ожидая его в доме, задремала, уронив голову на сложенные на крышке рояля руки. Вдруг она подняла голову и замерла, гадая, не послышался ли ей шум подъехавшей машины. Она обернулась на входную дверь и за стеклом увидела Юн Со. Она заметила, как сверкнули в темноте его белые зубы, когда он улыбнулся ей, пытаясь взять себя в руки. Не чувствуя ног, она бросилась к нему.
- Юн Со! – прошептала она дрожавшими губами, разглядывая его измождённое и посеревшее лицо. Он еле держался на ногах, но был живой и улыбался ей.
Он сам открыл дверь и медленно вошёл в дом. Она не могла поверить, что это не сон, пока не оказалась в его руках и не прижалась лицом к его плечу. Но вместо его крепких объятий, она почувствовала, как Юн Со ослаб и вдруг стал таким тяжёлым, что она не смогла удержать его и он обессиленно упал на пол. Она не понимала, что происходит.
- Братик! – вскрикнула она и присела возле него, касаясь его руками. Полы пальто распахнулись, и над брючным ремнём она увидела узкую кровавую рану. Она перевернула свою кисть – ладошка была выпачкана в крови.
- Братик! Юн Со! – завизжала она, оглядывая обездвиженное тело.
Входная дверь в это время распахнулась, и в дом зашёл Ивао, за ним - незнакомый мужчина с объёмным саквояжем. Ивао помог Хане подняться и вместе с доктором они перевели Юн Со в спальню.
- Больше похоже на ножевое ранение, - испуганно проговорил доктор, осматривая рану Юн Со.
- Он попал под машину, - невозмутимым тоном пояснил Ивао.
- Но эта рана, - настаивал доктор, обернувшись на высокого мужчину. Дело было нечисто и попахивало криминалом. Этот незнакомец выдернул его из постели, ничего толком не объяснив, но посулил ему немалые деньги за помощь и он согласился.
- Он попал под машину, - повысил голос Ивао, глядя непроницаемым взглядом на колеблющегося врачевателя, и почтенно склонился перед ним в поклоне.
Твёрдый взгляд и угрожающий тон голоса этого высокого гражданина были настолько убедительны, что доктор смиренно принялся за своё дело, и вскоре Юн Со с перебинтованным животом спокойно спал в своей постели. Хана сидела у изголовья кровати и гладила его короткостриженый ёжик на голове. Хана совсем ничего не знала о его настоящей жизни. Она не знала наверняка, но, сопоставляя факты – то, что Юн Со не учился и нигде не работал, жил богато и полученное этой ночью ножевое ранение – понимала, что его жизнь могла быть связана с криминалом и очень сильно испугалась.
- Юн Со... Это произошло из-за меня? – тихо проговорила она. – Я… не смогу быть с тобой, если так будет продолжаться. Теперь, когда я, наконец, набралась смелости любить тебя… я хотела признаться тебе сегодня. Но теперь не могу...
Она не ожидала от него ответа, но Юн Со зашевелился, протянул к ней руку, разлепил ссохшиеся губы и прошептал: - Хана… Хана...
- Братик... – она нежно сжала его ладонь и заплакала.
- Не плачь, - пробормотал он, приоткрыв глаза.
- Значит, не заставляй меня плакать! – вскрикнула она. - Перестань скрывать от меня правду. Прекрати защищать меня. У тебя тоже были трудные времена. Ты тоже плакал…
- Хорошо, - согласился Юн Со, тяжело дыша. - Я признаюсь тебе. Но это будет непросто сделать. И займёт некоторое время, но… мы ведь никуда не торопимся? – он повернул к ней голову, сделав попытку улыбнуться.
Хана замотала головой. – Нет. Нет. С этого момента можешь делиться со мной своей болью. Я всегда буду тебя поддерживать. Обещай, что всегда будешь со мной. Обещай, что мы никогда не расстанемся. Обещай мне это!
- Улыбнись, - тихо проговорил Юн Со, не сводя с неё затуманенного взгляда.
- Нет, - Хана упрямо замотала головой. – Пообещай, - попросила она, сжимая его руку.
- Улыбнись, - чуть громче повторил Юн Со.
- Пообещай мне, - повысила голос и Хана, настаивая на своём.
- Улыбнись! – твёрдо потребовал Юн Со и она сдалась, выдавливая из себя улыбку сквозь постоянно наворачивающиеся на глаза слёзы.
- Хорошо, - улыбнулся ей в ответ Юн Со. - Улыбайся. Улыбка делает тебя ещё симпатичней, Хана…
Под утро, когда Хана мирно спала в его кровати, Юн Со сделал один важный звонок.
- Организуйте мне встречу с боссом. Как можно быстрее...
__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
desire82 (17.09.2018), Roxy (15.09.2018)
Старый 16.10.2018, 15:52   #60
Semper fidelis...
 
Аватар для SerjAnd
 
Регистрация: 09.06.2007
Адрес: вМКАДье
Сообщений: 6,108
Записей в дневнике: 18
Сказал(а) спасибо: 10,130
Поблагодарили 33,812 раз(а) в 3,285 сообщениях
Репутация: 192915
Получено наград:
По умолчанию Когда выпадет снег...

37. Звёзды для Ханы ¯\_(ツ)_/¯
Свет вдохновенной звезды твоей
Ночь наполняет надеждами
На счастливые дни...
А. Розенбаум
Рана Юн Со оказалась нетяжёлой, он быстро поправлялся и уже через пару дней был на ногах. Он снова был готов на великие поступки и сразу же решил устроить Хане самое настоящее романтическое свидание.
Новый день встретил влюблённую парочку ясным солнечным утром с колокольным звоном маленькой церквушки, расположенной возле дома, и Хана была преисполнена самых сладких мечтаний и благородных стремлений. С самого раннего утра она помогала Юн Со привести себя в порядок. Уложив его на полу ванной комнаты и пристроив голову на своих коленях, она самозабвенно намыливала его волосы, вкладывая в эти простые движения всю свою любовь и заботу. Подняв кверху глаза, Юн Со наблюдал снизу за её лёгкой улыбкой на сосредоточенном лице. Свисающий с её шеи крестик, постоянно касался то его носа, то лба, и Юн Со наслаждался этим умиротворяющим мгновением. Он разглядывал её милое лицо, пытаясь запомнить выражение глаз, форму носа и линию чувственных губ, и мысленно обращался к ней: «Хана, я часто вижу один сон. В нём ты радостно улыбаешься, совсем как сейчас. Сколько ещё времени пройдёт, прежде чем я стану достойным человеком? А пока, я хочу сохранить в своей памяти всё - твои глаза, губы, нос. Твой образ навсегда останется в моей памяти...»
Заметив на себе его внимательный взгляд, Хана смутилась и, приняв серьёзный вид, деловито сказала: - Закрой глаза, а то мыло попадёт.
Юн Со нравилось, когда Хана смеялась и, чтобы рассмешить её, пошутил: - Если смотреть снизу, ты такая страшная.
Хана, конечно, поняла его шутку, но изобразив обиду, намылила ему в ответ лицо. Уворачиваясь от её шаловливых рук, Юн Со неудачно повернулся на бок и застонал.
- Ах, ах, братик, всё в порядке? – испугалась она, что причинила ему боль, и обняла за голову, склонившись над ним.
Её лицо было так близко, что он ощущал её дыхание. Ему страстно хотелось поцеловать её. Ещё никогда в жизни он не жаждал поцелуя так, как сейчас, и никогда его так не боялся. Боялся, что чувства, захлестнувшие их обоих, не позволят ему довести задуманное дело до конца. Он ничего не знал, что будет с ним завтра… И всё-таки, и всё-таки он знал, что и завтра, и послезавтра, и всегда будет любить Хану, что бы ни случилось.
«Хана, когда мы в следующий раз встретимся, я не позволю тебе плакать. Улыбнись…» - он озорно подмигнул ей глазом и широко улыбнулся.

Пока Хана и Юн Со возились в ванной, его телохранители наводили порядок в доме, Ивао заправлял на кухне. Конечно, о предстоящем свидании он узнал из первых уст и сразу же оповестил об этом свою дружину и они приняли самое активное участие в организации их свидания и заранее распланировали их день.
- Этот день должен стать похожим на сказку. Девушка получит всё, что только пожелает. Это их первое настоящее свидание. Поняли? – в приказном тоне заявил Ивао своим подчинённым.
- Да, сэр! – ответили хором парни.
- Есть какие-нибудь предложения? Только необычные! Мы должны придумать что-то из ряда вон выходящее, - спросил он.
- Необычные? – задумались охранники.
- Сэр! На сколько я помню, в сказках,.. – нашёлся один, - из книги всегда появляется принц.
- Принц у нас уже есть, - ответил Ивао, - одного вполне хватит.
- Может, закажем им номер в отеле? – предложил другой.
- Ну,.. это слишком банально, - ответил третий. - Может, придумать что-нибудь посолиднее?
- Посолиднее? Звёзды? Луна? – предположил четвёртый. - Да! То, что надо! Хотя и выглядит неправдоподобно, но девушкам нравится! Звучит, конечно, дико, но все девушки только об этом и мечтают! Давайте достанем ей звезду с неба! – и все дружно, как по команде, устремили глаза к чистому ясному небу.
- Вот оно!!! – обрадовался идее Ивао. - Достанем ей звезду с неба!
- Звезду-у-у, - мечтательно протянули охранники.
- Если босс Юн Со попросит, мы достанем звезду даже в солнечный день! – остановился на этой идее Ивао.

Ближе к вечеру Юн Со с Ханой вышли из дома. Напротив входа их ждал белоснежный автомобиль. Хана в недоумении взглянула на Юн Со. Тот, словно не понимая, откуда взялся автомобиль, наигранно развёл руками и пожал плечами. Украшенный разноцветными воздушными шарами и золотистыми лентами, он был готов доставить своих пассажиров к месту свидания. Но что-то пошло не так и Хана, взяв Юн Со под руку, предложила: - Пошли?
Ей не хотелось в этот день помпезности. Ей хотелось провести этот вечер, медленно бродя по улицам и крепко держась за его руку.
- Хорошо, пошли, - немного растерявшись, согласился Юн Со и они побежали на автобусную остановку.
- Всем внимание! Они сбились с курса! По машинам! – передал Ивао по рации своим подчинённым, когда Юн Со с Ханой сели в автобус.
Погуляв по городу, Юн Со, согласно плану, привёз Хану на условленное место, но увидев открытый огороженный каток, пришёл в замешательство.
- О? Мы не туда попали? Вроде место правильное… - засомневался он, вскинув брови, и тут же во внутреннем кармане его пальто ожил мобильник. - Подожди-ка, - сказал он и достал трубку.
- Пойдём домой, - дёрнула его за рукав Хана. - Ты, наверное, устал сегодня от меня.
- Потерпи немного, - шепнул ей Юн Со и ответил на звонок. - Алло?
- Сзади, - услышал он всего одно слово и обернулся. На балкончике павильона стояла команда его телохранителей во главе с Ивао, и все как один изображали движения фигуристов на льду. Это для Юн Со было сюрпризом. Он никогда не стоял на коньках, но переобувшись, смело вышел на лёд и, нетвёрдо держась на ногах, встал у ограждения.
Делая робкие шаги, еле передвигаясь вдоль поручня, Хана подошла к нему и, едва не упав, вцепилась руками в его пальто.
- Братик, научи меня. Я не умею… - надула она губы.
- Ладно, - деловито ответил Юн Со, - начнём с основных позиций. Сначала, расставь ноги на ширину плеч, - давал он советы с видом знающего человека. - Дай мне свою руку. Эту руку держишь вот так, - вытянул он её вперёд, - и не опускаешь. Корпус слегка наклони вперёд. И-и-и поехала! – он положил свою ладонь ей на спину, подталкивая вперёд.
- Подожди, подожди. А ты? – спросила Хана, но вместо ответа, Юн Со оттолкнул её от себя.
Проехав пару метров, Хана замахала в воздухе руками и с криком неуклюже упала на лёд, сильно ударившись пятой точкой.
- Братик, ты что? Мне же больно, - сморщилась она.
- Эй, эй! Вставай! – строго прикрикнул Юн Со и Хана медленно поднялась на ноги, но не удержавшись, тут же снова упала.
- Юн Со, иди же, помоги мне! – плаксивым голосом позвала она.
- Вставай! Сначала нужно научиться правильно падать, - учил её Юн Со, не отпуская поручень. Конечно, он, как и Хана, не умел кататься, но признаться ей в этом не смел. - Быстрее! Вставай!
Встав на ноги и проехав один метр, она снова плюхнулась на лёд.
- Братик! – захныкала Хана, потирая ушибленное место.
- Вставай! – приказал ей Юн Со.
Поднявшись на корточки, Хана двинулась к нему, отталкиваясь ото льда руками.
- Скажи мне правду, ты ведь и сам не умеешь кататься? – спросила она, еле-еле поднявшись на ноги, хватаясь за него руками.
- Я не умею? Ещё как умею! – засмеялся Юн Со. - Сюда. Пошли. Осторожней! – оттолкнувшись, он стал медленно передвигаться вдоль ограждения, стараясь сохранять устойчивое положение. - Ну?
Но ноги его не слушались, скользили и разъезжались в разные стороны и в итоге они вместе с Ханой завалились на лёд.
- Видишь? Говорила же, что не умеешь кататься! – воскликнула она.
- Я не умею? Посмотри, какая грация! – он неуклюже поднялся на ноги и, схватившись за поручень, поехал назад в полусогнутом состоянии. - Вот так. Опусти корпус и... Видела? Ну, и кто из нас не умеет кататься? Ух-ты! Я, и правда, хорошо катаюсь! – хохмил Юн Со.
Кое как, доехав до конца ограждения, он снова сполз на лёд.
- Хватит. Твоя рана ещё не до конца зажила, - строго сказала Хана, помогая ему подняться. Но Юн Со хорохорился, не желая показаться слабым.
- Отпусти! – оттолкнул он от себя её руки. - Ещё пять минут! - но его ноги снова разъехались и он стал падать, хватаясь за Хану. - Только пять минут… - пробормотал он, тисками вцепившись в неё.
- Нет ничего проще, чем научиться кататься на коньках! – усвоив основные навыки катания, Хана медленно выехала на середину катка. Юн Со, держась за её талию катился следом за ней.
- Разве это не моя заслуга? Вы только посмотрите, как хорошо Хана умеет кататься! Только не выпрямляй спину. Так ты не упадёшь, даже если сильно захочешь, - тащась за ней в полусогнутом положении, еле передвигая ноги, он не переставал давать ей советы.
Вдруг, потеряв устойчивость, он взмахнул руками, и, схватившись за пальто Ханы, повалился на лёд, увлекая её за собой.
- Почему ты отпустила мои руки? Я же сказал - не выпрямляйся! – проворчал он, обвиняя её в своей неуклюжести.
- Это всё из-за того, что ты тяжёлый! – вскрикнула она, сморщившись от боли.
- И? Как ты могла отпустить руки? – они поднялись на ноги и он снова прицепился к ней сзади. - Осторожней…
- Ты тяжёлый! Отпусти меня! – взмолилась Хана, стукнув Юн Со по рукам.
- Помедленней, помедленней! – бурчал сзади Юн Со, повиснув на ней мёртвым грузом.
Уже устав от насыщенной тренировки, оба еле держались на ногах. Сделав последний рывок вперёд, Хана споткнулась, и они снова вместе упали на лёд.
- Всё! Сегодня я больше не могу кататься, - выдохнул Юн Со, переводя дыхание. Он устало повалился на спину и, заложив руки под голову, предложил: - Давай займёмся чем-нибудь другим?
Приняв такую же позу, Хана пристроилась рядом с ним, устремив свой взгляд в тёмное небо.
- На небе ни звёздочки, - с сожалением вздохнула она.
- Звёзды? – уточнил Юн Со.
- Покажи мне звёзды нашего родного города, - попросила она.
- Звёзды нашего города? – переспросил он и извиняющимся тоном пробормотал: - Я… не могу...
- Нет, Юн Со может сделать это! Потому что для меня он сделает что угодно, - убедительно ответила Хана.

__________________
Жизнь, прожитая без неудач ~ неудачно прожитая жизнь
SerjAnd вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Метки
драма, любовь, отношения, трагедия, чувства

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 03:00.


Работает на vBulletin® версия 3.7.4.
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.
Перевод: zCarot

Обратная связь